Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Метафизика пыльных дней. Стихи
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2011, №4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Русская поэтическая регионалистика
Удмуртия

Алексей Сомов, Александр Корамыслов

Алексей Сомов

Адамович в Петрограде, 1923

                          ...несчастный Адамович в одних подштанниках, на коленках, хлюпал
                 по полу окровавленной тряпкой и выжимал её в ведро, пока другие рубили
                 и впихивали в корзину. Голову решено было бросить в прорубь, чтобы труд-
                 ней было доискаться, кто убитый.

и богтымой какой париж-берлин
какой там поздний завтрак с глебом струве
(ты говоришь сейчас мы всё устроим
ты говоришь не доверяй дверным
замкам в их ржавых скважинах остался
горелый запах мартовского льда)
я говорю тебе что на почтамтской
теперь всегда приёмная среда
там томный отвратительный красавец
поёт о сети шёлковой на бис
легонько клавиш розовых касаясь
и в сбитой юбке пьяная кассандра
читает про поэтов и убийц
там наискось плывущий потолок
и мелкий бисер меж твоих лопаток
и отовсюду алое текло
и виноградной патокою пахло
(а после сразу снова льдом горелым)
давай о красоте поговорим
бесстыжий отрок юркий раб галерный
игрушечный танцор без головы
поэта хорошо заводит режь
кромсай пили придерживай коленом
поэта далеко заводит раж
когда закат играет в окнах в прятки
не ал и не багрян а тускло-рыж
как кровь с отжатой тряпки


Немного о перспективах боди-мода

...А для патриотов, например,
художественные пролежни
самых разных форм, степеней и расцветок.
Чумные бубоны, массивные, как броши,
набор стерильных игл «Подвиг разведчика».

Также в ассортименте — изящные меховые колодки,
клеймение славянской вязью: «Я — хуйло», «ЗК».
Вырывание ноздрей,
кипящее олово в глотки,
фигурное усекновение языка.


Песня протеза

(Слушай песню ортопедического протеза сквозь толщу звуковых наслоений.
В ней — вековые претензии завшивевших городов и селений,
близоруких кухонь, немых вокзалов, ползущих во сне через прифронтовые снега.
Поёт протез, тупые клыки оскалив, подпевает ему липовая нога —

О.................................................................................................................

(Постарайся уловить это настроение, почувствуй битумные слёзы на щеках.
Теперь с тобой говорят промышленные строения в шлакоблочных пиджаках.
Вернее, не говорят, а, налитые бормотухой, выносящей последний мозг,
сучат артритной арматурой, головами мотают, немотствуют —

О.................................................................................................................

(Это что-то вроде растительного нойза, или как если бы запела таблица Менделеева.
В здешних краях жил народ-богоносец, утопая в своих выделениях.
Страдая от лени и обжорства, как тесто опадал и скисал.
Приходил сюда Бог, о свечку обжёгся, рассердился и ничего не сказал —

О.................................................................................................................

(А теперь мы в квартале увеселений, украшенном фонарными стразами.
Здесь особенно сильно пахнет массовыми выселениями, расстрелами и люстрациями.
Короче, это Хорошая Иллюстрация К — допустим, к грядущей эре простейших.
А пока всё относительно о'кей, слушай песню ортопедического протеза —

О затерянном мире,
где-то над уровнем моря лежащем высоко.
Там все горбатые и хромые бегают как дети босиком.
На пирамидах вселенской свалки прямо с утра
читают суры механические славки,
клювики вверх задрав.
Мяукают терменвоксы, последние капища погружаются в пески.
И кто-то, летая наподобие белой моли,
кушает воздух,
как нежнейший бисквит.


Пропиздец

                                    90-ым

Помню мир был похож на тетрис с нажатой паузой
Каждый носил свой личный Orbis Tertius за пазухой
джинсы пирамиды фенечки напульсники
Кое с кем до сих пор перемигиваемся
только в комнате пусто
Торфяные батончики грызли запивали амаретто
А подкрался он незаметно хоть был виден издали
Это как-то не по понятиям слышь не умничай
а давайте его попинаем ты с какой бля улицы
Хобана полетели разноцветные хлопья
Это попросту по идее
отжали
кнопку


Александр Корамыслов

* * *

сегодня умрёшь — завтра скажут поэт
завтра умрёшь — послезавтра скажут поэт
утром деньги — вечером стулья

позавчера умер — сегодня не вспомнили
торг здесь неуместен
ищи ветра в Гугле


Человек с гусиной кожей

Человек с гусиной кожей.
В кавычках и без,
в мелких и крупных пупырышках
от внешних и внутренних ознобов.

Порою гогочущий,
как-бы-между-делом
спасая хоть-что-кого-нибудь,
щёлкающий клювом
на раздаче литературных и прочих премий,
вздрагивая, выщипывающий из себя
по новому невидимому пёрышку,
чтобы написать такой вот видимый текст —
пусть как индейка лапой...

Человек человеку — гусь,
подразумевали наиболее мудрые из древних римлян,
спасённые отнюдь не волками...

Хорош гусь?
Особенно к Рождеству,
да запечённый  с запретными плодами?

Га-га-га...


* * *

Мой лирический герой подобен страусу,
живущему в больших песочных часах:
туловище в верхней части,
а голова с длинной шеей
сквозь узкий сосуд опущена вниз
и спрятана в песок прошлого...

Если же мир перевернётся —
голова героя окажется в будущем!


* * *

Сердце Пушкина отлито из бронзы.
Сердце Пуханова отлито из чёрного шоколада.
Сердце Бродского отлито из воды венецианского стекла.
Моё сердце отлито из плоти,
оно отливает кровь.

Сердце Уленшпигеля отлито из пепла Клааса.
Сердце Маяковского отлито из пионерского металлолома.
Сердце Бонивура отлито из комсомольского металлолома.
Сердце Корвалана отлито из советского корвалола.
Моё сердце отлито из плоти,
оно отливает кровь.

Сердце Каменного Гостя отлито из сердолика.
Сердце Железного Дровосека отлито из сердца наследника Тутти.
Сердце гуттаперчевого мальчика отлито
из гибкого сердца Григоровича.

Сердце Европы отлито из пражского пива.
Сердце России отлито из московской водки.
Сердце ядерного реактора отлито из лучезарной смерти.         
Моё сердце отлито из плоти,
оно отливает кровь.

Не всем же быть звеняще-горькими.
Кому-то надо просто перекачивать жизнь —
из полного в полное.

Ровно этим и занимаюсь.
Стучит?


* * *

              Я призову в свидетели полнеба.

                                     А. Сомов

— Я призову в свидетели полнеба!
— Нет, это я призову в свидетели полнеба!
— Да успокойтесь, обвиняемые, —
устало говорит Судия,
подписывая приговор. —
Неба
хватит на всех...


* * *

солнце русской поэзии,
«Воздух» русской поэзии
вода русской поэзии —
наши лучшие друзья

особенно когда сидишь в зашторенной комнате,
читая стихи с кондиционером
и аквафильтром


* * *

на каждого эффективного менеджера
найдутся эффективные текелджер и фаресджер,
взвесят,
напишут на мониторах огненные письмена,
управятся с любым процессом
почище самих менеджеров

спи и пируй спокойно, дорогой эффективный Валтасар


Из цикла «Стихи о работе»

                                                       Алексею Верницкому

церковный сторож,
заполняя анкету,
борется с искушением
в графе «место работы, должность»
написать
«охранник в ночном клубе»

«ты же здесь зажигаешь, —
нашёптывает ему бес, —
каждую третью ночь,
в крутой компании —
свечи, лампады, угли в кадилах,
сердце своё...»

«отыди, сатана» —
молча говорит сторож
и спокойно пишет «Благовещенский собор, сторож»


* * *

радостно замечаю
что в последнее время
всё реже целую руки женщинам
всё чаще — мужчинам
бородатым
с наперсным крестом


* * *

уронил себя мишка пониже, чем на пол
оторвал себе мишка похуже, чем лапу
всё равно, говорит Господь, Я его не брошу
потому что кто-то из нас должен быть хорошим


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Киев

Кафептах
ул. Васильковская, д.1, 3-й этаж, в помещении Арт-пространства «Пливка»

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service