Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Поэты Донецка
Кабы не холод. Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2011, №2-3 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Хасидские изречения — 2

Борис Херсонский

Ничего не поделаешь

в ритуальных одеждах в облаке предписаний запретов
не коснувшись ни одного из табуированных предметов
не вкусивши нечистого они закончили дни
когда солнце ходило с запада куда ему было угодно
луна вращалась а звёзды парили свободно
и деревья с корней сбивались от беготни

когда бородатый космос в царской короне
на грубо сколоченном табурете сидел как на троне
и сдувал галактики ладонь поднося ко рту
когда тёмные рыбы пешком по волнам ходили
а люди искали истину и представьте себе находили
и истина была белой как кораблик в морском порту

теперь всё не так все погрузились в пучину
ужасных бедствий владыки берут не по чину
солнце знает стороны света реки вошли в берега
истина отшвартовалась и капитан на мостике
танцует что твоя креветка на мускулистом хвостике
и барашки овечки дружно ощипывают луга

что же делать им каждую мысль сверявшим
по огромной и сложной книге на́ душу грех не взявшим
людям в чёрном среди людей в жёлтом и голубом
не говоря уже о сиреневом синем алом
всё уже свершилось и дело осталось за малым
прошибить высокую стену высоким лбом


Для Бога это легко

Зимою Ребе ломал сосульки, вставлял их в подсвечники, и тогда
всю ночь освещали комнаты свечи из льда.
В нетопленой бане Ребе молился, и сразу в котле нагревалась вода.
Ребе так говорил: если молитва твоя горяча,
то воду согреет, и лёд будет гореть, как свеча!

Надевая старый костюм, ребе молился, и лапсердак
становился как новый, и сидел на плечах так,
как будто его перешил Абрам — лучший портной
во всём Бердичеве, — так был хорош покрой.

Как-то спросил ученик: Ребе, неужто и шагу ступить
ты не можешь без Бога? Свечку в лавке купить,
перешить костюм, баньку себе протопить?
Мы и сами могли бы дров тебе наколоть,
почему ты решил, что тебе прислуживать должен Господь?
Попроси Его о спасении неизлечимо больных,
о возведении Храма, о чудесах иных,
например, чтобы Он воедино собрал народ.
Вот увидишь — ты попросишь, и тотчас Он соберёт!

И ответил Ребе: грешно просить Всевышнего делать дела,
которые наша община сделать бы не смогла.
А баньку себе протопить и вправду я сам бы смог.
Тем более для меня это сделает Бог!


Сердце подобно гнезду птицы

Сказано — будешь притчею в их устах.
Сказано — будешь посмешищем в их глазах.
Сказано — и сердце твоё будет подобно
гнезду птицы, в котором кричат птенцы,
но птица не спешит их утешить.
Сказано — сомнение и страх — суть имена
этих птенцов.
Сказано, что у Единого слово и дело неразделимы,
как милосердие и суровость.
Сказано — сделано, сказано — сделано.

Но вот, ты отдышался, теперь можешь
встать и идти. Ты уверен, что я смогу?
Я уверен — сможешь.

И старик поднимается  с большого камня,
сворачивает подстеленную газету,
отряхивает пальто
и идёт вдоль пустынного песчаного берега
тёмной холодной реки,
просто идёт вдоль берега.


И ещё было сказано

пустота в человеке
не ёмкость
которую можно заполнить
человек замкнут
если не сокрушён

и ещё было сказано
не тронь небытие
оно умеет
постоять за себя


Стадо чёрных овец

Ребе сказал: чтобы заснуть, люди считают овец,
но лучше б они считали собственные дела —
что велел и что запретил творить Небесный Отец.
Плохое дело — черна овца, доброе дело — бела.

Пусть сосчитанные сбиваются в отару на пёстром лугу,
пусть щиплют травку и озираются по сторонам.
Ибо волки гордости, зубами щёлкая на бегу,
расхищают белых овечек на горе нам.

Хватают за горло, ломают хребты и тащат прочь.
А между тем за горой огонь заката потух.
Сгущается вечная ночь, и стадо черно, как ночь,
и ты во главе в геенну идёшь, негодный пастух.


Бежать, но с оглядкой

Сказано: истинное богатство приходит к тому еврею,
кто бежит от богатства, не стараясь бежать как можно быстрее.
А если бедняк бежит, не оглядываясь, со всех ног,
пусть не жалуется, что мешок с деньгами угнаться за ним не смог.

Сказано: истинная слава приходит к тому хасиду,
кто убегает от славы, но бежит не только для виду,
а кто бежит медленно, с оглядкой, с хитрым умом,
того слава обгонит и скроется за холмом.

Сказано, знание приходит к тому мудрецу,
который помнит, что бегать мудрецу не к лицу.


Тело и душа ангела

Кто может, да не поможет, — создаёт тело ангела без души.
Кто желает помочь, но не может, — бестелесную душу ангела создаёт.
Все сыны Израилевы по-своему хороши —
вот, не потрачены даже ломаные гроши,
но ангел рождён, имеет душу и тело. Он пустился в полёт!

И подумать только — никто никому не помог!
Нищий дать не способен, богач — только берёт.
Но ангел родился! И в эту минуту Бог
свою благодать изливает на весь народ.

Да, сказал ребе Зюся, богач остался грешником до сих пор,
но ангел родился! И мы благодарность ему воспоём!
Ребе Зюся упрям. Попробуй вступить с ним в спор:
хоть криком кричи, а он горячится, настаивает на своём.


Алеф, бет, вав, гимел

Вот какую историю мне рассказали: В
Святой Земле жил ремесленник, который не знал ни одной
молитвы, по слабости памяти. Но, начиная от «алеф»,
помнил все буквы в прямом и обратном порядке. Перед Стеной
плача, накрыв голову талесом, он читал алфавит,
раскачиваясь и причитая, как псалмопевец Давид.
Ремесленник говорил: я буквы возношу к небесам.
А как из букв слова составить, Всевышний догадается сам.

И Всевышний, да будет благословен, херувимам изрек:
вот всем молитвам молитва! Лучшей не слышал Я!
Последовательность алфавита подобна течению рек,
орошающих рощи и зеленеющие поля.

А слова Я и вправду сам составить смогу
не хуже, чем человек, что на себя смелость берёт
разговаривать с Богом. Я никогда не лгу.
А человек даже в молитве нет-нет, да и соврёт.


Что он хочет этим сказать?

Ребе Пинхус несёт на старых плечах
дугу с колокольчиком-дар-валдая. Слышится перезвон.
Солнце сияет. Блестит колокольчик в его лучах.
Хасиды смотрят на ребе со всех сторон.

Что хочет своим поступком сказать мудрец?
Что народ в телегу Закона как ломовик запряжён?
Что но́шу свою к Всевышнему, будь Он благословен, донесёт наконец,
в окружении правил, как Соломон в окружении жён?

Или главное — колокольчик, который звенит под дугой?
Если мудрец молчит, то пусть медь говорит!
Пусть колокольчик создал народ другой,
праведник сможет чуждый язык превратить в иврит.

Или главное — солнце, которое светит с небес,
освещающее дорогу и тех, кто идёт по ней,
или для праведника вещи теряют вес?
Солнцу — видней, а Богу — ещё видней.

А в общем-то, ребе идёт на рынок, чтобы продать
дугу с колокольчиком — ибо мерин его издох.
Но даже этим он смог хасидам молча урок преподать.
И все решили, что этот урок неплох.


Могло бы случиться и так

жил бы я в семнадцатом веке вздыхая
о том что Машиах медлит оставляя нас среди гоим
в августовскую жару не снимал бы лапсердака и малахая
наслаждался бы еженедельно субботним покоем
хоронил бы детей вздыхая а жена молодая
провожала бы их в землю со слезами и воем

и при виде меня доставал бы пан шляхетную плётку
а пани смеялась бы как я бегу прикрывая рукой затылок
и казак богдана резал бы нас в охотку
и жида и ляха а другие глазели бы и не скрывали ухмылок
а потом в девятнадцатом веке в корчме подавал бы водку
страшную мутную из квадратных штофов-бутылок

в общем был бы правильным жидом со скрипочкой и козою
проводил бы склоняясь над Книгою лучшие годы
и когда бы ко мне приблизилась смерть с косою
я бы в землю лёг, и вздохнули б легко народы
и катились бы кости мои в святую землю и шла бы душа босою
потому что для наших останков прорыты подземные ходы

потому что написано сказано и предписано если
в первый раз не получится будем жить во второй и в третий
но хорошо было бы если б в святой земле мы воскресли
и не пришлось бы блуждать агасферу среди земель и столетий
и Господь бы сказал встань как муж препояши чресла
я буду спрашивать ты отвечай ни восклицаний ни междометий

и я бы ответил всё случилось как надо и двери райского сада
открылись бы и жена была бы скамеечкой под моими ногами
и дворец царя соломона был бы прекрасен с фасада
и мы воздевали бы руки в праздничном шуме и гаме
в то время как на земле исчадия ада
шли бы строем и топтали наш прах сапогами


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Киев

Кафептах
ул. Васильковская, д.1, 3-й этаж, в помещении Арт-пространства «Пливка»

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service