Воздух, 2011, №1

Дышать
Стихи

Жара

Сергей Щёлоков

Заячья охота

                        С. Рассееву

Май не бегает зайцем —

а я люблю
заячью охоту:

сердце и разум
в траве или в снегу,
где повелю,
становятся бианковским рассказом.

Я сегодня опять спускался в ад:
пару кругов пробила моя палка.

Боже мой,
неужели Ты тоже рад,
если Тебе даже рубля не жалко?

Я люблю охоту на зайцев —

а пока
у меня совсем другая работа:

я живу по образу-подобию колобка —

но мне к дедушке с бабушкой охота.

Заячью охоту
в траве или в снегу,
где я повелю,
повелеваю,
я желаю лучшему врагу,
которого никак не называю.

И кто бегает лисой,
тот меня и съест,
а кто бегает зайцем —
я того.

Боже мой,
неужели и этот крест
носится не легче Твоего?


* * *

Лето звонит,
собирая по крохам впрок
мелодии,
предпочитает джаз-рок,
чтобы майский ёжик свернулся в клубок-
колокольчик,
и последний звонок
разменял на мелочь несколько штук,
и отвисли карманы и мозги.

Майский ёжик или майский жук
после колюще-режущей тоски,
разучившийся летать жужжа,
колющийся, режущийся жук —

только принимают за ежа
мастеры естественных наук,
принимают за ежа жука
и на грудь, на грудь его кладут.

С последнего до первого звонка
не вытряхнувшее из глаз песка
лето и по крохам не соберут.


* * *

Равнину поливает мерный говор
а виноградник уползает в гору

и я ищу резиновые шланги
но нахожу одну сплошную гофру
она всегда ломается на сгибах

Я думаю о тех огромных рыбах
которые живут в литровой банке

Рыбалка мне милее садоводства
без различений смежности и сходства
во всяких душу вымотавших тропах

Как ранний Байрон или поздний Вордсворт
люблю я рыбу больше винограда

и никакого образа не надо
на этих заплетающихся тропах

Но если рыбок ягодами кормишь
то ни предназначенья не исполнишь
ни буквы из закона и пророков

и Оден молодой и старый Колридж
полив равнину уползают в гору

В туманном Альбионе в эту пору
не различают ни времён ни сроков

Да это и не ваше дело это
сказали и все прочие поэты

А мне бы тонкостенную резину
чтобы залить жару такого лета
вместо тяжёлой толстой чтобы воду
растягивать по саду огороду
особенно не надрывая спину


* * *

Если смотреть водой глаз
на воды сверху и снизу,
то летние пожары
зачахнут сами собой.

Верхняя твердь сродни
самоубийственному карнизу —

и эту крышу хотя бы раз
испытывал любой.

Но иногда вода скользит
по огню напрасно:

овощи её не любят,
фрукты не хотят.

Наша плодово-ягодная жизнь —

горящий праздник,
прекрасный перегрев,
неопалимый ад.

Нижняя твердь —

сыр с дырками и плесенью,
принимает в себя
нас и остальных.

Нам бывает, если темно,
в этих дырах весело,
а если светло —

делим на двоих

эти пресловутые воды
выхода и входа,
эти пресловутые
дороги и мосты.

Если на меня и обижается природа,
то потому, что мне прощаешь ты.







Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service