Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2010, №3 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Я знаю девять рыб

Антон Тенсер

По асфальту

ходит ветер по асфальту
задирает людям платья
и тяжёлой фальшмонетой забивает им карман

дует в денежные флейты
дефилирует в деревьях
и катает по планете контрабанды барабан

людям скверно люди плачут
кошельки свои портачат
ремонтируют субботы затыкают месяца

как прогноз? скажи прохожий
строить планы строить рожи
неразборчивый рабочий жизни старт берёт с моста

кто-то молится о боге, богу сетует: беда
а один мужчина строгий
бородатый междуногий
из металла и труда
смастерил себе жида

ветер пух и ветер сволочь
обескровленную мелочь
кинул нищенке на рельсы, ну же милая ползи

на асфальте чей-то фаллос
подаяние на старость
попросил на задних лапах со слезою на глазу

на асфальте глоссолалья: «почеши мою мошну»
«пёс с тобой, моя каналья»
«у тантала скорбь танталья»
«что посею то пожну
не чужую так жену»

«слышал я у них в гроссбухе две работают бляди́»
и финансовые слухи
что какой-то потаскухе
деньги рваные — гляди
прикололи на груди


Я знаю девять рыб

я знаю девять рыб: таймень, лосось,
покойный ксифактин, минога,
калуга, стерлядь, лжелопатонос,   
простой осётр и ломтик осьминога
простой осётр и ломтик осьминога

меня роди́ла материнская звезда
когда луна волною набухала
сдавила у приморского вокзала
и выплеснула прямо на плацдарм

когда я там поднялся среди струй
нагой и со звездою вместо сердца
царя воды узнал во мне патруль
и записал в морское министерство

меня сначала в моряки произвели
потом назначили начальником флотилии
и мы топили чьи-то корабли
и камбуза́ по вечерам топили

ветрами нас бросало по портам
и мы давали девкам и солдатам
я этого, Тритон меня возьми, вовеки не отдам
хотя, прости, Тритон, — уже отдал, куда там

я сам собою с рук кормил борей
стихию пел, и лица заключённых
немели словно чучела зверей
в руках адриатических учёных

мне курево носили патрули
а сдачу доставляли пароходы
но час пробил и воды отошли —
какие воды!

как тут сказать, душою не скривив
наверно так: Звезда в Меня Наслала
Мой Личный и Отчаянный Прилив
прибив меня как кильку у причала

наверно так: я больше не в строю
моей руки не слышит хор знаменный
я жру консерв, пою стакан гранёный
пою, пою, и больше не пою

я знаю девять рыб: таймень, лосось,
покойный ксифактин, минога,
калуга, стерлядь, лжелопатонос,
простой осётр и ломтик осьминога
простой осётр и ломтик осьминога


* * *

Строят мыши по полях
в серо-серых кафтана́х
трепыхают их кафтаны
по продувчатых ветрах

Трепыхает им шарфых
из усов и хвостовых
строят мыши поле соли
из бабулей снеговых

Стой мышь!
Где соль?
Кто мышиный твой король?
Кто твой Божа из машины?
Где у Божы пассажиры,
молоток и пассатижи?
Как усатый твой пароль?

Чу, мышь
Молчи
ничегоше не речи́
Три мечтыри небетают
В сером поле обитают
Слышишь время коротают
две замерзлые кроты?
так и ты.


Пластилин

Было утро. Утро было раннее.
И рассвет как армии оркестр.
Гражданин — душа и сердце без компании —
Занял место на скамейке одноместной.

Осень — тоже было. И осенние
            транспорт, лист и сор.
Судите сами:
Гражданин — душа и сердце населения,
А на сердце у души
Камень.

Город,
            как тарелка,
            сыроглиняный
У него возлёг у ног.
                        Не жарко.
Кто он —
            гражданин ли,
                        властелин ли?
По асфальту стелется овчарка.

Пёс служить желает по уставу —
Урожайно срать,
                        грызть стул от ножек.
Только старость и усталость у металла.
А у камня быть усталости не может.

Веложенщина заходит в город,
в городе становится красиво,
красота спасает мир от пауз,
с их уходом прибывает сила.

И становится невыносимо.

Что же делать?
            (посудите сами)
Город сжечь, и с транспортом и с ли́стом?
За-жи-га-ем!
            (город обитаем?)
Зажигаем!
Обжигаем!
                        Закалилось...

закачалось провода огонь и трубы прорвало троллейбус плавится
медяки откланяться спасибо
было утро был один кончается
воссоздашь
но глина блин кончается
псина лёг на спину
люди — трут
что осталось на губе болтается.

Ни сглотнуть, ни сплюнуть.


* * *

Вернулся
В лёгкой форме
Морского десанта
Спортивный поджарый

Не знала сготовить ему ухи
Из морских овощей
Или с первого раза сдать всю утварь

Тёща выставила фаршированную рыбу
Друзья подоспели с подарками —
Бубенцы, спиннинг, кеды

В третьем часу прогнал тёщу
Пожаловался что трудно начинать заново
За один вечер
Обещал выкупить сарай по дружбе
Устроить гантели для Славика

И выкупил
И в гаражи к Семёновым пошёл
С аптекарем стал заниматься немецким
Оказался такой азартный
Не пил, взял мотоцикл

Кончилось фальстартом
А спиннинг купил Витюша
Рыцарь сердца моего


Мамины ноги

Эти бедные грязные длинные ноги —
  фамильная гордость и залог как-никак благоденствия.

Эти ноги до меня носила моя длинная бедная мама,
  и её старшая сестра до неё,

          но бабушка не уследила, и в леса её увели сандинисты.

Дождавшись сезона дождей, сандинисты ушли по своим деревням,
   а она задержалась на съеденье москитам*,

        страшная смерть, скажете вы? — не знаю, не испытала.

Когда тётя спустилась из леса, ноги были уже у мамы,
  а отец из Масаи вернулся с велосипедом

Мама ноги блюла, сидела на раме,
  под рамой крутил педали отец,

          он так и не вырос из своей приземистой масти.

Два года возил мать отец, а потом наступило вот это,
  а я уже родилась.

Когда они вышли на брег революции, приняв пресноводную смерть,
  я вошла в возраст.

В церковные дни наряжала наши (мамины) ноги,
  ходила на рынок, и там меня узнавали.

Теперь, когда мама осела,
  я прошенье подам губернатору,

        перепишу их на сына — им сносу не будет.


Декабрь 2009, Никарагуа

* Москиты (здесь) — не только насекомые, но и москито (мискито), живущий в Никарагуа народ смешанного афро-индейского происхождения. — Прим. ред.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service