Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Метафизика пыльных дней. Стихи
Поэты Самары
Одно стихотворение Рене Шара
Поэты Донецка


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2010, №3 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Русская поэтическая регионалистика
Казахстан

Канат Омар, Павел Погода, Юрий Серебрянский, Ольга Передеро, Айгерим Тажи, Равиль Айткалиев, Иван Бекетов

Канат Омар

* * *

                                 Рубят концы и уходят на дно водолазы.

                                                                Е. Дымов

когда слепой виновато улыбаясь говорит
о молодке с ребёнком официантке в баре
она меня не видит

когда спокойной ночи
говорят так
будто прощаются беззвучно

чёрная звезда
на дне колодца
горит как солнце

чёрная жемчужина
на самом дне
едва осознавая

горит себе горит

как будто внутренняя сторона зрачков
тех помнишь из статьи
невидимых как будто

инвалидов неба

едва которым шесть или семь
с пролежнями по всему телу
испуганных и бессловесных

с каракулями гласных
свисающими из досье
бессмыслицей вечно опохмеляющихся эскулапов

лежат не шелохнутся ждут кого-то
сухими бельмами уставившись в потолок
всё время ждут кого не говорят

потеряны во внутреннем пространстве
утопленники на дне бассейна
заблудившиеся космонавты


Памяти Весопляса

как рыба
губами о стекло
о воздух

а воздух
сух
как конских яблок

запах


* * *

ветер-возмутитель из далёка-далека
щебечущие отщепенцы
незнакомцы
щебечут беззаконно за окном
на сыром языке севера
асфальтовых сумерек
точно прислушивающихся к недоумку-телевизору
у милейших на свете соседей

вот она запись пунктиром безумств и погони

что как не сад кто как не ты в нём
едва различима в мареве
ультрафиолетового помрачения
перебирая ногами как в воздухе
на невидимом велосипеде
и ни тебе привета ни ответа
глядишь туда откуда дует
и пропадают губы


* * *

быть рядом точно послезавтра
как будто рядом никого
закуришь новую а там
скандалят бабы во дворе


Павел Банников

Шарик

будто бы мир становится слишком тесным
    кольцом людей
        реакциями кожи
ближний становится слишком близко

будто бы мир похож на дубовую бочку
бочар всё стягивает и стягивает обруч
мир обручённый становится слишком тесным

и будто так мирно
идти и дышать чужим придыханием
ощущая себя
в металлическом кубе
в стеклянной призме
в хрустальном шаре

всё проще
мир похож на длинный воздушный шарик
складывающийся в замысловатую лошадку
и правое копытце не ведает куда ступает левое


Рождественский романс. Дары

бойкая практикантка тараторит по телефону
мама всё хорошо после сразу
берут ординатором

привычный гомон телевизора
и пылесоса
всегда приоткрытые палаты:

мать да мать-перемать!
дай бог месяц уже
скажи уже выдохни —

волхвы краснеют
бубнят в бороды
редкую здесь латынь

мать прижимает младенца к груди
волхвы пятятся
прикрывают дверь

завтра:
в яслях — стетоскоп
градусник и три старческие слезы

в ординаторской
заведующий декламирует практикантке Ветхий завет
(Бытие, 1:28)


Маленькое яблоко
(письмо)

...и будто бы это Нью-Йорк, сморщившийся от ветра и сжатый горами,
подхваченный волной, втиснутый в центр континента —
нарушение пространства и времени. Моё Маленькое Яблоко —
средоточие Азии, европейски тошнотно терпимое
к религиям, бездомным, попрошайкам и поэтам.
Будто Маленький Гарлем, теснимый стеклянными колоннами замка
доктора Зло — сияющими ракетами над Манхэттеном. Осень —
здесь — пахнет морем. Тельняшки (драные), радость (пьяная).
За обшарпанным домом [престарелых] рядом с галереей искусств
играет джаз, и панки блюют смесью портвейна и яблок.
Жители Восточной и Западной стороны, сокрушённые необходимостью
прошедшего времени, — гордо — приезжим: «Кандиль, апорт... О-о-о, апорт...»
Жители Маленького Бродвея рассказывают, как обманчив ландшафт.
Обитатели Маленького Бронкса чинят прохудившиеся крыши, на чердаке
хрипит магнитофон: «Жизнь в полицейском государстве».

Пока экспаты выгуливают соотечественников в горном парке:
Маленькое Яблоко — на ладони, покрытое дымной плесенью.
С крыши города не видно, как я прогуливаюсь
по скверу, как на меня смотрит бронзовый Махатма —
задрав подол сари, переступает невидимый ручей...


Рождественский романс. Третий мир

промокшее пальто согревается в такси
шофёр говорит
извини
может это не моё дело —
ты похож на баптиста —
        с рождеством!

я еду к тебе и думаю
что мы живём в стране третьего мира
что за последние несколько лет я не встретил ни одного приятного собеседника
что за последние несколько лет я не услышал ни одной новой музыки
что за последние несколько лет прошло в несколько раз больше лет чем прошло

что тем не менее рождество в стране третьего мира
приятнее
чем где-либо ещё
        даже если ты не религиозен
а может
как раз благодаря этому

шофёр подмурлыкивает джорджу майклу
и улыбается мне
        как иисус — ребёнку


Юрий Серебрянский

И. Б.

Все сидящие в этом зале умрут.

Извините,
         это ещё не начало стихотворения.

И вот, когда умрут все, кто сидит в этом зале,
останемся только мы.

Станет очевидно,
что мы умерли ещё до начала стихотворения.


* * *

Бело-лунная походка лежит у самого полотна,

три минуты до электрички,

рюмку найдёт обходчик,
хлеб съедят воробьи.


* * *

Родная, я на транквилизаторах, прости.
Это давно,
но это не какое-нибудь
что попало.

И,

Главное,

Нужно быть начеку.
Сережина фотография упала.


* * *

У мужчин две подмышки,
у женщины — три.
Куда это ты смотришь?
Пожалуйста, не смотри.

Я же не зеркало,
я же не просто так.

В ванной машинка
мерно жуёт бельё,
но это не отвлекает.
Кто его знает,
сколько ещё так будет,
кто его знает.


* * *

Сегодня и завтра
и так каждый день.

Спонтанное смятое расписание.

Чувство белого притупилось.

Значение красного переоценено.


Ольга Передеро

Весна в ноябре

Абракадабра творится в твоих небесах-ах,
аж отсюда видны синие потроха-ха
шиворот навыворот.
И ворота широко рас...
и корыта глубоко — два...
Умиляйся-удивляйся, а весна к ноябрю поспела.
Телом заслонила свет от кандалов-скандалов,
алым полизала верх, опростала низ —
стало блиииииизкооо.
Нарукавники шерстяны,
наколенники наклонены — бригада.
Гадов земных и под и иных подданных.
Шшшипотом жживотом, чревовещают.
Шли, руки врозь, бренча, плыли глазами,
скалились белозубо-прокуренно.
Таяли кучево вверху, заражались от солнца ветром,
протуберанцевыми танцами.
Так — начало.
Среди горных луговин, мокрот утр, лун ночарских.
Ухрипляли поступь басовито, тлели по костеркам,
взмывали выше ели, ели, пили, по-турецки трели.
Укатали полдюжины сивок да бурок по бугоркам.
Мы — не те. Тени мы. Растений. Без роста, безо рта.
С животом одним животно. Тени днём на песках, ночью на водах.
Минерально.
Мы грубо, гурьбой, топ-стоп: привал. Приврали. Жарили себя на мясо.
От ног дорогой запах. Распахнуты на все четыре.
Срывая цветы-не лютые, ржавели по осени.
Но ноябрь распустился весной.


* * *

камень упал в лоно
из лона выросло дерево
из дерева вышла девочка
девочка родила стихотворение мужского пола
весом в три килограмма
держит его на руках
не хочет отпускать
урони его девочка
оно должно разбиться
чтобы напоить кровью камень
который упадёт в лоно


Айгерим Тажи

* * *

от воскресения до воскресенья
ставим крестики календарные
ждём спасения

оно приходит в виде воздуха горного
в газовой камере города

серебристые муравьи
тащат к вершине камни
трутся стальными боками

чешется
след на шее от тесного ворота
под ватными облаками


* * *

У старого дерева молодые листья.
Прорыты ходы в яблоке. Делятся половинки:
Одна на счастье, другую почистить.
Империя насекомых выстроила лабиринты
в мякоти, из которой выйти лишь по верёвочке.
К Ариадне, что украла плод, а осталась с овощем.


* * *

ветер в комнате. дождь
по эту сторону подоконника

на поверхности пола
водная блажь и травинка
тоненькая

девушка засыпает с библией
просыпается с сонником

она бы давно выздоровела
но стоит на учёте хроником


Равиль Айткалиев

* * *

Его иногда называют «после дождя».
Оно приходит малыми каплями в четверг.
Кто дождётся, тому, считай, повезло.
Кто не дождётся — это ничего, это как все.
И что, у нас теперь такие дожди?
Где тут намокнуть — три капли на зонт через полчаса.
Хотя всё верно — дождичек, он такой и есть.
Хотел сказать — дождички, они такие всегда...
Ноль часов одна секунда, день пятый.
Минеральная вода без газа
течёт прямо из земли в пластиковое горло,
а чуть погодя — обратно в землю.
Полупустая форма падает на дорогу.
Если переедет колесом, останется шорох.
Случается ежедневно.
По четвергам бывает и до, и после,
и в сухой сезон,
и зимой тоже.


* * *

Если на тебе остановится стрелка компаса.
Значит, ты — Север.
Или — это не компас, это часы.
Надел их не той стороной, которой обычно,
и вот, решил посмотреть — что за время такое...
Несколько цифр узнаю́:
единица, девять, шесть и восемь.
Если на тебе остановится стрелка компаса.
Значит, ты — Полярная звезда.
Наступил конец времён, ты упал на землю,
и кто-то загадал желание.
А ты поднялся — желание не исполнилось,
и времена продолжаются.
Если на тебе остановится стрелка компаса,
а дело происходит несколько лет тому,
значит, ты — навал грузовиков на таможне
с таблетками от анемии, морковью,
зелёным горошком и печенью.
Хозяин не разобрался вовремя — и печень уже приехала,
а таблетки просрочены ещё до их производства.
Если на тебе остановится стрелка компаса,
а ты наступил на большое «N»,
значит, это рисунок на полу туристического агентства,
и только первое «значит» из всех подтверждается фактом.
Да и тот — так себе.


Иван Бекетов

Из цикла «Вакуум»

*

                                   где же
надежда и холодный пот
ветер опустошающий все игры
те изумительные совпадения
открытые награды
                          где это все
удивительные пустоты
где всё ещё впереди
где даже глубокое откровение
                          ещё не обозначено
где он и она стремительны

*

гул тишины в провалах вершин краток
и полон объёма светлых значений

*

совсем недавно мы могли говорить
обнаруживать стремительные значения
говорящие тиши́ны полные совершенных верхов

(в то идеальное время невообразимые абстракции
в потоке светлого воздуха посередине пространства
заставили задрожать и застыть и замолчать)

мы натолкнулись на слова выкачивающие воздух
из всех возможностей
оставляя невидимые пустоты

(так разрушается узор из-за перенасыщенности элементов построения
так и музыка обрушивается
так же некая надежда оставляет след
покидает сплошное необозначенное стремление)

*

там где тесно
                   посреди других мест не существует
                   стремятся слова именно оттуда
                                      она наполняется стремлением
(тут как тут
всего лучше если заранее выбран наблюдательный пост
это название иначе невозможно)

(на поле битвы я и она
слова стремительны в сражении
если техника подводит
приходится сдавать позиции)

                                      эта схватка напоминает другое
стремительная теснота где накал и ожесточение
                                      где он и она исполнены нападения
                                      где слова стремительно занимают пустоты

*

слова стремительно вьются
                                      гнездовое письмо

*

гнездо письма пусто
только похожесть и некоторые элементы сплетения
                                      означающие что-то иное

*

я могу лишь приладить желоба
по которым стремительные потоки слов
наполняют пустоты

(за всё остальное отвечает она
каждый краткий миг полон слепящих вершин
стремительные значения)

*

вымыслы в которых страх
трансформируется в суету

изменчивые вершины вибрируют
выскальзывают из полей в свет
вращаются и беспокоят

*

сопротивление её стихия
она сопротивляется до сих пор

                   (даже когда её не стало
                   слова о ней стремительно появляются
                   множатся сопротивляясь пустоте) в ней

пустое сопротивление какового нет как то что
это её портрет слова которого
не имеют глубины

*

выстроились перед необходимостью
нерешительные в уравнениях плотности
значений несложные слова

*

стремительная вытяжка известно
мастера дымоходов знают они не терпят прямых углов
слова сожжённые до последней цели выдерживают
воздух в сужающейся отдушине света
выносят в вихревой проём к вершинам пустот
где густой дым только быстротечный гул полноты их
ветреные голоса невозможно освободить

*

стремительно изменяется тон каждую секунду проворно подменяет оттенки в словах остаётся говорить про точность каковая была незыблема в буквальном смысле всё больше останавливаться въедаться языком в её невидимые округлости полые выемки сохранённые либо обронённые ею вершины пропитанные соком голода творить

*

удвоение пейзажа посредством отражения в воде

*
плотные стаи проносящиеся над головой
она говорит этим и тем что возможно
будет происходить перемена
словно лесть в сторону вершин
их негласной доверчивости как и мне
нужны эти слова чтобы пережить изменение
смену оттенка или хотя бы понять направление
в увядающем стремлении за ней
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Борей
Литейный пр., д.58

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2016 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования

В сувенирных магазинах компании Art-East Вы сможете приобрести изделия народных промыслов в ассортименте! Заходите, у нас есть из чего выбрать.



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service