Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2010, №1 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Запад и выпад

Янина Вишневская
* * *

22 июня ровно в четыре часа
в глаз меня укусила оса.
Я ослепла на конченый киев смотреть,
как он будет, мною в ответ ужаленный, спать,
грустно руками махать.

Заглянула как бы гадательно, сквозь мутный речной стакан,
сквозь невезучий ч/б-фотоскан -
девочка-полицай прячет в лифчик обеденное меню.
Такое неряшливое советское ню,
аннексия кровососущему июню.

До четырёх глаза ещё целы, заглянем в скриню:
вареники с убоиной "не забудем", 12 гривен,
узвар вишнёвый "коло хаты", юшка "пройдут года".
Моя поправляйт слепые рваные юбки,
пиво "сармат" идёт залюбки́.

Но кончилось детское время, дрожат вагоны,
сверху мне видно молочные перроны,
стальные яйки, курка в фольге, хваткая матка.
В чулке на булавочке - эшелонная верность,
головой на верёвочке киевская юность.

Пиво "юнкерс" редкой четвёртой группы,
чаевые родине говорят "пошла ты"
и она идёт, четыре тридцать (киева уже нету),
прыгает поездом с моста, горит ракетой,
закопчённой копеечкой по белу свету.

Бомбили ли, не бомбили - нам расставаться пора,
я умираю и обещаю верной тебе до утра.


* * *

Золотушный снег на фонарном ветру,
рвётся рвысь воровская завеса,
тайно выходят ветки из леса
и садятся в метро поутру.
В первом вагоне у веток и стол и дом,
а во втором пустая баба с ведром.

Закопал на счастье в пустый снег ярлычок,
нечего у контрольных врат предъявить,
тайна прихватывает явну за яйца,
старшина Майоров стоит молчок.
Ветки заходят погреться в аптеку,
воруют презервативы для смеху.

Подвёл снег-"две полоски"-поводырь,
и вот оно холодно, наросло в сердцах.
Ветки мои, простите меня, ко мне!
человек упал и говорит мне - нет,
я не хотел, у меня лицо как срез миллионолистника,
посмотрите мне в рот, лес.


* * *

взрослый дом и взрослый сад
на надгробиях сидят

взрослый дом говорит - когда я был детским,
то мечтал умереть и стать космонавтом
начистить грызла всем этим звёздам

взрослый сад сжимает половинку яблока в кармане -
когда я была детским, за такое могли и запросто,
не представляю, как я из этого выросла

дом и сад обнимаются на трубе,
выжимают время как букву "и"

когда я был детской комнатой, я рос напрямо и влево
чтобы чуять слуховым окном твои ласковые сливы

а тебе не холодно? не тесны объятья?
уместно ли на похоронах
спелое платье?

дом пожимает стенами, чтобы унять дрожь
с ветки сада падает дождь
у обоих на губах жжёт молоко
зачем мы так далеко?


АТАМАН ДУТОВ

Запад и выпад, сток и восток
кровью меняются через платок,
слева какое-то сердце стучит,
справа пока молчит.

Справа какое-то жил не знал,
сдал кинотеатр и спортзал,
если, конечно, встать лицом к выходу,
как бог мой мне подсказал.

Смерть закатилась под кровать,
сношенной туфлей за комод
и оттуда, из-за комода, врёт,
что Оренбург взят.

В животе порхают китайские бабочки,
выглядят так же, как настоящие, но не волнуют.
В комнату входит китайская смерть
вместе с двумя часовыми и сотником.

Кружится старый забытый кусок,
кружится пуля, не веря в висок,
падает север, вертится юг,
встретимся скоро, друг.


ВАСЬКА ЧЕРТОУС

Средняя русская сказка, вросшая голова.
Младшего успокоит мигрень-трава,
а пока попереду старшему отвечать за троих
(на него иногда находит стих).

Зде выходит мама моя, ей всего примерно четыре-пясемь лет,
у неё украл пионерский привет на обед,
крапивный галстук не по фигуре, выступни тхнут молоком,
в чёрном портфеле альбом и краски (это прикол)

это маленький Сталин снимается на шенгенскую визу,
фотограф берёт его немного снизу.
Так и плечи глядятся шире, и глаза ясней
и видней покетбук в кармане - "Пена дней".

Где мой котик по кличке "Ужас"? Ушёл в запой,
ничего не надо, злой семицветик, Вася, пой,
в простенке выигрышный билет на такси,
на изнанке гашёная дойчемарка, лев кассиль.

Как в степях украины рвётся подводный шов,
подгоняли, меряли, нет - не подошёл.
Дедушку в темряву утянула репка,
молитесь, чтобы она держала крепко.

Молимтися чтобы вода пахнет сырой виной,
Иосиф младшенький Астраханский чтобы Тверской
плачет как бы тряся проросшею головой,
не выдаёт заложников. Вася - пой.
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service