Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Метафизика пыльных дней. Стихи
Поэты Самары
Поэты Донецка
Одно стихотворение Рене Шара


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2009, №3-4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Три времени

Ольга Дернова

* * *

В аптечке поля пусто. Прикасаясь
к замочку пальцем, чувствуешь: внутри
трава дрожит и прячется, как заяц,
в свои землянки, норки, пузыри.
Кого спугнёшь там — зайца или беса,
когда, на шаг опережая тьму,
несёшься из-под капельницы леса
наперерез неврозу своему?


Лыжники

Себя мы не чувствуем лишними,
пока ещё пару минут
заметно, как зычные лыжники
по зыбкой опушке бегут.
Склоняются, будто покаялись,
а дальше скользят налегке
сквозь этот погибельный кариес
на правом сугробном клыке.
Деревья гудят, как болельщики:
спортсмены в замшелую пасть
уходят по самые плечики,
и облаку негде упасть.


Лето

Кроме солнечного ветра, тебе подсолнух
ничего в своём динамике не оставил.
Да трещит кузнечик голенями в кальсонах,
как апостол Павел.

Кроме солнечного ветра и кроме шума,
ничего не прорывается сквозь динамик.
И поля тебя окутывают, как шуба
с орденами.

Наподобие поверженного атлета,
ты лежишь, в неутешительных мыслях роясь.
И кузнечики в тебя опускают лето,
как монету в прорезь.


* * *

Три времени: листьев, снега и невпопада.
Три волоса: серый, белый и золотой.
К четвёртому притрагиваться не надо.
Сказали — стой.
Ещё в неубитых мы числимся пехотинцах,
за нами холмы плечисты и лес рукаст.
И ясно горит в глазах, словарях и птицах —
любовный порох,
древесный уголь,
болотный газ.


* * *

Ветвящуюся плеть на краешек трубы
закинь и дотянись стручковыми устами.
Мы съели бы тебя, но ангелами бы,
наверное, не стали.
Поэтому играй. Я колышек вобью.
Карабкайся наверх по солнечным кувалдам.
По паспорту ты жил не ниже, чем в раю.
Я б тоже побывал там.
Я тоже прорасту сквозь влажную постель,
и выучу слова, и правила усвою.

Неси меня наверх, архангел Бондюэль,
держа над головою.


* * *

И ты входишь в тот фонд, как будто в железный лес,
где висят семена заглавий, уму темно в них,
так что, будучи пойманным, каждый бес
умоляет: не бросай меня в тот терновник;
так что каждый факир, на лоб натянув колпак,
уходя, говорит: это место свято.
И, вися на бумажных, длинных его шипах,
канарейкой щебечет лампа дневного света.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Борей
Литейный пр., д.58

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2016 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service