Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Метафизика пыльных дней. Стихи
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2009, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Песня о колпаке

Анна Русс

* * *

                      Сухбату Афлатуни
                      Александру Авербуху

Писал один, а жил совсем другой
С утра вставал зимой
И грел под краном руки
Старел лицом
Рубашку в джинсы заправлял
А иногда и в брюки
Любил коньяк и ром
Курил чужие сигареты
И забывал, как засыпал согретый его бедром

Писал другой, а жил совсем один
Согнувшийся, мыл голову над ванной
Ванильный был один, другой лимонный
Чинил замок, вычитывал статьи
Где раньше был ребра его сатин
Панбархат щёк и шёлк его предплечья

Писал один, а жил совсем один
Писал другой, а жил вообще другой
Панбархат шёлк и щёк его предплечья
Он с кубиком ложился на диван
И мчался бесконечный караван
Наружу перевёрнутой рекою
Ступень вторая алою была
Ступень шестая бабочкой была
Удар весла был взмах уже крыла
Опять в удар весла перетекая

Он забывал, как вместе раньше плыл
Летел, бежал и потерялся где-то
Где был замо́к, где из-под крана бил
Коньяк и ром
Луна и первый гром
И где один другой лежал одетый
Каракулевым огненным бедром
Коленом драповым, атласным голым нёбом
Органзовым оранжевым огром


Песня о колпаке

На двух головах бывал мой колпак
А третья была моя
Никто никогда не любил мой колпак
Так, как любил его я
Я сотни путей с ним прошёл вдвоём
Каких не пройти одному
Я прятал себя в колпаке своём
И говорил ему:

«Колпак мой треугольный,
Треугольный мой колпак,
А если он не треугольный,
То это не мой колпак»

Его я тысячи раз забывал
В чужих дверях и сенцах
И тысячи раз с головы срывал
И об пол бросал в сердцах
Потом находил его на полу
Чинил, отыскав иглу
Пока было место моей голове
В каждом его углу

«Колпак мой треугольный,
Треугольный мой колпак,
А если он не треугольный,
То это не мой колпак»

Его оставлял я по всем городам
Где так он бывать любил,
И как-то оставил в городе том
Где прежде его добыл
Но вдруг по пути онемела рука
И голову боль прожгла
Вернулся и вижу — у колпака
Стало четыре угла

«Колпак мой треугольный,
Треугольный мой колпак,
А если он не треугольный,
То это не мой колпак»

Никто не любил моего колпака
Так как любил его я
Третьей моя голова была
Четвёртая — не моя
Его я пытался напялить опять
Но не нашлось, увы
Места в его четырёх углах
Для круглой моей головы


* * *

Невыносимо медленный трамвай
Там, где почти сошли на нет трамваи,
Со скоростью несётся человека
На человека. Человек стоит.
Трамвай ползёт. Он мог бы убежать
Или уйти. И даже уползти
Он мог бы постоять и уползти
Но он стоит и судя по лицу
Не уползёт, скорее упадёт
И ляжет. А трамвай ползёт вперёд

А на путях — покуда он стоит —
Я расскажу, что человек способен
Лишь напряженьем яблока глазного
Миры такие приводить в движенье
И их в цвета такие расцветать
Одним касаньем языка, что женя
Могла бы — жене, впрочем, положить.
Она рукою машет за вагоном
Она рисует в воздухе сердца́
Садится на какие-то колени
Снимает через голову — на шее
Что у неё, качаясь, там висит?
Она бежит, а человек стоит
Лежит, трамвай несётся, он стоит
Не разрешить движением мгновенья

Но с неба опускается рука
И щёлкает легонько под затылок.
Один щелчок — и жени больше нет.
Трамвай уходит. Человек уходит.


* * *

Я рожался четыре часа,
       это были сложные роды,
У меня на лице две родинки —
       возле глаза и под губой,
Я ветрянкой переболел
       в три с половиною года,
Мой любимый цвет — фиолетовый,
       и оранжевый, и голубой.
В чай зелёный кладу я сахар,
       засыпаю лучше при свете,
Больше всех остальных игрушек
       я люблю ежа и сову,
Когда вырасту — стану доктором,
      чтоб найти лекарство от смерти,
Если лось придёт — сам с ним справлюсь
      и на помощь не позову.
В тихий час я не сплю из принципа,
      размазнёвое есть не стану,
Написал своё первое слово
      я не правой, а левой рукой,
От меня шоколад не прячьте —
      я его всё равно достану.

Если ты не знал всего этого —
      ты не папа мне никакой.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Киев

Кафептах
ул. Васильковская, д.1, 3-й этаж, в помещении Арт-пространства «Пливка»

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service