Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2009, №1-2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Из книги «Телоделие»

Дилис Роуз (Dilys Rose)
Перевод с английского Мария Галина

Кожа Флавии

Кожа Флавии — барометр.
Обслюнённый поднятый палец
ловит верховой ветер;
космы водорослей, спутанных, влажных,
или сухих, выброшенных на берег; багровое небо
вечером или утром, линии на ладони,
петли на подушечках пальцев, выступы, впадины.

Кожа Флавии — её наказанье,
зуд, трещины, мозоли,
волдыри, протечки, потёртости, складки; она нежна,
ненадёжна, враждебна,
когда нужно выглядеть на все сто,
она нарочно покрывается чешуёй,
точно шкура дракона.

Кожа Флавии — память:
родинка под коленом,
шрам на подбородке с того дня,
когда она выиграла в теннис у своей красивой кузины,
на пупке — автограф гинеколога,
укус москита на лодыжке,
сыпь; она не носит платьев с глубоким вырезом.

Кожа Флавии — пророчица,
глас неумолимого рока,
толстая и пористая или пергаментно-тонкая,
день за днём она предательски свидетельствует о бессилии,
отсутствии поверхностного натяжения,
вздутые вены синеют, извиваясь, — карта
сходящихся троп её крови.


Аура Хильды

Хильда видела всякие разные вещи
странные, не те и не там,
где им положено быть,
вещи превыше надёжной правды
правил, причинно-следственных связей, стол
накренялся и падал, обои
распадались на фрагменты, стулья в столовой
начинали брыкаться и бодаться.

Хильда видела всякие разные вещи:
невероятно уменьшающихся кошек, кукол-убийц,
звёзды средь бела дня, которые роятся, темнеют,
тонут, как капельки масла в кипящих холмах.
Иногда бывали и звуки:
оперённое дыханье ангелов.
Её пальцы покалывало: она волшебница,
плетущая наговоры, заговаривающая себя.

Хильда видела всякие разные вещи,
останавливающие её на путях её,
и где-то на краю поля зрения,
за мерцающим слепым пятном,
взрослый голос спрашивал:
что ты там высматриваешь?
И она, вообще-то правдивый ребёнок,
обычно отвечала: Ничего.

Хильда видела всякие разные вещи,
объективно не существующие,
она знала, её виде́ниям
никто не поверит, поскольку
остальным ни за что не проникнуть
в её пульсирующую вселенную; туда,
где на миг отворятся чертоги небес
перед тем, как боль и недуг вступят в свои права.


Семь бесконтактных демонстраций

Первым был симпатичный мальчик, светловолосый,
рано созревший. Однажды летом
они играли в фанты на вещи, и он проиграл.
«Нарочно!» — шептались девчонки,
пряча стыдливый румянец
за смешками в ладошку, кукурузными стеблями,
шершавыми, зацелованными солнцем.

Вторым — её первый парень, который,
стоя на мшистой скале под луной,
переодевался в плавки.
Ночь, купанье. Только они вдвоём.
Ночь была её другом. Темнота
Позволяла как бы и не заметить.

Третьим — бородач учёного вида,
Он остановил её на улице, сказал,
что проводит частный опрос для науки:
хотела бы она увидеть его эрекцию?
Нет. А ведь с виду такой приличный.
Она до сих пор иногда его встречает с женой и детьми.

Четвёртый — в стране сомбреро
показал ей это в церкви (барокко, позолоченные завитушки), она
услышала за спиной — псст... псст! Она обернулась —
и тут он распахивает пальто. Она не была
религиозна, но... Во имя Господа, — она прошипела,
— как вы можете... здесь!

В каком-то смысле пятый случай не в счёт,
поскольку она ничего не видела. Ночью в поезде
Триест-Любляна, под одеялом...
Горячий слизняк прижался к её руке.
Она еле выбралась из переполненного купе,
Вагонный патруль был хуже, чем бесполезен.

В шестой раз она, открыв дверцу такси, увидела,
что частник-таксист на своём сиденье ёрзает и пыхтит.
Скрипели пружины сиденья, руль трясся.
Было поздно. Очень. Шёл дождь. Сильный.
Он равнодушно сказал — извиняюсь.
И повернул ключ зажигания.

В седьмой раз их было двое.
Средь бела дня, в центре города
Они вроде бы окликнули её хором: «Эй, глянь-ка сюда!»
Но она как раз обдумывала, что бы такое
Приготовить к обеду. И только когда
Ей на глаза попалась витрина секс-шопа,
До неё дошло, на что она недавно смотрела.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service