Воздух, 2008, №1

Дышать
Стихи

завещания, орфеи

Гали-Дана Зингер

она регулярно тратила получаемые до́ма 16 копеек на отмену приговора
за неоднократные похищения своего первого встречного
булочка с маком булочка с глазурью

         первый встречный-поперечный
         пёр под мышкою кулёк:
         перво-наперво коричный
         съем горячий кренделёк

         а потом — суп с котом,
         а затем — тебя я съем,
         ну а после
              - сосле-
         пу
         съем себя я
         пу-
                   га-
                               я

держи вора, сударик! — улица смаковала ситуацию, — ударь вора!
ворона ручного! воробья заречного!
а я маялась дурью.

*

но я не было?
была коллекция минералов с ляпис-лазурью
с розовым кварцем и другими обличьями кремнезёма
были пуговицы разнообразных форм и расцветок
шёл процесс кристаллизации многочисленных зальцбургских веток
шла осень
шла зима
шла весна
было даже лето, каникулы.

*

а вы могли бы вам во сне?
а она пока всё та же, что мне приснилась:
поднялась, держась за день,
и снова на дне.
проснулась и не мигая
позволяю себе её зрительно:
она говорит по сторонам.
она всячески меня осиявает.
осеняет
догадками:
я не является.
все вокруг посмотрели,
а шагов и не будет.
свободные от ужаса руки взяла и рядом положила. лишние.
ещё можно вывести за руку, выводя вместо «це» — «ка»,
в руке — вместо «в руце».
рука. навести на резкость.
доктор сказал резать резать
результатом чего и резиновых перчаток
стало зеркало нескольких лиц и другие гулкости:

сумерки с их телеграммами
зпт зпт тчк зерцало
непочатый запас пыли, пылкости
знаете как в ртутное озерцо
погружаются руки и вот вы уже тут
как будто вас созерцало время
тремя отверстиями
созерцало, созерцало
а четвёртым — глагол совершенного вида —
наконец съозерцало

*

мы без остатка в зеркале
так и умрёшь неучем
в ортогональных и прочих проекциях
не из моей гортани доносится ко мне счёт:
тьма и тьма и тьма тем
не посчитаешь на пальцах
а говорить, в общем, не о чем

*

он привёл её, а я говорила другой о той, что была в роли смерти
(смертью смерть минус во-семью съемь не равно: не сметь)
— вариант: о том, что была в роли смерти —
тройная измена

прежде тройным бывал одеколон или сальто
одеколон ещё шипром
а сальто — мортале

мир раскачивался на крючке безмена
а если Бухгалтер проверит:
в круговерти не выйдет сальдо: ни сольдо, ни скальда
только небо одно
золотая смальта
кобальтовая смальта

*

         первый встречный-поперечный
         рёк да так и не изрёк:
         перво-наперво заречный
         съем с горчицей рагнарёк

         а потом — суп с коктом,
         а затем — себя я съем,
         ну а после
              — не бледней —
         съем я
         ки-
                   ка-
                               пу
         в последний раз

съёмки.
иностранные слова Господа не последовали за хлебом
быть не последовали за хлебом!
ветер в словах
ветер в деле уничтожения и ошибок
скверного произношения  неловких улыбок:
лбом упираться в ветер
— любой и каждый —
нелепо
направо пойдёшь, налево
всюду буханки, горбушки: скалы, глыбы и склепы
сольцой присыпаны щедро
смазаны смальцем
солнца

никто не уйдёт голодным

*

а ночью

*

ночью ночь по праву
полёвки
хвостиком махнула
светило упало и разбилось
на много ненужных слов
как то: соловьиные звёзды
туберозы нездешнее воздыханье
львиные и маленькие иды
загвазданные подворотни
мокрицы белые звездчатки
туберкулёзная надсада
небесного зоосада

*

долго так преувеличивать!
заключённые даром время не пишут.
речь там это называется.
русалки от этого проистекают,
раки, крячки.

свойство: случайный.
cпутник, скорее всего.
предлагает свои услуги:
заглянуть к себе — глаз не видно.
прячу.

под титлом «бессмертный смертный» (с английского)
дождь часов проник под привокзальное стекло
на карачках.
приник.

всё — это всегда лишь предисловие к той же
многократно пересказанной и чужой.
— зачем мне всегда? — отвечаю.
— тебе бы только перечить!
возьми хоть пряник.

*

съёмки.
будто прямиком вышла из равновесия
не успев извлечь зеркалом бо́льшую часть своей жизни
так она и осталась в заплечьи

*

и не живущих
уже не живущих
уже никогда не увижу
но известны ли нам ещё живым
уже живые?

ты же не видишь, не щурься
не умеешь, так ещё и умер!
так каждому скажут:
и тем, кто вытянет выю.
и тем, кто вообще без шеи.
уж там-то всё честно 
— я в курсе —
как в мастерской белошвеек
как в провизорской
или как в цирке.

главное
слепнуть зорко
— будто рассматривая карту —
и втыкать флажки на булавках
в созвездие Ursa.
а большая или малая неважно.
главное
не бояться мёртвых:

        первый встречный-поперечный
        — обречённым не в упрёк —
        пусть он будет безупречным
        (и какой в упрёках прок)

         а потом — кур во щи 
         — бледность не порок —
         восковые овощи
         дуло, задувало и курок.

*

дайте только выразить робкую надежду:
острая физическая и почему —
вот что удержит нас здесь.
разморённых.

горячо или столицы
стоглазый август
прячет
largo cantabile сотового в куст розмарина.

пчелиная черва
ларвы.
больно или слабость
сточит рыхлый мучнистый камень
кинь-в-неё-первым.

холодно не будет.
но отчего не найти
то, что сама закопала:

это кино
— что так давно я никогда —
значилось золотом на солнце
с надписью «ТЕПЛЕЕ».







Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service