Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2007, №3 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Плачи мартовских кошек

Марина Тёмкина

*

Я старше всех.
Мне хочется морковки,
и динозавров глазки у меня,
в них выросла зелёная трава
и письменности стреляные норки.

Я старше всех.
Вы хорошо одеты.
На голове моей взошла копна
от северных народов до туда,
где Африка моя и, голо-боса,
толчётся в ступе чёрная толпа.

Я дальше всех.
Жилой массив. Волна.
Подумаешь и выпьешь из болотца.
Под простынёй застиранной страна
на карте мира спит. Следы зверья
и спермы, многих месячных кровя
линяло-неотстирывае... мы... я...


*

Встать на площади и громко мяукать, оря:
не хочу никаких указаний относительно мастерства,
ни учений, имений, уч. кабинетов с бодигардами у крыльца.
Улечу за высокие горы, за синие реки, их берега,
исчезающие из виду, как и я, как и я
исчезну, сливаясь с ними в одно,
раскидавшись на траве подростком,
лучами в стороны, как звезда.

Граффити. Упрусь в ваше небо конечностями четырьмя,
теку горячим дёгтем, солнечным маслом, смазкой
состава Карениной, тормоза́, рельсы перечеркнув
и барочные телеса. Рыбьим мехом кошкины слёзы
накроют, склеют фарфор голубой в облаках,
их наготы стесняясь, команды бесштанной.
Притворюсь котом в сапогах, пока жива,
наивным хозяином, сыном крестьянским, принцем.
Больше без людоедов. Только сено-солома,
ромашка, кашка, пчела.


*

Если выключить музыку,
слышны городские звуки:
дети на перемене, гудки машин, вертолёт,
неотложки сирена, ремонт подземного кабеля,
строительство на углу, в соседнем квартале отбойные молотки,
под окном нецензурная речь, утро бомжа и тройное мяу.

Если выключить музыку,
радио, телевизор, мысли,
услышишь свою жизнь, пульс, сердце,
шаги, тело, мытьё рук, вода набирается в чайник
и медленно закипает, помешивание сахарного кубика
по стеклянному дну, прихлёбывание, глоток.


*

Я смотрю в зеркало и знаю, сколько мне лет.
Себе пеняю, не маленькая и пока живая,
а цифра грядёт большая, не до мяуканья, кваканья, кукареку.
Ищешь примеры для подражанья, косишь глаз на корифеев
шестидесятых, они на кладбищах или в больничных койках,
оформили пенсию, инвалидность. Семидесятники
со следами выпитого на их лиц пугают девиц.
Восьмидесятники только выросли и пали-пропали,
взросло поколение, которое мы не произвели,
класс неимущих, святых, песенки их, утят молодых.


*

Я думала, никогда не буду с чужим мужем,
мужем его жены, отцом детей, а была, была.

Думала, никогда не жила чужим умом,
ещё как жила-была.

Думала, самое главное не наделать долгов,
а жила в долгах, не в шелках.

Думала, знаю себя, а не знала,
пифия-дерево, бронза листа, не знала себя.


*

Вот сижу в углу, зачем-то пришла
слушать круглый стол под названием «Биология души».
Нейро-врач, психоаналитик, писатель-биолог
и женщина-священник, афроамериканка, доктор
теологических наук. В зале белые, чёрные люди
и евреи, похожие то на белых, то на чёрных людей,
смотря с какого угла. И если душа есть физическое тело,
это всё равно, говорят, тем более не значит, что Бог есть.
Если, говорят, есть такое место в теле или в мозгу,
где всё собирается в горстку, в комочек дышащий,
в пух, в дух, что с тобой отлетает или не отлетит,
то, они рассуждают, это тоже не означает, что Он есть,
хотя куда же тогда душе отлетать. Тут цап-царап
и громкий мяук розовым нёбом в эту весну-красну,
в будущие осадки к сентябрю-декабрю.
Выпадут дождиком, снегом, градинами со льдом,
приступом паники, в горле комком, душа под коленку
упала от страха, что нет никого нигде и некуда
возноситься воображением за ту черту,
где разрешения не спрошу, возьму да умру, умру.


*

Снилось сегодня кладбище, то ли музей.
Плиты, руины и наш обалдей упал и лежит,
уткнувшись в травку башкой,
подошла, подняла, посмотрела в мраморные глаза,
в них латинские письмена,
то ли латиницей электронной послание, то ли его рукой.
Хочется, думаю, поговорить оттуда, но не знаю, со мной ль,
возможно, с кошкой, с ней одной.


*

Отошёл туда, куда всё уходит.
Хронология остаётся, между датами плавает тире,
как доска на плаву в океане, как полка локтю.
Опереться не вздумай, обломится, тома повалятся,
высыпется из них бумажная труха. В зеркале
смотришь в свои глаза, и покажется, что переглянулась
с ним или с тем, кто со сцены читает в микрофон.
Привет Вам, мёртвый, не разжиться умом в старых словах,
и что было, прошло, перестало существовать.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service