Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Кабы не холод. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2006, №4 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Стихи
Розарий

Владимир Гандельсман

1. Роза в комнате

Сестра переставляет с места
на место вещь,
в её составе нервам тесно,
скумбрия в томате, лещ,

цветут в кувшине ильдефонсы,
в буфете парные фаянсы,
идут, разительная Роза,
вразнос константы,

сестра, безумица, в огне
шипы и лепестки чуть свет,
зачем тебя наедине
с собою нет?

Эвакуация в ушах гремит ли,
когда в вагоне пеленали,
и мётлы
деревьев за окном линяли,

и так насильно
перемещали, что поныне
ты держишь оборону? Или
творишь порядок новых линий?

И мнится, что кругом обида?
Поставь же вещь,
чтобы впивалась, не забыта,
в меня, как клещ,

вдвинь мне в глаза её
и водрузи на темя,
омой финальными слезами
пространство-время

и, сердцем истощая ссору,
на склоне дня,
как занавес, задёрни штору,
задёрнь ея.


2. Роза опять

Если в слове «разорение»
переставить «о» и «а»,
то получим «розарение».
Роза, страшная сестра.
Что орёшь ты, полоумная,
что случилось, разве жизнь
может быть такая шумная?
Отойди, угомонись.

Выброшусь в окно открытое,
грозовою синевой
выборочно не забытое
в гари дальней, огневой,
там грохочут молча серые
крупноблочные дома,
временные, рухлостенные,
в одичании ума,

люди, души их и о́рганы
там на ниточках висят
и, взаимностью задёрганы,
Богу кулаком грозят.
Вот и ты туда же, дурочка...
Вдруг она притихнет враз
и стоит в деревьях сумрачно,
на ветру с бельём борясь.


3. Роза на даче раз

Она: Не три губу.
Я тебе говорила, сволочь.
Почему ты шапочку на трубу?
Тебе нельзя солнце.

Не тереби
рот. Какой рот
выдержит такую нагрузку? Терпи.
Сиди дома весь день.

У этих соседских
всё нормально.
Потому что крещёные, с детских
лет под защитой.

Ты сидишь на холодном полу,
сядь на стул.
Я уже не пойму,
к какому идти врачу.

Опять ты рот трёшь.
Я тебе салфетку дала.
Он: Почему ты орёшь?
Могла бы спокойно...

Она: У меня всю ночь
сердце болело...
А то ещё третьего точь-в-точь
месяц назад приснилась

красная клубника размером
с помидор. Плохой сон.
Я растворила
в стакане соль,

сказала: соль растворись,
беда уйди.
Вылила в раковину: брысь
чтобы с глаз. Видишь, не помогло.

Он не должен был умереть.
Всё врачи.
Я бы в суд подала, чтобы эта смерть
не давала им жить спокойно.

                      (Подметает пол.
                      Вытирает стол.
                      Пьёт корвалол.)

Весь год снились покойники.
Муж снился.
Я говорю: «Ты же умер»,
А он: «Нас раз в год отпускают».
Вот так номер!

Не тащи
в дом проволоку.
Где он теперь — ищи-свищи.
Не три рот.

Давай я тебе стрептоцитом.
Он: Нет.
Она: Ну, сиди идиотом.
Не тереби. Я кому говорю?

Вон соседи — по всем обрядам
живут, по всем молитвам,
и всё у них ладно.
В воскресенье поедут к батюшке.

Ничего не съел,
всё выбрасываю ломтями.
Больше творог не покупаю. (Кашляет.) Надоел
этот кашель.

Что с тобой?
Почему ты свалился с дивана?
Что за напасть? То с губой...
Как будто кто-нибудь его сглазил.

Мне не жалко. Мне странно.
Почему в дураках-то быть?
Вынесла два банана,
хотя видит, что детей трое.

Пусть дома своих запрёт
и там под подушкой кормит.
Я по штрихам составляю портрет.
Они скаредны.

Ты что, шутишь
весь двор кормить?
Как себя поставишь, тем и будешь.
Куда он опять?

                      (Подметает пол.
                      Вытирает стол.
                      Пьёт корвалол.)

Ешь сыр.
Не будешь? Тогда я буду.
Я не могу кормить весь мир,
не могу.

У меня сердце болит совсем.
Вот, грушу съешь.
Нет? Тогда я доем.
Он: Надоело мне, хоть сдохни.

Она: Что?
Он: Губа надоела.
Она: Не могу я сто
раз на дню повторять: не жуй рот.

Человек постоянно грызёт свой рот.
Никогда не пройдёт.

Он: А если ты будешь орать,
то уж точно.
Она: Куда смотрят отец и мать?
Сложи эту игрушку и идём спать.

Я тебе что сказала?
Ну не урод ли!
Он: Мне снился Серёжа.
Она: Нет твоего дяди. Врачи убили.

Что тебе снилось?
Он: Что сидит на бревне
и играет в шахматы с папой,
и говорит мне,

что ему хорошо.
Ему хорошо, а нам плохо.
Она: иди спать.
Не поможешь, охай не охай.

                      (Подметает пол.
                      Вытирает стол.
                      Пьёт корвалол.)


4. Роза на даче два

На тёмной веранде Роза
разгадывает кроссворд.
По горизонтали: угроза.
По вертикали: чёрт.

Предостережение, вероятно.
Проклятье, скорей всего.
Совсем темнеет веранда.
Тот, кто умер, того

нет и не будет в мире.
Плачет сидит сестра.
По горизонтали — море.
По вертикали — сосна.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service