Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
 
 
 
Журналы
TOP 10
Пыль Калиостро
Поэты Донецка
Из книги «Последнее лето Империи». Стихи
Поезд. Стихи
Стихи
Кабы не холод. Стихи
Метафизика пыльных дней. Стихи
Галина Крук. Женщины с просветлёнными лицами
Поэты Самары
ведьмынемы. Из романа


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Воздух

2006, №2 напечатать
  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  
Переводы
Из книги «Маяки работают как умеют (а они умеют)»

Грегор Лашен (Gregor Laschen)
Перевод с немецкого Игорь Булатовский

Борхес у Пингвеллира

К ущелью Пингвелирра, что
вширь за годом год
беспокойно растёт, к тому
краю старый слепой Борхес ухом своим
припадал, чтоб вопли
прекрасных жён в глубине, эти вопли
и долгое покаянье в измене подслушав,
записать: расцветает
лавовый луг, наша речь
в бушеванье тимьяна.


Без имён

Из труб вокруг меня,
из растений несметных,
близких, из их ростков,
я слышу: вода звенит
моим началом, далеки
слова
и отголосок тени тела
слабого. Моя былая, ранняя
цель, долгая
кривая дорога вверх-вниз ведёт
среди зелёных труб
недалеко совсем, её
порядок меня вбирает
без колебаний и — стирает.


Ущерб

С глаз лета
бежит, из картин,
из декораций
этой инсценировки, так
два взаимообратных тела,
что, ловкоречивым словам
следуя
во всю жизнь, всё же
ставят знак пере-
носа неловко среди
монолога, что для этой
картины написан.

Как слепое, в тумане
мощного блеска
лета, бормотание вьётся
клубком вкруг основ,
и на ясном небе
обрывается,
обрывается,
обрыва


На среднем Рейне

...и вспоминающим взглядом
в чёрно-белое, глыба лавы
говорит о мгновенье, как жизнь,
остановившись, как там, внизу
по реке, у Лорха, — Остров Смерти
и Остров Памяти, как здесь —
эти башни, замкнутая
поэзия, что скрытые имена
разбирает по буквам на чужбине,
опоры в реке поперёк пенят бег
быстрины — слова
оживают в споре с опорой,
почвой отечества:

возвращайся, луна говорит
камню, старой истории
должен ты верить,
как предугаданным рифмам,
но ты не веришь,
и сон твой горек, танцует
он босиком на углях,
битом стекле и обёртках
рядом с вагончиком на берегу,
там наверху камень тоскует
по новому имени.


Вид Рейна

Вата в красных брызгах,
сальная бахрома, капает
с неба вечером
в реку. В этой картине,
серой и грустной, уже
отогнавшей облако,
птица мелькает, вода
под ней как зеркало
напрасное:

как зеркало сквозное.
Сердце ни с места. Слова,
которых тут ещё нет,
уже написаны
давно, да порознь, и счастье
иных картин, поодаль,
живописуют.


Двенадцатидневное путешествие в плохую погоду

В пятницу с лёгким присвистом
в лёгких от Рейна до Мантуи, где
вялится тело, обернуто
жаром, на дороге в Верону
в субботу. Образы в чужих
окрестностях и чужие образы
местности доводили его до светлой
усталости, отборное качество
слишком чётких созвездий перебивало
сон. Телефонный звонок: это я.
В понедельник под молниями в Мюнхен,
вечером после в Москву, снегом
и льдом присыпанную могилу, где
серьёзный разговор с музыкой
уже подходил к концу. В среду обратно
на Рейн. Трудно держать равновесье
большой голове на тончающем
теле большом: «...ни у кого
желания не было отворить
башню...» — у Бубера он читал. Обретенье
без поисков, а поиски ни к чему
не приводили. Вечером телефон. В пятницу
снова отель, Берлин, комната,
всё дольше до воскресенья,
всё реже выходил из неё.
Холодный восточный ветер когтил
город. В воскресенье обратно
на Рейн, жидкость копилась в лёгких
вплоть до визита в понедельник утром,
но всё же «Венерину гору» покинул
и в дом возвратился над Рейном.
Своего давно уже в лес канувшего
павлина должен был кликать
всю ночь и гусей, и древние,
с дом высотой, рододендроны сияли,
их бледную бедность на ветер
пускали рейнские корабли, поезд
свистел, приближаясь к лесу.
Его игра была окончена
во вторник утром, на вокзале, в двух шагах
от того места, где всё началось.


  предыдущий материал  .  к содержанию номера  .  следующий материал  

Продавцы Воздуха

Москва

Фаланстер
Малый Гнездниковский пер., д.12/27

Порядок слов
Тверская ул., д.23, в фойе Электротеатра «Станиславский»

Санкт-Петербург

Порядок слов
набережная реки Фонтанки, д.15

Свои книги
1-я линия В.О., д.42

Борей
Литейный пр., д.58

Россия

www.vavilon.ru/order

Заграница

www.esterum.com

interbok.se

Контактная информация

E-mail: info@vavilon.ru




Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service