Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Олег Завязкин

* * *

                                                                С.Ш.

За дверью воздух. Время открывать
толчками и рапиру до запястья
в глубокий сон и сажу погружать.
Ещё нужны трескучие причастья.

Но должностью навязан ритуал, —
железный боттом, крейсерский рояль
ещё не отходил от мытых окон,
моц-артовый, и мебельный, и бледный,
ошпаренный в концерте под Моздоком,
стоящий к смерти как-то полубоком...
...о суточных, о дружбе, о наследном.


* * *

Завтрашним днём из застенчивой умницы
ты превратишься в название улицы.
Комнатный пёсик один убежит.
Страшно на улице имени жить.
Страшно, свернувшись у чьих-то коленей,
вновь притворяться животным, растеньем,
эхом твоим, имярек, провожатый,
пёс неуживчивый с рыжей заплатой.


* * *

Сказали: дождёшься дождей,
да будь она трижды неладна.
Оденься, сказали, прохладно.
Там будет собак и людей
десяток, не больше, конечно,
и улицы жизни длинней.
Ты только увидишься с ней
и мигом назад. На конечной
знакомый таксист подождёт
лет десять, сказали, не больше.
А нет, так увидитесь позже.
Она непременно придёт.


Из цикла «Малява»

*

Кусочек чёрного, тарелка размазни,
и ложка есть — спасибо вертухаю.
Вы думали: от жизни подыхаю,
а я живьём иду поверх весны.

Гнилым зубком окурок прикушу
и дым пущу весёлыми винтами.
И вертухай ушёл. И Бог над нами, —
Ему в ладошку хлеба покрошу.

*

На обыске нашли кусок бинта,
газетный лоскуток — на что он сдался?
Увяли руки юркие мента,
а я, худой и голый, усмехался.

Темно под кожей, рёбра роют плоть,
и я молюсь и мыслями плутаю,
и вновь пустой распяливаю рот —
ни слова в нём, и жмёт коронка с краю.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service