Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Дмитрий Сумароков

ЭСТОНСКИЕ ПЕСНИ О СМЕРТИ

                                                              Maailm ei ole enam see, mis ta oli enne.
                                                              Мир уже не тот, что прежде.

Семь сынов у рыжей дуры

Бог летит на колеснице,
сзади — пулемётчик.
В небо выстрелил — попал,
появились звёзды.

В дырки хлынула вода —
собрались озёра.
Ветер глины намесил —
города поднялись.

Семь сынов у рыжей дуры
в небо мост взметнули.
Поскользнулись на дожде —
грохнулись о землю.

Разбрелись по городам,
счёт годам открыли.
И вот с этих самых пор
люди умирают.


Пустая река

Пустая река течёт,
Совсем пустая река.
Мельника вытащили вчера,
Теперь пустая река.
Вот мельника жена идёт —
Не будет пустая река.
Вот мельника дети идут —
Нет, не будет пустая.
Вот мельника друзья идут.
Такая большая река
Не бывает долго пустой.


Тайна

Старый Пеэтер можжевельник
рубит у корчмы.
Будем, будем веселиться,
вволю пиво пить!

Чует боров в загородке
можжевельный дым.
Будем, будем веселиться,
мяса накоптим!

Вот потеха — старый Пеэтер
рухнул у костра.
Тихо! Замолчите, дети!
Что-то здесь не так...


Вальс-ночь

За крышами спрятался месяц,
Холодный, как мёртвый финн.
Трам-пам-пам, трам-пам-пам...


Остров Пасхи

Детки стайкою сгурьбились,
строго к мамке обратясь:
«Тута тятька, что ли, помер,
весь в сетях на берегу».

Волос дыбом, рот открылся —
мамка бледная стоит.
А это был не тятька вовсе,
так, чужой, ненужный труп.

Детки скачут, мамка рада,
мечет круглый блин на стол.
«Пасха! Пасха!» — веселятся,
а тут Христос взял — и воскрес.


Колыбельная

Тишину обняв хвостом,
спит русалка под мостом —

спи и ты.

Спит на ветке чёрный дрозд,
прячет в пуговицах звёзд
ночь-пальто латунь луны —

спи и ты.

Спит фонарь, под ним звонарь,
может, пьян, а может, помер,
в темноте не разобрать,
лучше бы тебе не знать —

спи.


Задумался

Пошёл за брусникой,
Ушёл, как Христос, по воде.
Лишь дымка с утра
Встаёт над свинцовым заливом.


Кладбище в Тырва

Тем, кто трудился для Эстонии,
нашли в ней последний приют.
Певчие птички Эстонии
над могилками их поют.

Тем, кто сражался за Эстонию,
в битве отдали жизнь за неё.
Мало земли в Эстонии,
могилки их далеко.

Тем, кто правит Эстонией
по мере скорбных сил.
Большая земля Эстония,
хватит на всех могил.

Тем, кто дети Эстонии,
мальчик с лопаткой стоит.
Горсть земли Эстонии!
Надежда в глазёнках горит.

 

PETRUSHKA, THE CLOWN

1. The Ballerina

Typical fair-like activities are seen:
crowds, a hurdy-gurdy, dancing,
a puppet theater.

The showman of the puppet theater
charms three of his puppets
to life: a Moor,
a ballerina...

Дама в бархатном платье под сенью
гипсовых статуй, точно оттиск
с картины Филиппо в журнале,
с пачкой тонких
чёрных сигарет,
дымок вьётся,
как нитка.

...and Petrushka, the clown.

Dancing first on their stands,
they soon jump down from
the puppet theater and
join the astonished
crown in the open
of the fair.

2. The Master of Puppets

Petrushka, who has been endowed with
emotions, despises his grotesque
appearance and dreads the yoke
of his master, the showman...

Он сдирает наклейку с сигары и швыряет
сигару вслед за наклейкой. Окно
рассекает движения сеткой
из толстых прутьев. Он
втыкает жасмин
в петлицу,
как нож.

Having fallen in love with the ballerina,
Petrushka attempts to charm her with
his dancing and clowning, but his
uncouth behavior only frightens
her. He soon finds himself
alone in his cell,
cursing a portrait
of the showman.

3. The Moor

When Petrushka discovers that
the ballerina loves the Moor,
he becomes insanely jealous
and attempts to come
between them but is
vanquished by
the Moor...

Его взгляд, рикошетом отлетевший
от старого камня, пробивает
чугунную решётку окна,
замирает на белом лице,
хлестнув по открытым
глазам ледяной
бриллиантовой
вспышкой.

After more scenes of revelry at the fair,
Petrushka suddenly appears from behind
the curtain of the puppet theater
being pursued by the Moor.

4. Petrushka, the clown

The ballerina attempts to restrain
the Moor but is unable to prevent
him from mortally wounding
Petrushka...

Сперва он не понял, что стало с руками,
почему свело судорогой горло,
почему очки с грохотом
упали на каменный пол,
превратившись
в хрустящие
брызги.

As snow begins to fall, Petrushka dies
and the showman comforts horrified
bystanders by assuring them
that Petrushka is nothing
but a puppet.

5. Nothing but a puppets

As the showman drags the lifeless,
broken body off stage...

...её взгляд, рисующий знаки вопроса
по плоским пластинам стекла...

...however, Petrushka's ghost
appears triumphant on the roof
of the Puppet theater...

...милый мальчик, как теперь безобразны
твои птичьи глаза...

...mocking the stupidity
of the public who were...

...мёртвые пчёлы на сладком пироге,
с обожжёнными крыльями...

...so easily fooled by the showman.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service