Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Сергей Муценко

Фрагмент из «Поэтики»

Замысел точный,
как муравей перед бурей!

Пусть будет подобно слово
прожекторному лучу
в постоянном движении.

Испаряясь в эпицентре
360-градусного озаренья,
мечтаю о губах твоих,
сравнимых
лишь с чистотою
вод незабвенной реки...


Одуванчики

Пришельцы
гуще света проросли
в хмельной и девственно-
уступчивой траве:

стеклянно-волокнистые скафандры
и серебро старинное зрачков.

В который раз нам обознаться
суждено.

Осознанным космическим молчаньем
на крестовине слившихся лучей
застыло солнце
и туман
расстелен,
как крыло поверх воды...


Сняв бабочку

Сняв бабочку со шпильки,
подбрось её как можно выше,
чтоб облака были,
как преодолевающее расщелину в скалах
стадо антилоп,
чтобы земля была,
как любимой лицо,
уходящей навеки.

Ты сможешь сам убедиться:
этой бабочке
просто некуда лететь,
так как она пребывает там,
где всё сравнялось с собой
и, крючьями атомов плотно сцепившись,
распадается жизни последней звездой,
начинается новой звездой.

Вот и ветер
казалось бы
подхватил её остекленевшее тело
и — ударил его о дерево,
как заблудившийся парусник
об острошпильные скалы...

Всё эластичное, мягкое,
способное к сопротивлению,
пульсирующее, обтекаемое,
имеющее своё место в потоке
любит ветер...


Перстень

                  Перстни существуют
                  лишь в нас.

                                          Ян Зых

Пульсирующей
капелькой крови
отвечу тебе «да» и «нет».
Тебя одену в миражи
и узел пальцев развяжу
ласкать лицо и грудь,
из инструмента извлекать
терпенье
и благое знанье звуков.

В зыбучих песках ладони
твоею путевой звездою буду
и на древесном срезе
страстоприимства
ты, боль веками смежая,
различишь:
«Моя любовь есть Бог,
лишь он один
между устами и краем
этой обречённой чаши!»


Ты облетаешь

Ты облетаешь, бедная моя!
Уже глаза твои чисты,
как ветки,
и серебрит их дождь
позднеосенний
и жизнь тебя чуть-чуть
опережает.

Ты у колодца — яблоня.
У дома — куста вершиною
цветущая сирень.
Душою всей
тебя лишь дети видят —
росою утончившеюся дней.

Так года ветреные времена
в тебе уже вовек неразделимы,
и белой птицей жмётся тишина
к твоим коленям.

Мама!
Свет вдруг стал
твоей улыбки тяжелее!..


Вот я рыба

Вот я рыба на песке
и звезда невдалеке
на тончайших старомодных
ходит шпильках.

Вот я рыба на песке.
Бродят ливни по реке
и глубины хороводят:
все как есть.

Жом тряпья сплывает, гарь.
Ходит в панках мелюзга,
занимаются любовью
птицы на ветру, —

я лишь дереву сродни.
Жар глотая, мечу дни
снами чёрными. Приходят
кони сказочные.
Шумно воду пьют
и ступают осторожно.

Надо жить...


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service