Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Елизавета Михайличенко

* * *

Как пробуют священный апельсин,
впитавший дождь святой земли и влагу
святого Иордана, как лесник
благоговейно смотрит на бумагу —
его погибший лес, так я беру
твой голос рваный, пахнущий пластмассой
мобильника. Ты знал, что я умру,
и был поэтому необычайно ласков.
Есть в призраке ушедшего Его
очарованье дней суровых этих —
когда отравлены душа и естество,
и нет потребности ни в роли, ни в сюжете,
когда на самой страшной высоте
всё вдруг увидишь с птичьего полёта,
поймёшь, что повторение по нотам —
есть время ученичества. И те,
и эти, а вообще — никто,
всё это было, было, было, сплыло,
и дед Пихто, и бабка Тарахто
давно спокойно спят в своих могилах.
И голос в трубке — только и всего —
лишь всплески обалдевших электронов.
Поправь, царица, сползшую корону
и не жалей, царица, никого.


Текст для семиструнной гитары

Заслужим вечный праздник печалью и общением.
Загрузим небо, звёзды и фоном — шум листвы.
В конвертике убогом получим сообщение —
в провинции, в России, твои друзья мертвы.

Я в зеркале увижу — расплавленным рубином
дрожит в стакане жидкость по имени вино.
В провинции. В России. Везли дорогой длинной.
Их было слишком мало. Теперь — ни одного.

Ямщик с глазами волка, доверчивый покойник
не спросит, не ответит. Он думает о том,
зачем всё это было.
Летят и вьются кони
прогорклым чёрным дымом над радужным мостом.


Набат

Колотись языком о события, раз окружают.
Перемещай успокоенный воздух, тугую свободу.
Раздваивай постоянство в змеиное жало
навстречу восходу —
вот он — течёт,
и багровые ленты сжимают запястья.
Люди идут на работу, удивляясь: «Что, звон?»
Колокола, округляя беззубые пасти,
бьются, как рыбы.
Закон
выживания прост и циничен, как раб.
Как работа раба. А процесс выживания сложен.
Быт налажен, свидетель похмелен и слаб,
но давать показания может.
Пульсация встреч не приводит к восторгу.
Пульсация жизни опять превратилась в набат.
На горизонте — горелая корка
чьей-то земли. Там и люди живут, говорят.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service