Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Григорий Марк

Повёрнутый пейзаж

                              Отдели землю от огня, тонкое от грубого
                              с величайшей осторожностью, с трепетным тщанием

                                                     Гермес Трисмегист, «Изумрудная Скрижаль»

Горизонт вертикальною жирной чертою.
Всё небесное слева. Всё справа земное.

В половине небесной
разреженный воздух,
там в созвездья навечно
срифмованы звёзды.
И крылатые звери
парят между ними,
заслоняя созвездья
телами своими.

                                      На земной половине
                                      под почвою чёрной
                                      копошатся живые
                                      разбухшие корни.
                                      Это руки без тел
                                      к небу медленно роют
                                      миллионы туннелей
                                      в пластах перегноя.

К горизонту прижавшись повёрнутой вправо
головою, стоит человечек плюгавый
в лисьей шапке и длинном кафтане раввина:
человечек пытается две половины
с осторожностью, с трепетным тщаньем раздвинуть.


* * *

В туннеле чавкающих,
вложенных друг в друга
раскрытых ртов,
переливающихся пятен
шёл, шею вывернув,
весь красный от натуги,
вперёд оглядывался,
в будущее пятясь.

Вокруг присоски
воспалённые дышали,
росли сквозь мякоть,
сквозь ребристый нёбосвод,
за мной срастались
в темноте, переплетались
со страшной скоростью,
и закрывался вход.


На старте

Членистоногий человек в заклёпках,
с зажатым мотоциклом между ног.
Прозрачный шар над черепной коробкой.
Лучи сплелись на шаре, как венок.

Урчит мотора хищная утроба.
Полощет блики гнутых трубок сталь.
В седле из кожи ошалевший робот
раздвоенным копытом жмёт педаль.

Обнюхивая воздух фарой мутной,
ревёт машина, прямо под собой
наделав кучу грязи и мазута,
газ испускает выхлопной трубой.

Вокруг толпа угрюмая возникла.
Стекает небосвод ручьями звёзд.
Прозрачный шар висит над мотоциклом,
и в нём, как камень, — чёрный, мёртвый мозг.


* * *

В конце дороги пьяный сторож дремлет.
Гудят стволы — обугленные трубы
завода «Лес», закопанного в землю.
И в сером небе намалёван грубо
тяжёлый дым над трубами, как кроны.

Вовсю кипит подземная работа.
В отделе кадров за столом огромным
сидит Начальник, обливаясь потом.
Топор над ним сияет как икона.

Сквозь сапоги, измазанные глиной,
колоды ног разбухших прорастают
ветвями красных пальцев в пол бетонный.
Глаза закрыв и голову откинув,
он Дело моё медленно листает.

А над землёю, в белизне творожной,
гудят стволы, мелькают хлопья снега...
Счастливый сторож спит, и осторожно
метель с его лица снимает слепок.


* * *

Муравьи, высотой с человека, из мглы
выползают колонною по трое в ряд.
Задевая дома и ломая углы,
их клешни с металлическим лязгом звенят.

В самом центре колонны ползущим пятном
пустота, и внутри, запрокинувши рот,
Чингисхан Джугашвилевич Гитлер идёт,
окружённый живым муравьиным кольцом.

Он пробитую пулей икону к груди
прижимает, уставясь в небесную твердь.
А кольцо муравьёв возбуждённо гудит,
и в хитиновых панцирях плавает смерть.


* * *

Над Невою туман красноватый.
Сиротливо трамваи поют.
И гарцует упырь-император,
в упоении топчет змею.

Прорезь в небе заполнена тонкой,
жёлтой Адмиралтейской иглой.
К ней приколото красное солнце,
как пылающий флаг боевой.

Всё плотнее туман набухает
тёплой кровью, пугающим сном.
И почти на глазах зарастает
из России в Европу окно.


Невская эстафета

Имперский кентавр на зернистой скале,
ощерив усы, над Невою летит.
Помёт голубиный на медном челе
стекает, как белые слёзы, в гранит.
Указ-эстафету — России судьбу
кентавр-император зажал в кулаке.
И руку навстречу ему протянул
плюгавый диктатор на броневике.


* * *

Над каналом храм языческий
весь в пупырышках дождя.
Спит в сияньи электрическом
чёрно-жёлтая вода.

Тряпкой пёстрою, кровавою
обмотав кресты свои,
над водою жёлтой плавает
церковь Спаса-на-Крови.

Купола висят в прострации,
чуть качаясь на ветру.
Льётся с неба радиация
сквозь озонную дыру.

Кто-то спит на грязных ящиках,
кто-то кается в грехах.
И проходит в мокром плащике
автор этого стиха.


* * *

Постучался. Открыла соседка.
Кто-то в майке сидел за столом.
Запах тления, сладкий и едкий,
плыл из спальни. И было тепло.
На скамеечке кошка скулила,
вытирая со всхлипом глаза.
В толстом слое велюровой пыли
золотились над ней образа,

и на ржавых петлях скрежетала
в клочьях рваного войлока дверь.
А соседка ко мне приближалась.
Я отчётливо видел теперь,
как под платьем хлопчатобумажным
её груди росли изнутри,
словно сдобные булки, и в каждой
килограмма не меньше чем три.

Тело вверх поднималось, как тесто,
распирало одежду на ней,
всем причинным и следственным местом
прижимаясь ко мне всё тесней.
Кто-то в майке
                           с остатками пищи
на губах
                 повернулся спиной,
и блеснул за его голенищем
финский нож с рукояткой стальной.

Кошка выгнулась, глазом зелёным
подмигнула и стала опять
лицемерно скулить под иконой
и со всхлипом глаза вытирать.
Запах тления сладкой волною
с головою меня окатил.
Тут я крикнул всей клеткой грудною
из последних оставшихся сил.

И проснулся...


* * *

Массивные женщины с маленькими головами,
похожие на динозавров, сквозь солнечный блеск
спускаются к речке. Земля чуть дрожит под ногами.
Сочится зелёною влагою девственный лес.
В высокой траве их колени хвощи раздвигают,
тельца кровяные в набухших аортах поют,
вибрирует воздух, на платьях цветы расцветают.
И райские птицы над ними деревья клюют.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service