Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Александр Грабарь

Предутренний сон

Облака поднимаются дымом из жерла
Отопительных труб,
И предутренний сон, как наследная жертва,
Как повенчанный труп,
Открывает сезон ежедневной, как похоть, охоты,
Но пока облака
Прикрывают движенья пехоты.

За ресницами бьётся зрачок, словно шарик пинг-понга,
Будто метится в лоб,
Это в вестерне с дула мгновенно слетает попона,
Обнажив телескоп,
Звёздной пылью, как молью, как плесенью белой побитый,
Словно шар, что, удар
Упреждая, уходит с орбиты.

Мир затих в ожиданье будильника, окна ослепли,
И кофейники ждут,
Чтобы дух, вырываясь из сопла, вытягивал стебли
И завязывал в жгут.
И предутренний сон, словно кнут или косу
На рукав повязав,
На сновидцев посматривал косо.

У будильника несколько жизней, в их звоне
Не услышать хлопка,
Не увидеть, как падает кто-то, чьё тело в попоне
От лобка до лобка
Станет детям наукой — подставкой на полке каминной,
И заря сентября
Словно сеятель во поле минном.

Облака поднимаются. Видимость будто в парилке.
За три метра ни зги.
И предутренний сон исчезает, как дух из бутылки,
Как за стенкой шаги.
Каждым утром у зеркала с бритвой считаешь потери,
И уста пустота
Занимает, как место в партере.

Свет в окне, словно царь на коне в перспективе обратной.
И в душе ни души.
За беседой приятной порой за забавою ратной
Иль в приватной тиши
Как упрямую точку его возвращаешь заглавью:
Это сон, только он
С пробужденьем становится явью.


Из сборника «Украденный сон»

Сон матери

И он всё пьёт, и я всё плачу,
И сын растёт, как на отдачу,
И дочка ходит по рукам,
И летом се́мьи все на дачу,
А мы — в Мытищи, к старикам.

Какой мужик — такое семя,
Но помню, было, было время,
И он явился из огня,
Тихонечко подул на темя,
Бесплатно одарив меня.

И молвил он, крылат и пышен:
Господь, де, о тебе наслышан,
И благо тяготит весы,
Что чудо шлёт тебе он свыше,
И это чудо будет сын.

Не знала, верить иль не верить,
Но застучали в доме двери,
И сладко заболел живот,
И в ходиках замкнулось время,
Как будто кончился завод.

Да то ли адрес был неверный,
А то ли вере суеверной
Не доверяют в небесах,
Да только больше в доме скверны,
Чем сраных рыжиков в лесах.

Да даром что прыщи на роже,
А бедокурить лезет тоже,
Как на повидло, на рожон,
И участковый наш Серёжа
Через него утратил сон.

И плачу я, и нет ответа,
И бытом бытиё одето,
Как в арестантское тряпьё,
Но ходики идут, и это
Оправдывает бытиё.


Сон патриота

Солнце вытянет руцу, перстом осеня,
Звезды млеком прольются сквозь сито — меня,
И влекут, и зовут искупаться,
Только сводит надмением пальцы.

А глаза, как озёра без брега, без дна,
Бездна смотрит в тебя, но и бездна бедна,
И больна, а попробуйте влезьте —
Всё по радио ратные вести.

От себя под себя уходили струёй,
Да и жизни не знали, кромя строевой,
Зрели в даль, что по слухам небесна,
А там та же кромешная бездна.

А вода, как из крана, лови — не словить,
И мычали бараны глаголы любви,
Ничего не оставив для акта,
Лишь сироп за три коп. с автомата.


Сон лётчика

Кто летает по небу, тот может упасть
Или просто уволиться, скажем, в запас,
И вернуться домой, и, невесту обняв,
Стать дружинником, что-то надев на рукав.

Только птицы летают по небу всегда,
Ибо воздух для них и вода, и еда,
Они помнят поныне, как вышли из рыб,
И что так же в подводье остаться могли б.

А я как-то летел и испытывал грусть,
Но земле отдавал стратегический груз,
И, увидев над городом столбик огня,
Понял я, что и здесь не забудут меня.

Ибо небо безбожно в своей простоте,
Как и шлюха невинна в своей красоте.
Кто летает — тот птица, а если погиб,
Доберётся, когда повезёт, и до рыб.

Только небо бесстрастно, ему нипочём.
Оно плещет бесцветным своим кумачом,
Разевает свою ненасытную пасть,
И парит надо всем. И не может упасть.


Космическая война

Лейтенант, посмотри мне в глаза, бирюза
Прошлогодних небес заливает слеза.
Поднимись, обопрись на остывшую твердь,
Закури от воды и неслышно ответь:

«Да нас было немало к берету берет
Что пришли покорять этот чёртов хребет
По горам как по горкам в московском дворе
Что теперь нас в холодном хранят серебре

И у всякого рос из-под темени ствол
Где мы каждый кишлак накрывали как стол
Нынче царь их подгорный и сам нас накрыл
Плащ-палаткой своих перепончатых крыл

И Петруха сказал что отпрыгались бля
Как наездница в цирке взлетела земля
И умчалась куда-то и кажется мне
Что один я остался на этой луне

Но потом я услышал скорей чем узрел
Как подгорный их царь надо мной пролетел
Словно ангельской стаей крылатых ракет
Я был поднят из бездны и сладко отпет

И теперь мне не страшно валяться в кустах
У одной только мысли и кружится страх
Что небесные братья устроив салют
Вновь меня на проклятую землю вернут»

Мы стояли над ним посреди марш-броска,
И закатная нас накрывала тоска,
А он весь неподвижный, что твой минерал,
Умирал, будто сам от себя удирал.

И казалось, что смерть его так же зазря,
Как и воля подгорного чудо-царя.
И как дети мы плакали, но не могли
Разглядеть в лунном небе огрызок земли.


* * *

отзвенели реторты мудреца-глупца
опустели колбы не видать лица
в лужице гомункулус мёртвенький лежит
время из разбитых часов не убежит

сколько лет точили сколько вёрст морщин
сколько женщин было у скольких мужчин
то ли небожитель то ли небожид
время из разбитых часов не убежит

где тени собирались в ночи на водопой
духи говорили но только не с тобой
ибо тот кто умер тот словом дорожит
а время из разбитых часов не убежит

не создать живую душу на авось
бесполезно прятать зародышей в навоз
особливо если кто за свою дрожит
и время из разбитых часов не убежит.


* * *

сказала «подожду» взяла такси
веснушки марганцовкой прижигала
он выбежал на улицу в носках
был молод но усерден и заносчив

Прокруст скрестивший с бритвою тиски
носки как пережиток карнавала
а башмаки как память о тисках
кончался март и дело было к ночи

сказал «убью» и прыгнул в руку нож
хватало лишь на комнату и пиво
по лестнице скатилась как звонок
бельё носила до восьмого класса

так в приступе безумства эта ночь
укоротила нас неторопливо
что золушку под самый башмачок
как будто боги строили с запасом

пришёл упавши в руки головой
мечтал не о любви но о подушке
и думала что пронесло зачем
мечтала о деньгах дожде и детях

Прокруст удачно совместил разбой
с салоном красоты спасая души
как мало неиспользованных тем
в литературе и на белом свете


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service