Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Дмитрий Бушуев

* * *

Херсонес золотой: развалины храма, жасмин и пчёлы,
мёд из глиняной чашки, лампады, ладан, монеты,
мой язык менялся, я сам выходил из моды,
не соблюдая с Климентом пятницу или среду.
Наш язык менялся: даки, славяне, греки
(особенно много греков в этом граде каменотёсов),
мы покупаем в лавке масло, вино, орехи,
на наше с тобой сожительство юноши смотрят косо,
а мы просто келейники, молитвенники по случаю,
может быть, и любовники (но только в духовном смысле),
ты призывал к прощению, я призывал к оружию,
этим и послужили, каждый как мог, отчизне.
Климент, Климент, ты смешной, не от мира сего, нездешний,
глаза голубые чистые, плавает ум в Завете,
я подарю тебе голубя или нарву черешни,
я никогда не забуду глаза голубые эти.


Герои русской прозы

Пригожие поварихи и развратные женщины,
сентиментальные путешественники, адресаты писем,
неимущие князья, помещики средней руки
(скучающие коптители неба)
чувствительные и легкомысленные провинциальные девушки,
чистые юноши, дворяне, отъявленные негодяи,
масоны, актрисы и монахини,
загадочные незнакомки и таинственные вдовы,
подполковники, подверженные страстям и заблуждениям,
помещики, двуличные чиновники-взяточники,
какие-то тётушки-благодетельницы,
капитаны-исправники, пьяницы, игроки и моты,
мещане с канарейками под иконами,
старые генералы, влюбляющиеся в молоденьких,
экономки, дурочки и дурнушки,
отставные солдаты, священники, ротмистры,
образованные и приятные мошенники,
кузины, московские кокетки,
квартальные надзиратели, любители театров,
претенденты на наследство, делопроизводители,
ростовщики, преданные слуги,
колдуны и разбойники, набожные женщины,
кабинет-министры, обер-егермейстеры при дворе,
именитые бояре, хитрые царедворцы,
генерал-адъютанты, вице-канцлеры, фельдмаршалы,
премьер-майоры из симбирской деревни,
кавказские пленницы и пленники,
цыганки, придворные поэты,
беглые каторжники, ротмистры гусарских полков,
педантичные немцы, штабс-капитаны, пожилые вояки,
светские красавицы с маменьками,
вежливые коллежские советники приятной наружности,
глуповатые лакеи, кучеры, любители водки и разговоров,
губернаторы, почтмейстеры, председатели гражданской палаты
(все заядлые картёжники),
купцы и миллионеры,
отставные генерал-майоры с недалёкими жёнами,
крепостные дворовые любовницы,
честные уездные лекари, хитрые француженки-приживалки,
тётки с независимым нравом,
болезненные тонкие юноши, страдающие чахоткой,
юродивые, блаженные и карлицы,
грубые купеческие сыновья с широкой душою,
обесчещенные опекунами страдающие натуры,
вздорные генеральские вдовы,
люди со связями и положением,
музицирующие художницы,
рассудительные весёлые сёстры,
лидеры левых настроений, основательные мыслители,
престарелые фрейлины, экзальтированные натуры,
вечные студенты, гувернёры и горничные,
незаконнорождённые развращённые девицы,
старообрядцы, плотники, приказчики,
либеральные профессора,
самоотверженные протоиереи и дьяконы,
акцизные эмансипированные чиновницы
с революционными убеждениями,
бесхарактерные князья, ветреные и влюбчивые,
потомственные дворяне, сидящие в деревне,
гимназические учителя с сожительницами,
товарищи по бильярду, картам и выпивке,
благонравные старушки,
женственные стеснительные гимназисты,
просто люди свободных убеждений,
поручики и ротмистры с лобовым юмором,
студенты, сосланные за партийную деятельность,
нигилисты длинноволосые, грязные,
развратные петербургские чиновники,
сенаторы, революционеры-террористы,
провокаторы из охранки,
купеческие сыновья на стороне революции,
беспощадные и жестокие большевики, кожаные красавцы,
рабочие, надутые самогоном,
идейные сапожники,
советские барышни, ежемесячно делающие аборты,
влюблённые анархисты-коммунары,
болтающиеся без дела молодые люди, приживальщики,
неудачники-философы, работающие в общепите,
публицисты, драматурги, писатели,
политические деятели,
министры Временного Правительства,
участники народнического движения,
футуристы, инженеры, библиофилы и лётчики,
литературные критики, оперные певицы,
великие комбинаторы, плуты, советские жулики,
агрономши, провизоры, завхозы,
слесари-интеллигенты, продавцы спичек,
архивариусы, председатели Старкомхоза,
фанатики трамвайного движения, бывшие дворяне,
молодожёны в общежитиях,
сочинители куплетов и подписей к карикатурам,
советские борзописцы, сочинители-графоманы,
работники авангардистского театра,
бродяги и отшельники, метеорологи,
комсомолки, планеристки, энтузиастки,
лейтенанты, матросы, пулемётчицы,
корректоры, переводчики, водолазы, археологи,
большевики, командиры кораблей,
усыновлённые сироты, крестьяне, мастера на все руки,
рабочие-коммунисты, уполномоченные из района,
попы-расстриги, красные бойцы и командиры,
бывшие анархисты, бывшие офицеры Белой армии,
борцы с мещанством, безбожники, атеисты,
шахматисты, интеллигенты в третьем поколении,
евреи-социалисты, рабочие парни-гуляки,
сыновья железнодорожников,
редакторы толстых журналов, беллетристы,
купеческие сироты, финдиректора, администраторы,
бухгалтеры, склочники-обыватели,
фельдшерицы, врачи-психиатры,
наушники и доносчики, чекисты и домработницы,
простоватые казаки, вставшие на сторону красных,
хуторская беднота, машинисты, знахарки,
красные командиры, комиссары и комиссарши,
боевые товарищи, начальники штабов, командиры батальона,
пропустившие свою смерть эмигранты,
рассеянные учёные-биологи, вечные неудачники,
хозяева явочных квартир, дипломаты,
доценты-филологи, бывшие коммунисты,
физики, математики, инженеры,
работяги со сложной судьбой, аспирантки,
правозащитники, диссиденты,
бизнесмены, бандиты, убийцы, нищие люди...


* * *

Ты мой медвежонок, заштопанный плюш,
глаза в серебре,
с гвоздикою терпкой рождественский пунш
дымил на столе,

я знаю: из этих елабуг-ветлуг
уедут не все,
в нагрудном кармане билет в Петербург
приятно хрустел,

мы выпили крепко под этот мороз
и сладкий пирог,
на улицах мы целовались взасос,
упали в сугроб,

к горячему телу почти примерзал
солдатский ремень,
и город был тёмен, и вечер был мал
в такую метель,

с картонными звёздами колядовать
шли дети толпой,
у храма на джипы садилась братва
с усмешкой кривой,

взрывались петарды, пугая собак,
свистели огни,
и дембельский поезд как пьяный барак
стучал из Чечни,

о тёплом и женском мечталось под стук
чумной солдатне,
любимое имя с обветренных губ
срывалось во сне.

Подросток прыщавый (все губы в вине) -
полковничий сын,
в чуланчике тёмном на заднем дворе
с цыганкой блудил,

она разложила на юбке цветной
старинный пасьянс:
вот лет через десять ему в дальнобой,
разбитый КамАЗ,

и кольца звенели (с пожаром рубин,
турецкий отлив),
с облупленным лаком все руки в крови,
плач оперных див,

потом повалились на старый диван,
и булькал кальян,
скрипели пружины, подбрасывая
его к небесам....

Осыпется ёлка сухою иглой,
растает звезда,
ты скажешь: - А можно, я буду с тобой,
с тобой навсегда?


Блаженный Птицыч

1.

Блаженный Птицыч папироску мусолит,
рукавом фуфайки занюхивает самогонку,
хлебный мякиш катает в пальцах,
пора снег разгребать на оптовой базе...
Серёга уже движок прогревает на МАЗе.

Я вижу его Бернадоттом на шведском престоле,
ликёр тончайший с веткой жасмина подношу на подносе тяжёлом,
галантно кланяюсь, встряхивая шевелюрой,
блаженный Птицыч пьёт за зимним завтраком в оранжерее,
на арфе играет Ингрид,
Юхан читает Аугсбургское исповедание веры.
На крыше собора в это время сидели химеры.

Блаженный Птицыч в своей сторожке околеет скоро,
замёрзнет - и лапки кверху, посинеет от самогонки,
он и снег-то уже разгребать не может,
в груди чахотка горит, и звенят медали.
Снега-то вон навалило почти до крыши.
Господи, покрой землю снежком -
чтобы никто не ездил и не ходил пешком!

Я в газете ему приносил еду какую-то,
пили, конечно, а что ещё делать на обочине земной жизни?
Деньги все куры склевали, я уж не помню, как они выглядят,
а может, сейчас они вообще поменялись на керенки,
с Птицычем летом берёзу кудряву ломали, сдавали на веники
(по пятёрке за веник платили в бане №5).
Птицыч, я иду тебя искать.

В ларьке мои деньги на свет проверяет Наташка
и левую водку даёт за левые, видимо, деньги.
Господи, благослови нам ястие и питие,
да поскорее закончить земное бытие.

Блаженный Птицыч умиротворяется, умащённый елеем,
Серёге стучит в окно: «Заходи, обогреем!»
(веник ему, что ли, подарить, чтоб напарился в бане?)
Нет, пора умирать.
Но ангелы не прилетали.

- Вы тут ангелов не видели часом? -
спрашиваю у мальчика с контрабасом.
- Извините, тут ангелы не пролетали? -
спрашиваю самогонщицу Галю...

- Странно, Птицыч, вроде с тобой не монахи,
обет нестяжания не давали, а денег нету,
девственники к тому же, если смотреть не строго,
значит, наши молитвы почти у Бога...
К тому же томимы болезнями и скорбями,
в моргах холодных такие лежат штабелями.

Блаженный Птицыч, глаза повыцвели и слезятся,
дужка очков перемотана изолентой,
кошка драная бегает, жрать просит,
Господи, куда нас опять заносит?

Паяй с канифолью транзистор, чини свой примус,
вот я книжку тебе принёс: Сергей Александрович Нилус.

2.

Блаженный Птицыч, накрой на стол - точней, на газетку:
вот грибочки солёные есть, есть горилка с мороза,
пусть проза станет поэзией, а поэзия прозой,
и если деньги кончились, то можно ждать только деда Мороза
(или Санта-Клауса с гуманитарной помощью,
с капельницей, кислородной подушкой и «скорой помощью»),

хотя кому мы нужны, блаженный Птицыч,
каждая слеза на морозе звездой на небе становится,
Александр Сергеич умер, что-то и мне нездоровится,
и февраль икону бисером вышивает...
Скоро уже начнётся война с Китаем.

Наш сюжет называется: «В ожиданье антихриста»,
давай кофейку заварим, закурим «Приму»,
завтра тебе принесу тараньки к пиву,
оперные дивы поют в метелях заливисто,
и коммунисты в аду подхватывают хором,
Николай Угодник идёт по городу ночным дозором.

Страшно жить в этих метелях - холодно, одиноко,
но всё рассматривает Господне око:
всё взвешивается, оценивается беспристрастно,
всё умаляется лампадное масло,
кипарисом пахнет, Грецией, кофий на заре
подают паломникам в Пантелеймоновом монастыре,
а Путина-то на Афон не пустила Богородица.

Ночные бинокли. Оптика заморожена.
Гробы сухие, холодные.
Музыки не положено.
Пиджачок на костях засаленный.
Медали ржавые.
Были мужики молодые, а теперь моложавые.

Очки запотели у Птицыча, дужка висит на липочке,
и музыка страшная летит из репродуктора.
Таракан побежал по газете.

3.

Птицыч, Птицыч, пёрышки опадают,
иней на ресницах, больные веки.
Клавиши разбитые западают.
Душа подумывает о побеге.

А куда убежишь-то в тайгу такую?
В снега такие, в такие сроки?
Господь и милует, и взыскует,
так что полегче на повороте.

Студент какой-нибудь от любви несчастной
ширнётся дозою золотою,
такая наглая смерть зубаста -
с карцангом ржавым, с бензопилою.

Птицыч, плесни грамм сто
в кружку побитую эмалевую.
Я отчаливаю.

4.

Люди уходят от света на свет.
Я ухожу в интернет.

Птицыч, золотой снег так медленно падает,
рыбий жир фонарей на окнах плавится,
Александр Сергеевич нам тихо кланяется,
сердце чему-то радуется.

Сердце радуется, что жизнь вечная,
что Христос воскрес воистину,
песенка сочиняется какая-то беспечная
от Хемницера к Веневитинову,

розу дам всё-таки Державину,
Тютчеву не стрекозу, а ласточку,
стакан налью Станиславу Куняеву,
а тебе, Птицыч, - волшебную палочку

в футляре бархатном, с медными замочками,
найденную на блошином рынке в Англии,
посмотришь как бы сквозь скважину замочную:
звёзды морозные, церкви да ангелы...

На сердце аромат святоотеческий -
черёмуховый, и птичьи трели,
пахнет самоваром да печкою,
и картина Саврасова «Грачи прилетели».

Скоро Рождество, Птицыч.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service