Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Освобождённый Улисс

Современная русская поэзия за пределами России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Сергей Бойченко

* * *

если можешь заплакать — сомкни глаза
там будет многое за горизонтом
принц на коне и отель блед плаза
хлоп на плешивом осле под дырявым зонто́м.

там будет пальма, она ж верба
там будут стены в них можно плакать
маленьких горестей короба
высунь язык — и лакать, лакать.

так поступай мой песчаный сурок
так и учи свой безводный урок
через отца переступи, а маму...
мёртвые мамы не имут сраму.


* * *

Как запойный Герасим топил Муму,
Как Мума, подражая опоссуму,
Обречённо похрюкивала во тьму,
Норовя обмануть своего немого.

Как Европу любила косить чума,
Как любила Европа сходить с ума,
Как само рифмовалось тюрьма-сума,
И как быстро кончало вначале слово.

Я надеюсь до ночи дойти домой,
Переспать не с одной, так с другой чумой,
После вымыть великий, почти не мой.
В Ашхабаде сорок градусов. Сухо.

Всё смешалось некстати в моём дому,
Как у чукчи в, прости, Господи, чуму,
Кому дал я с утра, ввечеру кому, —
Не припомню. Но так или этак — сука.

Как Герасим собачку поил водой,
А она выворачивалась, сука.
Член ты мой апельсиновый, заводной,
Пионерам — пример, а другим — наука.


* * *

сорок дней песка, сорок дней реки
по талому туберкулёзу следы сорочьи
по шуйце каме, по культе десной хромой оки
египетские нарочными тащат ночи.

жёлтый месяц, синяя проволока
не хватает мне кошеля
выкупить влажную поволоку
моей рашели.

отдать ей римскую иудею
истории древней из-под седых век
столетий сорока, сорока рек
гордяся, кашляя и худея.


* * *

Странные создания моего сознания —
Гетры, ветры, километры, гекзаметры.
Агнец матушки Барто не годен для заклания.
Девочка бежит-бежит, вдруг — замерла.

Смерть похожа на меня: страшна, беззуба и
Ходит с острою косой, длинной — до попы.
Девочке смешно и больно — пальцы грубые.
Девочка от них уедет нахуй в Европы.

Там не надо спринцеваться. Там — принцы и дюки.
Вставят ласково. Подхвалят. Скажут комплименты.
А вы здесь такие гады, такие пиздюки!
Девочка на вас подаст, на алименты.


* * *

ласточка с драхмой дарёной во рту
тёмною тенью с пентаклем во лбу
оболом прощальным не успокоить икоту
не устаканить медным глаголом «ебу».

летом перелетаючи посмотри
на перевозчика и сотри
эти хароны одна вода
лодки их ерунда.

перевезу тебя я, мой сокол
или кондор, или пускай уж ласточка
в сердце моём твоего скол
или пускай уж часточка.


* * *

течёт тоска, за другой другая
по венам сине набухшим льётся
чужая песня сама поётся
мне не мешая, не помогая.

я песен этих набрал мешок
как замерзал во степи ямщик
трепал за гриву, шептал, дружок
за волгу, дальше — ищи-свищи.

по капиллярам российских рек
от сучек толстых, оки и камы
мой разбежался двадцатый век
от непорочно зачатой мамы.


* * *

в полдень толстый и чванливый
не тебя мне отпоют
в тот компот, который слива
и за несколько минут.

я любому, дорогая,
отшибу рога на башне
потому что вы — другая
как вишни-черешни.

потому что будет завтра
на траве, не на траве
днём обед, а утром завтрак
в непутёвой голове.


* * *

не к сараю пойду, а в бахчу за дыней
перерою крым, перерою рым
я невесту найду и в сухой пустыне
урби-орби на русском переcкажу.

папа любит учить любить
из судака я беру древний достойный род
я её буду учить корану, бить
вечером — наоборот.

где найти четырнадцати и с лисичками
заплетёнными в косички глазами
с птичками беглыми в тёплых маслинах
с дрожью в бёдрах толстых, худых спинах.

коринфянам-овцам распятый павел
не по-ангельски говорит
а бряцает в медь, в кирасу, и прочий фуфел
и не ведает, что творит.


ТЕЗАУРУС

по короткой лестнице февраля
входит моя луна в деревни
стукаясь об словари даля.

по короткой лестнице февраля
катится моя голова долу
буквы считая древние.

длинные марты на языке стаяли
вкусом и тактом ранней весны.
стояли мы на реке-куяле
стоя видели сны.


РУССКИЙ РЕДИФ 2

      что такое осень — это небо
      писающий мальчик над прудом
      водки килограмм, поллитра хлеба
      сказок русских невъебенный том.

      что-то небеса сегодня хилы
      дождик семя сеет не туда
      примеряя драные бахилы
      девочка смеётся у пруда.

      и такая медленная мука
      и такое горе на груди
      награди меня, больная сука
      светлым тем, что будет впереди.

это золотой запас отчизны, мля
этим дружим, этим дорожим, бля
это от покойника до тризны, мля
ищем этого, от этого бежим, бля.


* * *

их заплести, а значит понять, а прежде простить
как двор замести, как камень поднять в горсти.

девочку заплетая в косички
готовишь отдачу вверх и влево
треснутые звездой очки
летающие от хаты до хлева.

там будет на небе ещё не така звезда
не та откроется бездна нам и пизда
но это марфы те будут и те матрёны
которым косички нами и заплетены.


ЭМИКРАНЕА (Twa Corbies)

на стекло налипает листва
молью сивой красивой болью.
сизых воронов только тва
разной веpностью и любовью.

разобьют, мой дружок, cии два
междометия и глаголы
расклюют для нерусской школы
существительное молитва.

полушарий бывает два
и когда прибывает кровью
эмикранеа значит тва
ворона под седой бровью.


* * *

                                                        ольге

моя сука ходит в пальто и ботах
на трамвае ездит на трёх работах
моя сука любит из петербурга три.

посмотри как смотрит дождями сука
из какого глаза течёт разлука
что снаружи суки моей внутри.

я хожу на цырлах как сука скажет
как падёт костями как карта ляжет
скажет будь рекою и я река.

я теку и вьюсь я глубокий синий
я по слову суки и дождь и иней
я и азия и америка.

боты, радость моя, не кунай в лужи
голос, сука моя, об тебя простужен
баттерфляй не летает зимой по рис.

нужен, сука, мужик из прошлого
обшлага кавалера кивер мундир
командор наверное командир

три сошлись петербурга пошлого
суки яблоко и парис.


* * *

спящая на дубах сова
осыпаются ветки

ты смотришь девочка хмурая
я оставляю сиберию

солнце неспящих лермонтова слова
луна расставляет метки

улыбками самурая.

яблоки мне создают уют
помнят у комнат квадратных кубы
вытяни для поцелуя трубочкой губы
сонцы в рассвет встают.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service