Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Елена Тиновская

* * *

И горло у меня не пересохло —
Сознание притихло и оглохло,
И внутренний рассказчик замолчал.
Промытый город, видимый сквозь стёкла,
Стоял и ничего не означал.
И боль слегла, лежала, не болела,
Я говорить могла и не хотела,
А только всё глядеть перед собой,
И так сидела в кухне и смотрела
На стул, на стол, на чайник голубой.


* * *

Я Пушкина не спас!
А Пушкин был в запое.
Он мне кричал при всех:
«Ты бездарь! Ты — говно!
Уйди, совсем уйди, оставь меня в покое!»
Я встал, хотел уйти, подался к двери, но...
Был Пушкин одинок,
                                  как маленькие дети,
Читал свои стихи и плакал над собой.
А этот человек и вправду был на свете,
Единственный поэт, не то что мы с тобой!
Бля буду! Буду бля!
Когда-нибудь да буду!
Когда я буду бля, я всех собой спасу,
Я стану всех любить, и Пушкина,
                                                        паскуду,
На трепетных руках над миром вознесу.


* * *

На зоне УЩ триста три-дробь-четыре
В отряде, в бараке, в затерянном мире
Вошла незнакомая дивного вида.
«Ты кто?»
«Аонида».
«А я Зинаида.
Ты снега белей, моя сдобная сайка,
С тобою сытнее голодная пайка,
Нечастая дачка — мама заслала —
Шершавая пачка “Беломорканала”.»
Скрипите, пружинки, железная койка.
«Люби меня, Зинка!»
«Люби меня, Онька! Люби меня, лада,
До смертного срока! Чего ты?»
«Не надо! Не высижу столько.
Вы в вашем бедламе с бедáми, с делами.
А я пустотела — взвилась, улетела.
Ушла сквозь чердак в слуховое оконце
За синюю тучу, за красное солнце.
Орёт на разводе Сергевна-корова:
— Нет Музы Петровой!
Где Муза Петрова?
Прости, моя Зина, грешнáя-земная,
Ты верно любила, была как родная,
Прощай, однохлебка, держала некрепко,
Нет зоны, нет воли — есть белое поле,
Его переходим от края до края.
Прощай, дорогая!»


* * *

Резиновые чуни на воротах,
И от дороги пыль на простынях,
Свинцовая вода в водоворотах,
И хвойный лес на голубых камнях.
Похожая собой на Чусовую,
Такая же нарядная река,
Где передачу получасовую
Под благостным названьем «Облака»
По радиоприёмнику искали
И слушали в вечерней тишине,
А облака свои дожди таскали
По низенькому небу на спине.
И в пятистенке печь топилась жарко,
Дышала раскалённою стеной,
И вспыхивала дальняя цигарка
В осенней темноте непрободной.


* * *

Ключи нам старший по подъезду
            Не отдавал,
А так хотелось спуститься в бездну —
            В полуподвал.
Там три кладовочки, три клетушки
            На три семьи.
В них где-то плюшевые игрушки —
            Друзья мои.
И семь ступенек, и паутинка,
            И темнота.
Над головою поёт пластинка
            «Феличита!»


* * *

Февраль. В сыром снегу глубоком
Четыре тачки полубоком
Застряли. Тщатся мужики
Машины вытащить из снега.
Уже весной наносит с брега
Незамерзающей реки.
Весною пахнут тополя
У железнодорожной кассы.
И вдоль парящей теплотрассы
Чернеет талая земля.
И мужики глядят во след
Хвосту и куртке неформала,
Когда его мотоциклет
Несётся с рёвом вдоль квартала.


* * *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
но пока я жива вибриру-
ющий звук сохраню внутри,
призрак Баха бродит по миру
и воздушное электри-
чество бредит органной, трубной,
фортепьянною правотой...
дрогнешь складкою носогубной
над коронкою золотой
и представишь в уме такое,
что дороже себя самой —
путь до истины и покоя
по вертикальной прямой


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service