Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Крушение парковой скульптуры
Эсперантура

Игорь Ситников

        Солнце с боями пробивалось сквозь нубийскую беспросветность туч. Адам вышел из троллейбуса. С городским транспортом было нехорошо, поэтому необходимость везла Адама вперед на чем попало. Он купил месячный билет на всю специфику социального транспорта и ездил теперь, как либерал. Когда транспорта совсем не было, либерализм позволял Адаму идти пешком.
        Он сошел на плацу Ленина и быстрым маршем шагал на автобусную остановку, чтобы ехать дальше. Но проходя мимо парка, остановился.
        В центре раскушетилась женщина. Она раскушетилась широко, но неудачно — физиономией об асфальт. Правой руки у нее не было. А гомы проходили мимо, не останавливаясь. Их физиономии выражали страх, индифферентность, злую радость.
        Мура с коммунистическими девизами лежала в руинах, что вместе с разбитыми парковыми скамейками изрядно преувеличивало эффект. Особую импрессию вызывали дремотные фигуры двух юных гомов на законсервированной скамейке. Казалось, это они помогли свалиться грандмужичке и теперь отдыхают.
        Адама потянуло к этой падшей женщине. Он волеизъявил исследовать ее интерьер. Пока она неподвижно старела в центре парка, Адам видел только ее стальную физиономию и правый ковш, ордирующий лететь на безнадежные пики. Адам видел ее здесь всю свою жизнь. Она мешала ему жить. Она мордовала тех, кого он любил. И теперь, наконец, он увидел, что скрывалось под ее чугунным платьем.
        Жерлом пушки оттуда грянула на него пустота.

        Пустота высасывала Адама, хотя все в интерьере было антично: мебель, книжные полки, гербарии в вазах, игрушки, разбросанные по плоскости. Но высасывающая пустота угнетала.
        Победа вглядывалась в него. Она вглядывалась глубоко, в самую сердцевину. Ее окуляры проедали все его внутренности. Еще секунда, и Адама не станет. Надо было что-то делать. Он вышел из корпуса и левитировал к плафону. Он знал — для того, чтобы победить, нужно исследовать источник атаки. И Адам заглянул супруге в лицо.
        Лица не было, был бледный череп с иллюминирующими окулярными отверстиями. Он всмотрелся вглубь. В центре реактора Адам видел конденсат агрессивной энергии с липкой радиацией. Победа исчезла.
        Источник агрессии не заметил маневра. Он продолжал вычерпывать его корпус. Она пожирала даже пустоту. Адам испугался. Он испугался не за себя, его испугало само свойство материи.
        Много лет она стимулировала любовь, ревновала до жадности, плакала. Но она была только конденсатом агрессивной энергии с липкой радиацией.
        Адам испугался за корпус и заэкранировался. Горгона ударилась в рефлексию и зарычала. В центре комнаты раскушетилась женщина. Она раскушетилась неудачно — лицом о плоскость. Конвульсия спазмировала ее правую конечность. Адам смотрел на поверженную экссупругу. Его физиономия выражала индифферентность, но страха и злой радости не было.
        Он поднял ее.

        Экссупруга продолжала привычно стоять в античности интерьера. Ее правый ковш безнадежно ордировал лететь на ржавые пики. А гомы проходили мимо, не останавливаясь. Они уже видели зияющую пустоту под чугунными складками ее платья.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service