Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Новая сестра

Алексей Шепелёв

I

        Мы с отцом поехали <сегодня> за клубникой, с нами был и брат. Всю дорогу почти я спал или смотрел в небо, лежа на заднем сиденье. От дома мы отъехали на 100 километров. Здесь был совхоз, который выращивает клубнику на полях. Мы оставили машину в тени, а сами собирали остатки клубники, заползая на корточках все дальше. От жары у меня потемнело в глазах, все тело покрылось грязью. Я и брат зашли к самому краю, а отец был еще у того края. Вокруг нас вились другие собиратели. К отцу подошел загорелый и сухой тип, показалось, с серо-коричневым лицом, в одних трусах с клубничными пятнами. Я посмотрел: длинная челка и плохое лицо. Брат сказал, что просит бензина. Я стал собирать, все тело ломило, особенно шею.
        Долго они кружились, потом отец шумнул что-то и помахал рукой от машины. Ключи были у брата. Он пошел туда, залез в машину, отец пересел на заднее сиденье, брат высунул голову из машины и крикнул, что сейчас приедут. И брат мой поехал, но медленно, зигзагами, то тормозя, то подпрыгивая. Тут я все понял.
        Они доехали до «козла» метрах в семистах, там копались минут 15, будто в технике. Обратно приехал один отец, встав в посадках, посигналил, махнул. Я взял ведра и поспешил к нему. Поставив их в багажник, я вынул там из тряпки пистолет 45 калибра с глушителем, который дал мне один друг, чтоб я показал его другому другу и сказал цену — 3 млн. Я сел сзади и, высунув пистолет из-под майки, приставил его к затылку отца. Он дернул плечом, и я прострелил его голову. Не с тем связался, родной.
        В стекле была дырка; я выкинул его (он был оч. некрасив, особенно лицо, зубы с кровью, коричневая жилистая рука); вытер сиденье тряпкой, помыл водой стекло, сели поехал к «козлу». Дорогой я проверил пистолет; хотел заехать сзади из-за посадок и стал в них, наблюдая изблизи за «козлом». Минут пять спустя вылезла из него хорошенькая девчонка лет 17-18, потопталась, посмотрела туда, где должна была быть машина, заглотила какую-то таблетку и вновь забралась в «козла».
        Я решил действовать иначе. Остатками воды я хорошенько умылся, одел бывшую тут модную братову майку, изрезал свои старые джинсы под панковские шорты, пригладил челку и пошел к ней пешком. И сердце мое заколотилось, и казалось, что изо рта, изнутри, пахнет кровью. Поравнявшись с «козлом», я бросил взгляд на леди. Пошел чуть дальше, приостановился, как бы в нерешительности, — она смотрела. Я подошел, открыл дверь: «Извини, пожалуйста, у тебя нет водички?»
        Она как будто очень-очень сильно этому обрадовалась, и губы ее были, по-моему, черными, наверно, от волос. Она дала мне пластиковую бутыль, улыбаясь очень красиво и радостно, но когда посмотрела  т у д а, улыбка ее пропала. Я, поглаживая живот под майкой, наткнулся на пистолет.
        — Ты одна?
        — Я жду своих. — Она это сказала с обреченностью. Я понял. Мне было жаль ее, но оставаться здесь мне невозможно: мне только 19,5, а я уже потерял 4 минуты жизни. Она захлопнула щель дверцы и включила зажигание, я бросился вперед — она газанула, сшибла меня и проехала по ноге. Остановилась, открыла дверь и высунулась — я выстрелил и попал в руку у плеча. Она осела, я лежал наверно с переломанной ногой. Так прошло полчаса.

II

        — Эй, парень, — с болью и злобной радостью выговорила она, — не стреляй больше.
        Мне было совсем дерьмово, я чуть был жив. Услышав ее, я приподнялся и огляделся: собиратели по-прежнему собирают, все тихо, машина наша краснеет в кустах.
        — Я ведь не нарочно, а ты... Я вижу, ты крутой какой-то, и сумасшедший еще, ты мне очень понравился, хоть ты и не красавец, но... Я не хочу тебя впутывать в эту историю, поэтому... ползи в сорняки... ползи, а то хуже будет.
        Я хотел взять пистолет, наставить на нее и заставить рассеять все тайны. Только тут я заметил, что «козел» отъехал от меня метров на 10, а пистолет валялся метрах в 3. Я почти уже выкрикнул: «Кто быстрей!» — да осекся: что же она не подобрала пистолет раньше!
        — Мне больно... — это она сказала очень тихо и не для меня, одним вздохом, но я-то, конечно, расслышал даже через туман в голове.
        — Ползи, — повторила она. Я пополз, только к ней.
        Пока я полз (без пистолета), она включила зажигание и размышляла, что ей сделать, я тоже размышлял... Она уже пробует газ... всё, вот и расплата — смерть! От нечего терять я закричал:
        — Ты тоже мне понравилась! — Она уже ехала. — ... с первого взгляда, особенно жопа и губы! — Пыль от тормозов накрыла меня, рядом стояли колеса, над моей головой открылась дверь «козла».

III

        Оклемавшись очень быстро, я приподнялся и сразу увидел, что ее нога прикована странным наручником с цепью к рулевой колонке, и ноги, очень хорошие и белые, были все в жидкой крови. Она сказала мне, что с ней был человек, он убийца и еще не понять кто, и недавно уехал на дело туда-то (показала туда, где я застрелил человека), там, мол, остался еще кто-то, а двое из красной машины здесь, лежат в задке «козла» связанные. Последнее я уже знал. Я с трудом залез назад, нашел там раздетого, связанного отца, и брат тоже был там связанный в мешках. Я освободил их, брат сбегал за машиной, отец сказал, что тот тип загипнотизировал или оглушил его (скорее всего, первое), потом, видимо, снял одежду и проч., сам надел парик наподобие волос отца. Я сказал, что вычислил того типа, заподозрив неладное сразу, но не стал говорить, так как все знают мои вымыслы, и решил всё, когда брат, который отлично водил машину (несмотря на свои неполные 15), стал ерундить. Единственное, что могло погубить нас, — медицинская помощь: я не давал никому выговорить и даже угрожал принесенным мне пистолетом. Брат перепилил ножовкой из машины цепь, и мы отправились через ***-ский лес домой вчетвером. Как сели (мы, естественно, сзади), мне пришлось вытирать ей кровь на ногах, — майка была уже надета на жертву моего недоразумения для, так сказать, товарного виду, — поэтому я легонько стянул с нее трусики. Хоть мы выезжали через лес, то есть «черный ход», однако и там стояла будка со шлагбаумом и весами, нас хотели оштрафовать или даже задержать и еще что-то, но отец (по моему наущению-приказанию!) дал им 50 тыс., и нас выпустили; потом еще нарвались на ГАИ, за рулем был брат, и нас опять хотели оштрафовать.
        P.S. Надо сказать, что пистолет я протер от пыли и продал. Странно, но никто ничего не видел, поэтому нас даже не сразу стали искать (позже я случайно услышал про это дело, правда, в сильно искаженном варианте). Родителям, конечно, пережить всё труднее всех, однако ж мать как бы и не верит моим россказням, а я и не настаиваю, так что все превратилось в какую-то шутку. Отец, правда, стал замкнут, сидит один и думает постоянно о чем-то, а раньше он был очень общительным и веселым от любого пустяка. Прошло уже 1,5 года, а нас не нашли, я бы давно рассыпался от кошмаров по ночам, но сплю я теперь редко, но сладко: она ведь оказалась сиротой и стала сестрой моей вместо умершей в детстве Танечки (до свадьбы).
        P.P.S. С детства как-то не люблю романтиков и проч., теперь же все упрекают (хотя — за что?!). Просто так получилось, я не виноват — мое воображение совпало с реальностью, да еще это этот чертов пистолет! St. тоже не любит все напыщенное, но на свету притворяется христианской душой, а ночью улыбается белыми — прости за ассоциацию — зубами с болью и злобной радостью, и мне кажется в темноте, что у нее губы черные.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service