Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Виктор Iванiв

Часики двух погодков

Он шел, и огонек у него перед носом,
казалось, возникал то над одним плечом, то над другим,
было немноголюдно, не было солнца, перед сносом
дома стояли за день до покрова,
и отпускали по себе круги,
перед лицом оставшихся без крова.

Последний раз по тропкам дыма перейти могли
вы с дома на дом, и быть в окне чердачном по колено,
и с краю быть недосягаемой земли,
и задом чувствовать, что остывают крыши,
и видеть лампы белого каленья комнат бледных,
и с верхних этажей плевать на ближних.

Последний раз, перед окном вытягиваясь в росте,
глядеть на праздности парад — на двор, глядеть на поплавок —
не появился ль кто, и, выдернув звонок в корнях волос тех,
где застревал как чучело корабль,
считать, ступенек сколько, в такт кивая головой,
из сумочки вниз полетят монеты, капли,

помада, зеркальце, резинка, медальон,
и все по косточкам; когда комод раскроют,
тогда в нем рев трамвая отдаленный
вдруг отразится смертною росою,
и человек в квартире оглушенной,
когда часы поставить по москве,
позавтракав хвостами рыб сушеных,
отравится, захочет на тот свет,

твой друг, сидит на груде из вещей,
как будто с желтою звездою на груди,
пришел ли кто, принес ли извещенье,
и словно ждет команды «разойдись»,
как в башмаках на разны ноги посреди
пустынной площади, где огоньки зажглись

над головами, чтоб мы понимали языки,
ты мне скажи, что значит это слово:
то «след ноги», «несмытое пятно», «ваша работа»? —
А в доме возникают сквозняки,
часы глядят, у них не видно зоба,
как пара полнолицых идиотов

из-под стекла. Зевота проступает,
на животе сто́я одной ногой,
заботы две: жабо́ нужно, покрой не прилипает,
и потолком тебя накроет как волной;
глядят...

И скоро старятся, и ходят без пожитков,
как между близнецов наследство разделить?!
на что глядят больные щитовидкой?
на что бы им свой глаз не положить? —
Поверх барьеров и поверх щитов фанерных,
повдоль поребриков и мостовых шпалерных,
в последний раз нельзя не удивиться, —
под взглядом пристальным, как крест нательный,
в общественных местах и в комнатах раздельных


The Ballad

                               посв. Кате К.

по краю лужицы голубь бежал
когда мы стояли у лавки
купили мы розу купили бокал
купили зонтик на палке

потом мы были на пустыре
у дома где крыша из толя
и было тихо как в монастыре
как в нашей безлюдной школе

едва ли кто-то из нас сказал
что у него получилось
как пройти на ж/д вокзал
и солнце садилось

и мы тогда тоже за дом зашли
а в дом заходить не стали
а там за домом клумбы росли
грядки грядки с цветами

а в нашей школе тогда был спортзал
в него пять мышей забилось
а наш физрук все время икал
и склонность одна развилась

у нашего с тобой физрука
или это только казалось
что наш физрук все время икал
или таскал нас за́ волосы

и мы тогда тоже за школу зашли
а в дом заходить не стали
а в нашем доме свечи зажгли
совсем как огни в спортзале

а возле церкви тогда был сад
и в нем посадили сирени
и эту сирень посадили подряд
и нам не хватало зренья

тогда посмотреть на церковь сквозь сквер
как будто на свет под дверью
и нам казалось что прятался зверь
и бегал в тени деревьев

ну а за церковью был овраг
ты нас поменяй местами
но и тогда за церковью был овраг
в овраге окна с крестами

они отражались когда свет в домах
по вечерам зажигали
а люди всё жили в годах в годах
а может быть только спали

ведь только спали потому что днем
уходили они на работу
а воскресенье был выходной
и выходной в субботу

и в выходные пели они
и про косу под пилоткой
а пели они в выходные дни
и про косу и про лодку

а то среди них было голос пел
по горам по дола́м нынче здесь завтра там
по небу полуночи ангел летел
наследник из царского дома сбежал

а за оврагом была гора
где петел крикнул ура!
бывало где пил я вино из горла́
а ты где цветочки рвала

мы жили в городе хрустальный гусь
в одну хрустальную ночь
зимой гора бывала в снегу
а летом была в пуху

наверное все было видно с горы
все видно с горы точь-в-точь
все школы и церкви и все скверы́
как отошедшие прочь

а пенья не слышно по выходным
которое снизу шло
не видно огня а только дым
и солнце когда зашло

зато очень слышно в самом низу
о чем говорят на горе
как слово сказанное в лесу
как слово с крыши во всем дворе

поэтому скоро весь город знал
что́ с нами случилось
я спросил где ж/д вокзал
и солнце садилось

а мы не знали что в дом не зашли
хотя всё время поём
но ты мне рот землею зажми
когда нам будет страшно вдвоем

наверное в городе знают слова
которые повторяет один голова:

«потерянный пес не ответит на зов,
он не вернется из дальних лесов».


Прекрасный скрип

                                              посв. Умбрашке

скрип прекратился, но свертки скворцы!
прокралась к тишине, и шьется цифирь,
чувствительною никтью рвется,
подернет нутка небо ночь (в сердце)
неровно сквозь) чуть свет (изюм имбирь.


Больной девочке

От... плахиплашмя  уплывающий в угол
Шар страшный и пахнущий гретою солью
и синькой  пока-жжется спинкою боком и кругом
а тень меняется плоскойполоской

На цыпочки на стол до антресолей
на цéпочке крестик  по лесенке лента
над крашеной кры-шей  за — са-мым шпицем
летит тихо   задев лишь за лето

Курить так охота и хочется сикать
над полем за домом не надо так тикать —
— уба вилось  как возле спящих ступать?
и все незаметней Он едет на ослике

В трико коротких  с цветком  в тряпице
видна лопатка  а рядом  видна заплатка
он отвернулся... мама... играли в прятки
от виноватой жизни  не надо...  кашля казни

На форточках солнце дрожит и д-раз-нит
на корточки  крошечный шар  к ним
на коньках  а кино по экрану  шаркнет
сиреневою папиросою  пахнет  слезы

убитых, и яблоку негде упасть


* * *

Месяц, когда высохли все слезы,
и виноградные деревья в детских телах ещё только саженцы,
когда покойники самые бестелесные, самые беспечные и печальные, —
им корочка хлеба поверх стакана,
ровные его края,
когда нет ни счастья, ни бессонницы,
ни водевиля,
и вообще вода чище водки,
месяц без пятен,
без пятерни,
месяц падших.

В месяц бескровный встречаются нам альбиносы,
в месяц, когда сладко облизывать косточки,
и самые яркие автомобили бесшумны и блёклы,
и когда шапкой поставленной некогда Пасхи крохи хлебные,
липкие прежде, сходят с руки, —
вешают шляпы тогда, и настенные росписи
уж не притягивают, и расходятся магниты,
сами собою сходят коросты, и легко умирать,
коли ты вздох, и слабнут корни мигреней,
вошь уже вымели и гнид еще нет.

Рахит и дистрофик, и ты, долговязая дылда,
ходют со мной по дорожкам с прибитою пылью,
ходим, и вместе едим творожок,

молодых людей не видно
на улицах, ни свадеб, и редко рождается кто,
лишь спускаются по лестницам и выходят
полнолицые, с круглыми шарами, с тупым удивлением
дебильные погодки, что твое молочко,
безвозвратные, без возраста, точно вчера родились,
Алексей и Виталик, и девочка, что говорит: «Краснодар».

Месяц уже
насту-пил на сносях,
как сердешники глотают валокордин,
и белые верёвки обхватывают и кусают обновки,
когда женщины особенно часто стригутся,
небо улетает, туловища вытягиваются,
под солнцем холодно, все прячутся в свои халупы,
и даже на самых жёлтых шторах волнения не заметно,
тогда дети не грустят,
дети едят вафли.

Зато ночь не сковывает, совсем сквозная, никто не мёрзнет,
Том Вэйтс ходит по чёрному небу,
и мне подарил уже ботинки,

а цыганские мячики уже никого не интересуют,

как и мясо сырое,
и никто не скажет вам Wer ißt meinen Apfel,
потому что у всех руки в карманах, и розовощёких нет,
как и ничего выпуклого, кроме этих идиотских лиц,

когда врачами всем прописаны капли,

месяц, когда если что и случается, то исчезновения,
и потом перчаток никогда не найдёшь,
месяц, что адские псы держат уже в зубах,
но у них нет слюны,
а потом ты склонишься под ними,
подняв воротник, прячешь голову,
а они виснут у тебя на плечах.

Начинают болеть стенки сосудов,
и возникают старые синяки,
достигнув самой фиолетовой фингальности,
а потом без боли пропав,
месяц, когда в щели ещё никто не дышит,
но когда затворяем дощатые двери на шпингалет.


Косточка

Мне сказал отец одной флейтистки,
косточку выплюнувши вишни,
он молчал и вдруг мне руку стиснул:
«во грехе ли меня обвинишь ты?»
наклонился и шептал мне близко-близко:
«она будет тебе польской королевной,
она будет страстнее, чем метиска,
будешь зятем мне, а дочке кавалером».
дух мой спёрло, ком в зобу, резь в кишках,
так хочу её в жены, музыкантку!
развёл брови он, защурился ишь как!
и сказал: «сведи мне дядю-маркитанта».
как! родного дядю, я тебя,
я тебе в твоём лице сейчас разводов разведу!?
как, родного дядю, он меня
за руку водил в саду!
целый день бродил я натощак
мимо моря, что так гладко стелется,
мухи вились вкруг меня, но нет, но нет еща,
только к вечеру назавтра я прельстился.
и я ему сказал безвидно внешне,
если ногу она может заголить,
не жалеет годы свои вешние,
тогда буду резать, буду бить.
сладили мы дело, согласилась
эта белая, красивая бандитка,
к дяде я пришёл, не знал, что смылась
от меня она с контрабасистом.
я её искал сперва, сначала,
но вот, вспомнил об отце её.
косточка мне рыбья горлом встала,
вышел мой заклад тогда с процентою...


Воспоминание

Я вижу сон когда и в нём сентябрь
а просыпаешься на трёхколёсном
когда съезжаю я на нём с железной горки
весь сжавшись падая ребёнком
или когда с потресканной селёдкой
и дремлют вокруг лужицы котята
меж листьев денег и от лучей косят

где подымали как хоругвь большую швабру
воображая к потолку прогнувши спину
иль поджимая ноги под водою —
всё выдаёшь себя до половины
а лучше: узнан с головы до ног —
так треплют по щеке того расслабленного
в кусту ломающихся голосов его детей
так ломятся столы от глаза воровского
закрыты плотной скатертью затем

когда отодвигаешь время надоевшее
твой смертный час лежит невдалеке
уже в твоем дворе тогда стоишь как девственница
и мочишься на собственную тень
а вот в том доме где мы были в таком виде
пятьдесят шесть окон в своём роде
постой-ка здесь а уж меня подводит
к дороге где одни автомобили
старушка серая кладёт листком лавровым
привет из супа от тебя на память
и ты ведёшь меня туда за палец

там где прохожие вдруг все ведут плечами
кто позади кто выпадает с зонтом
как снег на тротуар широкий и шершавый
и все животные на нем так жовты
когда обвалятся сады тогда на отмели
всё будет плавать даже этот окорок
развёрнутый но думаем о том ли
что изнутри там всё такое мокрое
лицо что оттопыривает опытно
глядит опасливо на наши сливы ёб твою
глядит глядит но вот во рту счастливом
она потонет и морская пена
с тоской и воплями зажатыми в боках
пойдёт из их груди как молозиво
мокрицы вы пиявки сколопендры
держите вертикально на зубах
такого молодого и задумчивого
осклабившегося святого мученика
ужасного... и кладбища нет гаже
ему в дому огня не зажигавши

ты знаешь на железной дороге
уже позеленевшей когда поздно
уже смешавшейся с землёй
обходчик ходит
и бьёт киянкою кувалдою по рельсам по пальцам
и если неожиданно одновременно
вдруг стукнет сердце то наверняка умрёшь
и знаешь огромный квартальный
мог гнаться за мальчишкой по улице
и Бородин уйти из дома без штанов
и что отворачиваешься когда как китайцы
палочками
двумя руками чужое берёшь

тогда как дети дышат до зимы
разглядывая черви дождевые
то на чужой чердак залазим мы
испуганные и чуть живые
хотя и нету никого вокруг...
как будто бы в кладовке нас запрут
где продуктовый магазин продолговатый
и вид весь у тебя придурковатый
когда на Пасху надуваешь целлофан
и обувь кажется чуть-чуть великоватой
тебе, великовозрастный, тебе, мой корифан


* * *

                                                                         посв. Скворцу

Деньги... их ловишь как мальков в воде холодной
грустные и юбилейные монеты
автоматы с газированной водой
Тархун и Нарзан 1 коп., 3 коп., 5 копеек...
деньги на земле как пух
тополиные листья и вы среди них
спрятанные под бутылочным стеклышком
через которое впору на солнце глазеть
монетки на дне пруда на счастье и вокруг вечного огня
где плавают шляпы и корабли из газет

могут люди побираться и прибедняться
и стоять с утра за подаяньем
будем лучше снова одеваться одеваться
только посмотри совсем по-обезьяньи

бывает — складывают деньги столбиками
будто это пирамида детских вздохов
только бы не сбиться им со счёту
и не надо думать о покойниках

изображение царицы Клеопатры
известно нам по круглой монете
и на неё показывали пальцем
и слишком много рук оставили в монете вмятины
чтоб стала царицей курносая курва

но я хочу вам рассказать про один день
придётся мне говорить об этом медленно
про день когда мы нашли деньги

в полдень осенний солнечные лучи
уж не упираются в землю почти
и холодно в норах кротам и дождевым червям
но только облака найдут — как уже холодно и нам
и тотчас скрадываются тени

я сказал: надо искать деньги
натыкаясь на прохожих ради шутки
потом мы подошли к витрине
и вдруг ты нашла деньги и мы нашли деньги 10 рублей
и никто не заметил
дело в том что мы были слегка потуплены
и вели неумолчные переговоры
и ты спрашивала моего совета
были куплены булка кефир и пачка беломора
и я не знал что тебе ответить

и мне казалось что ты давно уже об этом знаешь
но смотришь вполглаза и потому не догадываешься
но я всё-таки не хотел тебя расстроить
тебе казалось что я вот-вот скажу такое
что вокруг нас полно морских сокровищ

уж лучше б мы влезли в круги спасательные
уж лучше б мы ели конфеты сосательные
как надменные и деловитые карапузы
которых никто никогда не видел

у меня в карманах ничего не лежало
хотя куртка и была на подкладке
она была не тяжела для носки
и в башмаках я ничего не прятал
я лишь сказал: на дно души уйдите мысли
я не хотел чтобы поднялся уровень моря
я не хотел не чувствовать подлога
но и постричь себя под гогу не позволил

мы были поблизости где день неподвижен день непостоянен
но ты рассказала слишком много —
так что я стал почти ненастоящий
ненастоящий но поправдашный зато —
как то подбрасывание на одеяле!
теперь уж не поправишь ничего

ты знала больше чем гадательно и ты знала:
Фома мог вложить персты а Петр передать ключи
и ты сказала: какой ты скрытный
но повторяю я ничего не прятал
даже пока мы ели куличи
какая там тайна — одно упрямство
я сам проникнут был тем страхом
и опирался сразу на все ходули
готовые распасться в разные стороны
и потому они ещё держали как на льду —
и я краснел как мышь увидев сахар

я никогда бы вдруг не изменил лица
что я испытывал в тот день — мы нашли деньги
и наши мысли были точно водяные знаки
что я испытывал:
столь превозносимое ныне восхищенье
и ярость по поводу утерянного гроша


* * *

Дима Гиндель был мой друг
и он говорил
что у него была собака Витим
и что я похож на неё

я хочу чтоб я на небе был
твоей собакой Витимом.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service