Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Башкортостан
Владимир Глинский

Карта

На моей стене — голубой квадрат,
загадочно заляпанный пятнами материков:
неведомый мне художник перемешал краски,
помахал кистью, а затем махнул рукой —
Да будет так!

Знающие люди говорят, что моя комната
и все, что я вижу из ее окна — находится
в этом квадрате. В пяти сантиметрах от Москвы,
в тридцати от Магадана...

И тогда я понимаю, почему я не бывал в Чикаго:
мой шаг излишне широк — я шагаю даже за полюс,
а, впрочем, грех жаловаться — я доволен:
комнатный «Полюс» выкачивает лед свой
из пластмассовой скважинки под сердцем Африки.

Я рад, что спасаю ее банановые пальмы,
таким образом, от замерзания.


Манок весны

Веселый радист, поющий во мне, для меня
Морзянку птиц, режущих перьями холод.
Я знаю — это Хозяйка капризной погоды
Спустила псов на тропу войны.
Охота на птиц. Я в ней — охотник, манок,
Я — жертва манка,
Поющего чужой полет, во мне, для меня.


Гамлет

Так жаждется оцепенения у будки. Псиной у моста,
В грязь, в оттепель так хочется проснуться,
Словно бы в тепле и не был от рождения,
Что отдало меня тебе вовек, о будка! Наш спаситель
Хоть и не хотел, но тянется душа тревогой волосатой
К полосатой робе.
Так нас утешь под Гомелью кобылой в ковыле,
Откобелись от пуза до лодыжки,
Спасенной мрачными водами Стикса взамен
Ненужной головы. Спасибо.
Хочется уснуть и видеть сны.
И в полусне с собою полудохлым положить
Отары девичьих сердец, что блеяньем своим
Меня сведут подале и подоле, по воле
Нужд их, наконец.
                 И так, сползая в полутьме к низам,
Хлебнуть, повеситься и видеть сны
Цепочкой выскользающих событий, и не взвыть — лизнуть
Доящую ладонь, и с сухарем в зубах под гнутый серп Луны
Нырнуть, пусть рубит горяче́е. Уснуть... и видеть сны
В дрожащем зеркале глазницы одинокой унитаза.
Люби меня, растрепанная мать,
Всей глубиной усталого погоста.


Незабываемая встреча кота с ливерной колбасой

Печальный господин в белых перчатках,
Уронив усы, уставился в ливер.
Я бы сказал, что он — крепко задумавшись,
Когда бы не явное наличие придатка
В виде хвоста, чей презрительный выверт
Исключает его из разумного мира.
И белая перчатка перевернула ливер,
Брезгливо звякнула грязною миской,
До смерти напугав старого таракана,
Решившего вдруг, что власть изменилась...
Но в кухню шагнули разбитые шлепанцы,
Голос сверху пропел: «Зарраза!»,
И руки ткнули печального господина
Носом в столь отвратительный завтрак.


Баллада

Рыжебородый чужеземец, приехавший издалека,
Подарил тебе дивный гребень —
Олень, горделиво склонивший рога
Под водопад
         тяжелых кос моей богини.
И под вечер, распродав товар, он зашел к тебе
Посидеть, испить вина, рассказать о стране,
Выпавшей из лап Большой Медведицы
Аляпистым платком туземки-модницы
На спину многогорбого верблюда,
Под тяжестью который пал грядою гор.

Много покружила над потерей Медведица
Пока платок не придавила крепость,
Брошенная сильной рукой народа,
Журчащего железом в тигле низины.
В крепости люди вымостили площадь
По болоту из белого камня.
И на ней каждый вечер поклоняются в храме
Черной Собаке,
             умеющей включать звезды.
И небо ссыпает драгоценную дань на золотое руно,
Лежащее перед конурой Собаки,
Умеющей хранить молчание, когда
В городские ворота проходит Ночь.
И тогда золотой рожок Охотника объявляет
О начале игры, и прячущийся достает из тайника
Божественные крылья из перьев и воска.
А люди одевают доспехи, закрывают ворота,
И разжигают костры...
А утром в них догорают крылья.
И смелые люди расходятся по домам,
И пьют за победу над имевшим крылья.
А побежденный на честно заработанный золотой
Греется вином во славу Собаки,
Не дающей загнуться под забором от голода.

Так говорил чужеземец с бегающими глазами, не хмелеющий от вина.


Полдень. Грязь. Ноябрь

Отставной бригадир промышляет разбоем,
Сын его в дряхлой телеге обозной
Чеканит ордена с шикарными усами
Милого папаши, вышагивающего изгоем
С бригадным глухим барабанщиком
По большим дорогам истории.

На обочинах скользко и полно усопших,
А в горизонтах глупо и бессмысленно
Ютятся золотые в карманах прохожих,
Лениво напрашиваясь на выстрел.
С лица мамаши, прикорнувшей на облучке,
Разлетаются к югу косяками морщинки.
«Да будь вы счастливы!» — кричит. При случае
Грозит указательным крючком мужчинам,
Коими всегда исполнена дорога.
Пьющим пиво, помахивающим бутылкой
«Будь... счастливы,» — свистит вежливо гаррота,
«Будьте покойны,» — уточняет пуля.
И с каждой потерей нас становится больше,
И с каждым трупом понятнее вроде,
Какой момент истории хлещет из глотки
Юнца, распластанного в колее обоза.

Так клинопись сапог на белом мраморе дороги
Телеграфирует воронам паденье храма Хаммурапи
На кучи прелые навоза.


Пророки

                            12. Елисей же смотрел и воскликнул:
               отец мой, колесница Израиля и конница его!
               И не видел его более. И схватил он одежды
                                 свои, и разодрал их на две части.
               13. И поднял милоcть Илии, упавшую с него,
                   и пошел назад, и стал на берегу Иордана.

                                                            4-ая книга Царств

И можно биться головой о стену,
Можно разбить (голову или камень),
И можно
        спуститься с горы и бросить
Толпе пророчествующих:
«Я убил Его. Нате!
И вот я стою перед вами.
Побейте меня камнями,
Если есть закон и есть судьи».
И вот я сижу на камне,
На котором я убил Его,
И пью воду, которую пил бы Он.
И не знаю теперь, кто я?
Ибо я родился, а Он — умер.
И кто вправе судить новорожденного?
Что ж, можно биться головой о стену,
И можно разбить (голову или камень).
И сказать пророкам:
«Был Илия на горе. И забрал Господь Наш, Яхве,
Илию к себе в золотую телегу.
Говорил мне убогому, Бог Мой, Яхве —
Иди к этому дерьму, наделенному языком,
И будь ему посохом на пути ко Мне».
И кто мне скажет: «Ты убил Его?»
Никто...

И, значит, можно биться головой о стену.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service