Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Василий Чепелев

Ряженка

Этот город убеждает в нелепости наших планов. Лето.
Появился новый фонтан. Издали кажется металлическим.
Но: в чаше скользят счастливые лица. А я смотрю. Дареному коню —
И ношу от жары тюбетейку цветную из шелка.
Ноги месят асфальт и уже удивляются твердости линолеума, паркета.
Читаю про то, как эпителий из плоского сам по себе становится цилиндрическим.
Плаваю, плаваю, плаваю, плаваю, плаваю и люблю.
Засыпаю даже над «Иностранкой» и пью лишь ряженку, от пива не видя толка.
Вспоминаю прошлое, закидываю удочку, вытаскиваю извивающихся из ям.
Боже, как он тогда сказал, что может перейти реку! Рыбак.
А потом долго снимал сапоги, и я у его был ног, и мы хохотали, и от
Усталости мечтали вслух о кулинарных шедеврах и охлажденной влаге...
Как я давно уже не был по-человечески пьян.
От этого даже пропала игра — везенье надо питать, за так — гора; подобия драк.
Вспоминаю еще, как в детстве ел теплый мед из тающих сот;
К счастью, не имею возможности вспоминать пионерский лагерь.

Эта ночь убеждает в неясности планов. Я выспался днем.
Комары рвутся сквозь тернии марли к звездам моих сосудов.
Паралич голосов — сокращение букв привело к росту объёма.
Сегодня у меня опять узнавали путь. Молодые, волнующиеся и, увы —
Посторонние. Выбрали из толпы, остановили, говорят: «Никак не найдём»,
Потом — «Спасибо». Понравились. Отвечаю: «Мне абсолютно нетрудно в
Этом городе этим летом найти что угодно, определенно.
Я изучал их по школьной карте, я расползался...»
                                   Ветер унес подарок, и распугал прохожих,
                                                                       и разронял все планы из моей головы.


* * *

Будем ехать всю ночь и бросим машину в Аделаиде.
У поворота нас встретит немаленькая собака.
И немолодая женщина в дешёвой одежде расскажет о сыне
Ростом два метра с лишним, без малого, в лучшем виде,
Во имя отца идущем по другой стороне двора. Я отвечу ей: «Motherfucker.
Говорят, и я похож на канадца, и в Австралии, и в России, до свидания, и остынь.»

Дойду до моря и подниму пистолет чужой длинной, как дым, рукой.
И меня остановят при убийстве чудовища уродливые татуировки —
Что-то церковное, или библейское,
                           или куполами и нимбами увенчанное изображение оформленного говна.
Скажешь, что всё ж таки я способен — проведу меж лопаток: оправдывай мой покой.
Встанем с песка и, качнувшись, пойдём домой. И у с киосками остановки
Уже не рыдает женщина. И двухметровый сын. И пёс.
                                                           И песню свою погорельцы раскладывают у окна.


Der zärtlich Zauber

Толкаю плечом, плечом — Шуба из кошки, в сторону, в сторону.
Я тороплюсь, а ноги скользят — под снегом под снегом лед.
Дверь закрывают передо мной — на перерыв, на обед, на приём товара, раскладку писем.
С горя куплю в знакомом киоске стопу газет. Стопами ног топал как мог — сбился.
Сегодня — уже просто лишь с точкой. Восклицательный знак после слов постоянно врёт.
                            — Ответь мне: чему я завидую? Говори, говори. Всё утро терзал.
                            — Вопрос некорректен — слишком много синонимов. Ты покраснел.
В доме напротив окна светятся треугольником. И только три верхние этажа.
                            — Ты бы смог? Я бы да. Да еще — легко, спокойно, спокойненько.
                            — Ты в моей голове — угадывая, гадая и ворожа;
С моим пробуждением постарайся исчезнуть, чтобы я побыстрее встал —
Мне снова бежать и некогда думать и разбираться, и разрываться, что-то решать
                                                                                                          и решаться с выбором тел.


Май

                             Вечером со звоном и грохотом рядом упал потолок.
                             Его осколки долго мешали жить, цепляясь к ногам.
                  А утром шел реденький дождик и почти никто не вставал.
       Только лишь: мальчик в парке до слез разглядывал подобранный волосок,
Длинный, крашеный, утерянный девушкой — вернуть бы за вознаграждение — стран-
Ной эпилептичкой, чьи губы в крови вчера возбуждали                                                          
                                                   даже суетящихся женщин и тех, кто, как он сам, мал;

         Братья смешные выгуливали собаку в зарослях,                                     
                                        в заросях, заброшенных, заросших — в прибежище маниака —
         Который сегодня, впрочем, только лишь ночь напролет                                              
                                        чистил ногти и лезвие скальпеля белым как сало платком,
         А сейчас мимо глупых и смелых ломких подростков                                                    
                                        направлялся домой, неся в портфеле из крокодила запах бо-
         Лот. Мальчик, порвавший волос юродивой                                                                               
                                        нечаянной дрожью тонких рук, сидел на траве и плакал.
         Слесарь с ночной работы шагал, качаясь. Его отражение,                                            
                                                              трезвое, в новой спецовке, шло навстречу легко.
         Старуха с биноклем из ближайшей многоэтажки                                                                      
                                   от любопытства рухнула наземь, разбив окно
                                                                  и перестав быть ртутным, а став соляным столбом,

         Чем разбудила соседей — родителей, хозяев, собутыльников, сожителей, жен и учителей.
                   Они вызывали ноль три, готовили завтраки                                          
                                                             и гнали детей — благо близко — во владения стад-
         Иона старого, окруженного парком, который, стало быть, не так уж обжит. В спортзал.
Лысый тренер, сжимая потные руки, загонял всех под общий душ,                                        
                                                                      и дети — после зимы один другого белей —
                 Сосредоточенно мылись, не глядя по сторонам из боязни путевки в ад.
                                       Лишь внук, наделенный вертким лицом, ждал.


Meine Privatstadt Moskau

Правой ногой ощутил что-то твердое под собой.
Смех в темноте неустойчив, радостью не должен быть.
Накажем друг друга в присутствии трех свидетелей.
Завтракать утром будем на Киевской кольцевой.
Я боюсь поездов и формы, но не боюсь прослыть
Безответственным. Меня здесь неплохо встретили.
Улыбайся — я чувствую, это произошло. Сейчас происходит.
Иду и знаю, и помню — и самого себя, и мое возвращение в полный рост.
Ты говоришь «да» дороге. Безлюдно. Шум — катер экскурсионный.
Жарко настолько, что шоколад пальцы раздавят, кусок асфальта — разломят.
Балчуг. Посольство Англии. Рыбак. Большой Каменный мост.
Я хочу над Москвой-рекой с тобой вдвоем прошагать колонной,
Или выпить пива у заброшенного пруда,
Вернуться к зеленой ветке, подняться,
Влезть под душ и вылизать раны — может быть, и не те.
Лицом к лицу — горячо. Спина к спине — летние холода.
Здесь нет похвалы, и неоткуда ей взяться.
Ха: музыка. Окно. Окно. Смех в темноте. Смех в темноте.


Палая листва

Я бы мог шептать не хуже. Чуть тише палой листвы.
Ты бы скользил по моим словам, как в темноте
Подошва по листьям по гнилым, теряя опору и
Притяжение. Слово «нужен» произносят дважды, увы,
И почти что всегда — на разные голоса. И почти что всегда — не те.
Я забросил к двенадцати ночи и ту, которую,
Ту, что смотрел, кассету, и тот, что читал, журнал.
Я хочу видеть другого актера на месте для
Убийцы, и другую фамилию в начале книжки
В роли доски почета. А ты всю ночь проболтал.
Проболтался форелью против течения, зля
Блестящей спиной рыбака. Время спишет излишки,
Начальство покажет правду. То, что примстилось,
Кончится, всхлипнув, по правилам, которых теперь
Не знаю уже и я — всему своё. Моя фигура
Снова связана с хирургией или же с морем. Просто гость
Ушел, и у лифта светится сигарета подростка. Дверь
Встретилась с косяком, ограничившись словом «дура».
Тут нельзя останавливаться. Мальчик почти
Что целует соседскую внучку, вручая бутылку
Колы с бликующей каплей слюны внутри. Суета.
Капля ползет к губам. В животе пузырьки. Расти.
И бабочки. Лифт шипит, стирая мою ухмылку.
Тот, кто им управляет, выбрал этот этаж из ста.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service