Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Визуальные тексты
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Дмитрий Бушуев

Мальчик играет игрушками

Мальчик играет игрушками.
Игрушки играют мальчиком.
И бьются кусты смородины
в зеркале золотóм.

Не то, что придумал Лермонтов,
но Тютчев приходит с ласточкой,
но я-то люблю Державина —
ему передам пион.

Здесь был кто-то точно выпивши,
принёс виноград и яблоки,
но я-то люблю Державина,
а гость себя не назвал.

Можно, я буду кем-нибудь
или хотя бы чем-нибудь,
хотя бы как зайчик солнечный
скользну по следам твоим.

Да вот ещё, зайчик солнечный,
а можно я буду... Господом?
Тогда я тебя придумаю,
и будешь всегда со мной.

Придумаю я Голландию
с размахом во всю Вселенную,
с Кремлями и динозаврами,
с глазами и под зонтом.

Прости меня, ночь с игрушками,
прости меня, Тютчев с ласточкой,
зачем разбудил Державина
не помню в какой стране.


* * *

Кого я словом соблазнил,
за тех отвечу. Божья воля.
Хватаюсь из последних сил
за водоросли алкоголя.
И кровью набраны в петит
мои намеренья благие,
но поезд под откос летит
с читателями дорогими.


* * *

Ни письма, ни звонка не дошло,
ничего не приходит оттуда,
мне бы лодку, фонарь и весло,
мне бы осени русской простуду.
Nightingale, найтингейл, соловей,
просвети меня лунным рентгеном.
На закате вселенной Твоей
мне бы, Господи, Волгу по венам.


* * *

...там покосившиеся заборы,
там крапива высокая. Там
такие тёмные разговоры,
каких не стоило слушать нам,
там даже в сказках бывает страшно.
Сад облетел. Это осень, да?
Не доплывёт кораблик бумажный,
облака у них, холода.
И набормотано там немало
в письмах, высушенных цветах.
Люди. Гудки. Огоньки причала.
Стрелочка бешеная в часах.


Бронкс

Я скажу, что южный Бронкс
как прокуренные бронхи,
я в него зубами врос
(платиновые коронки),

и на бритой голове
выколоты львы и змеи.
Хорошо лежать в траве,
обнимать твои колени,

как росу, пить гордон-джин,
в облака стрелять на крыше
и взрывать, как ассасин,
исторические ниши.

Трудно негра бить во тьме,
но когда глаза привыкли,
мы увидели во сне
свечи в хэллувинской тыкве.

Кожа, цепи и свисток,
звон бутылок, нож под коркой,
гардеробный номерок
выпадет на кафель морга.

Надевай смелее, мэн,
золотые рэи-бэны,
южных бронксов супермен
(перламутровые вены).


* * *

Что скажу тебе я, унесённый ветром,
отсюда из лунных рощ, без дождя и флейты,
где всё, что просил, отмерено щедрой мерой,
где осень самая тёплая по Фаренгейту
и люди слишком холодные, но красивы
столь оскорбительно, что губы кусать и плакать
над стихами, проросшими в ткань золотой оливы,
в сочность её и терпкость, в самую мякоть.

Что скажу тебе я, потерявший много,
но столь же много обретший в своих скитаньях,
что наконец научился молиться Богу
и не торговать собой на пиру тщеславья;
ветер приносит листья с другой планеты,
имя которой даже во сне не вспомню
я, побеждённый собственною победой,
словно пустой бутылкой поймавший молнию.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2022 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования


Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service