Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Антологии
TOP 10
Стихи
Стихи
Стихи
Сокращенный вариант романа Л.Толстого «Война и мир»
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи
Стихи


Инициативы
Антологии
Журналы
Газеты
Премии
Русофония
Фестивали

Литературные проекты

Нестоличная литература

Поэзия и проза регионов России напечатать
  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  
Башкортостан
Александр Банников

Отчество победы

Окружающее — мое содержанье. Как сотрясенье мозга:
изнанка черствого неба, выдохшееся облако,
мысль: не только ночью становится слишком поздно...
Назад обернулся — узнал: тень тащу в гору волоком,

где подземные силы корни деревьев ворочают.
Страх во мне — это значит, я его самодержец. Не наоборот.
Но мне не нужна победа, так как она упрочивает
победу того, что когда-то меня победил-поборол.

Избавь ее притяженья... Туда, где я сам себя выше,
сподручней идти налегке. Куда? — объясненье отдельное:
нас ни на шаг не приблизили к пониманию жизни
расщепленье атома, скрещивающиеся параллельные.

А там, где окончилась мысль, и в небо — отвесный обрыв, —
дорога решает значенье превратного рва — пред вратами
Небесного Царства... Отнюдь, открытую дверь не открыть.
И нету дороги другой, кроме дороги обратно.

И потому эта схватка. И поиски над головами
того, кто верх одержал в позапрошлом... Сожженное
горькое мясо на месте изломанных губ угловатых...
Но все равно у победы — отчество побежденного.


Держава-твердь

                                                Мы живем, под собою не чуя страны.
                                                
                                                                                     О.Мандельштам

Чужая беззвучная боль — она ни мала, ни огромна,
безвкусна и неароматна, как яблоко желтого воска.
Когда человек умирает, то мы удивляемся робко,
не верим: наверно, неправда — мы боли не чуяли вовсе.
Но он напослед оставляет мозжащую тягу в груди,
как будто неведомый кто-то сердце мое отбирает...
Глухая державная твердь! — меня от себя отруби —
и боль испытай — и поверь, что люди твои умирают.

Любимый полуночный воздух — как будто болею — не сладок.
Завяз в вычислениях разум: таких не бывает объемов...
Слепая державная твердь! — тебя я несу как надсаду.
Но тяжесть равна пустоте, если она неподъемна.
Я мал, а страна широка — друг друга нам не разглядеть.
А надо, чтоб телом своим я чуял ее целиком.
И только брусок темноты, откуда вынута твердь,
подогнан по росту — впритык... А кто-то стучит оселком.

Дорога лежит, как бревно. Шаги меж собою срослись,
повисли на мне, как цепа — но я не пытаюсь бежать.
А снег под ногами визжит (чужое страдание — слизь?),
как будто давлю каблуком незрячих голых мышат.
Надсада сгибает все ниже — я вовсе не чую державу.
Я снег разгребаю — земля! — в холодные губы целую.
Чужая державная твердь сама себя побеждает —
восстала дремотою всей — летящие камни уснули.


Ни о чем

Сгинь в сон, мысль. А не то я тебя заведу
в никудыкино... Я поблуждаю в рассеянности
как в саду. И зажгу свечу, как свою звезду.
Яркий свет и ночь хороши по раздельности,

Как успехи в любви и мечты о них,
Как утехи плотские и долголетие.
Существуют одни за счет других.
А другие те за счет... и так далее.

А настанет день — и ему отдашься,
будто камень в ладони — куда кидать...
Но жить дольше — значит уйти дальше.
Вопрос: от чего идти и прийти куда.

Слава богу, ответ мне неведом даже...
Кто-то ходит в саду — в моей рассеянности —
и срывает плоды — дурак! весна же,
еще рано, тем более, сады расейские

в облаках растут. И намеренья те же
их питают, да только не быть им завязью...
Мысль, сгинь. Ты — только задержка
от незнания по пути к незнанию.


Равноденствие

Время осеннего равноденствия,
сутки в котором так утомительны,
как и любая в мире симметрия,
какую нельзя измерить поллитрами.

И одинаково весят карманы,
то есть не весят вовсе нисколечко.
Птицы неведомой почерк корявый
в небе исчез, но впечатан отчетливо

в раскисших мозгах... А люди где?.. К черту!
Словно они все сегодня снедаемы
стремлением к смерти, будто комфорту
самому высшему... и досягаемому.

И смотрит мой кот брезгливо и желто
/он право имеет, ведь я не хозяин —
кормилец и раб/ — кривлюсь от ожога
меж указательным и безымянным,

забыв затушить окурок и выбросить.
Трудней вообще стало что-то выбрасывать.
А может быть, это черта равноденствия,
не только года, а жизни? И радости

уже позади — впереди сокращенье
светлой той части... К черту! — Вторично.
Ибо крещенских морозов крещендо,
блядь гололеда, в общем — опричнина,

в реке черной — судорога, в пути долгом — гады,
да мало ли... Тем более, в темной
второй половине жизни ли, года —
темнее, а значит, тайн больше. И только.


* * *

Ночник скорее, а не полуночник.
Дышать бы жадно, будто после бегства,
и выковыривать изюм вкуснейших строчек
из серого сухого текста (теста?)

набоковской «Лолиты», Пастернака ли...
Да ночи нет. («Да» — «Нет» — как будто дразнятся.
И это тайна русского характера,
в котором между ними нету разницы.)

Который час? Окурочек короткий,
как перышко Икара, дым возносит
к воскоплавильному светилу. И которое
катает свечки из души. А значит — осень

уже настала: птицы, люди и деревья
лететь готовы (Небо воду мимо льет.
А в одах Бродского застыли повторенья,
как в зеркалах во всех одно лицо — мое.) —

в гнездо Израиля лететь. А я вышагиваю,
как будто бы к истокам — к Букварю
и Пушкину, пушистому, как варежка...
И если это жизнь — то я живу.


* * *

Прогуливаясь с тобою по ничейным улицам,
и делая вид, что я внимательно
внимаю твоим прелестным глупостям,
я думал о древних греках. Точней — гиматиях,

подобиях простыней, легко снимаемых,
а под ними — голо... напряжение и бульканье...
И я отвечал невпопад, осеняемый,
вернее, осеменяемый кленовыми пульками.

Дымилось дыханье мое, будто бы взорваны
внутренности. — Весна, как поле боя.
И все-таки, гиматии — это здорово:
постельное белье всегда с собою...

...Уже потом, когда растворилась ткань,
нитки, пуговицы (а место укромное —
это то место, где ты не видишь, как
видят тебя), а мы с тобой — крохотные,

такие, что листья, осенью той опавшие,
укрыли — своих — нас, будто двух фавнов.
Еще точней, мы напоминали бабочку,
и нас разнять — все равно, как в фауне

новый вид похерить как нечто сорное...
А память о бабочке — как был ею — греет...
Что было с вами? — Молчит история.
Вернись и спроси у древних греков.


  предыдущий автор  .  к содержанию  .  следующий автор  

Об антологии

Все знают, что Россия не состоит только из Москвы и Петербурга и что русская культура создается не в одних столицах. Но откройте любой общероссийский (а значит — столичный) литературный журнал — и увидите, что российская провинция представлена в нем, что называется, «по остаточному принципу». Эта книга — первая попытка систематически представить литературу (поэзию, короткую прозу, визуальную поэзию) российских регионов — и не мертвую, какою полнятся местные Союзы писателей, а живую, питающуюся от корней Серебряного века и великой русской неподцензурной литературы 1950-80-х, ведущую живой диалог с Москвой и Петербургом, с другими национальными литературами со всего мира. Словом — литературу нестоличную, но отнюдь не провинциальную.

В книгу вошли тексты 163 авторов из 50 городов, от Калининграда до Владивостока. Для любителей современной литературы она станет небезынтересным чтением, а для специалистов — благодатным материалом для раздумий: отчего так неравномерно развивается культура регионов России, что позволяет одному городу занять ощутимое место на литературной карте страны, тогда как соседний не попадает на эту карту вовсе, как формируются местные литературные школы и отчего они есть не везде, где много интересных авторов...

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service