Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Игорь Смирнов-Охтин
Игорь Смирнов-Охтин знает правду о Пушкине
Интервью с Игорем Смирновым-Охтиным

29.06.2008
Беседовал Евгений Кудряц
Радуга (Германия)
№ 10 (113), 2004
Досье: Игорь Смирнов-Охтин
— Игорь, первый вопрос несколько неожиданный. Почему у вас двойная фамилия?
— Все очень просто: по паспорту я — Смирнов, а Охтин — мой литературный псевдоним.
— А теперь, если можно, «начнем, пожалуй»...
— Я — питерский литератор. Из крупных произведений я написал роман «Кружится ветер», где соседствуют реальные и выдуманные события. В 1994 году он был напечатан в журнальном варианте, а затем вышел и отдельной книгой. Я относился к группе так называемого андеграунда, находившегося в оппозиции официальной власти и литературе. Меня не хотели издавать, так как эстетика моих произведений выходила за рамки общепринятых клише советской литературы.
— А что собой представлял андеграунд в те годы?
— Андеграунд разделялся на две части: представители первой группы были самодостаточны и не претендовали на известность для широких масс, а более несчастные «существа» рвались в официальную культуру. К ним принадлежал мой друг Сергей Довлатов, я и ряд других писателей. Их существование было более драматичным, так как им все время «давали по морде» и не «пущали». Я, например, вспоминаю такой эпизод: мною была написана книга, которая получила положительную внутреннюю рецензию, однако издавать ее не стали. Писатель Радий Погодин сообщил мне, что я нахожусь в «черном списке», поэтому меня не будут печатать. После этого я понял, что надо просто сесть и написать свободный роман, без всякой оглядки на цензуру, ведь в жизни всегда есть место подвигу, хотя было неизвестно, куда я после этого поеду — на Восток или на Запад. Когда я его закончил, то оказалось, что он не нужен ни Востоку, ни Западу, так как времена изменились.
— А что вас связывает с Хармсом?
— У меня есть к нему интерес, но очень умеренный. Вообще, это очень странная история, так как творчество Хармса и «обирэутов» меня интересует, поскольку постольку. А появление книги «Вспоминая Даниила Хармса» произошло спонтанно. Мне вдруг стали приходить сюжеты с участием Даниила Ивановича, и я стал их записывать. Это происходило некоторое время, а потом все отключилось, но когда я вскоре понял, что имею дело с литературной основой для книги. Конечно, подражать Хармсу невозможно, но это — отчасти стилизация, а возможно и пародирование самой «обирэутской» традиции. Такое осмысление пришло потом, но цели создать подобную книгу у меня вообще не было. После того, как текст был написан, я показал его питерскому художнику Мите Шагину — атаману «Митьков», и он буквально влюбился в эту работу и сразу же проиллюстрировал текст. Мы нашли издателя, и эта книга вышла в свет. Книгу мгновенно, как ветром сдуло с прилавков, она стала раритетом, а одна из театральных групп даже поставила ее.
— Как появилась следующая книга, посвященная «солнцу русской поэзии»?
— В 1999 году проходил юбилей Пушкина — 200-летие со дня рождения поэта, и со стороны другого художника мне поступил заказ: написать несколько историй, которые будут использованы как подписи к рисункам, выполненным на тарелках. Я это сделал, тарелки были показаны на обозрение на выставки и имели большой успех. Миша Карасик (художник) нажал некую кнопку, и как говорится, «процесс пошел...». Через некоторое время возникла книга «Правда о Пушкине».
— Неужели вам удалось раскопать неведомые доселе факты биографии великого поэта?
— В самом названии книги уже заложен подвох, так как возможно лишь два варианта: либо это — шарлатанство, либо — продолжение смеховых традиций, что и было моей целью. Если же читатели этого не усекли, то при чем тут я?
— К какому жанру ее можно отнести?
— По жанру книга целиком относится к традициям абсурдистской литературы. Она построена на ассоциациях, и нужно знать, «откуда растут ноги», чтобы понять, на что автор намекает в том или ином случае, поэтому не все так просто. Можно сказать, что аудитория читателей ограничена, и эта «штучка», как говорил Михаил Жванецкий, не для всех.
— Мне кажется, что вы вернули первое значение слова анекдот — веселый случай из жизни реального исторического лица. А что, по-вашему, является пищей для возникновения в народе подобного творчества?
— В фольклоре часто соединяются разные события, которые не могли проходить в одно время. Например, при Советской власти в народе существовал миф о том, что Ленин со Сталиным свергли царя. На самом деле все происходило не так, но народ совместил две революции в одну. Именно принцип мифотворчества и используется в абсурдистской литературе, когда встречаются персонажи и события из разных эпох, например, Сталин и Пушкин.
— Скажите, как поменялась ваша писательская жизнь после переезда в Германию?
— Я здесь живу сравнительно недавно, поэтому говорить о каких-нибудь глобальных изменениях рано. Я по-прежнему работаю, хотя хочу сказать, что эмиграция — это всегда стресс.
— Не секрет, что главным дефицитом здесь является отсутствие общения. Как Вы выходите из данной ситуации?
— У меня сложился неплохой круг общения. Это мюнхенские литераторы — Наталья Генина, Ирина Стекол, Борис Хазанов, Владимир Шубин и Лариса Щиголь. Со всеми я познакомился уже здесь, в Германии, а из питерских коллег по цеху поддерживаю отношения с поэтессой Ольгой Бешенковской, с которой знаком еще по Питеру.
— Я благодарю вас за эту интересную беседу, желаю вам дальнейших успехов и новых книг!
— И вам спасибо!


Игорь Смирнов-Охтин

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service