Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Илья Кукулин
Шар каждому метит в лицо
О поэтическом вечере Ильи Кукулина

10.04.2008
НГ Ex Libris, 24 ноября 2005 г.
Досье: Илья Кукулин
        В клубе «Проект ОГИ» зарождается новая серия вечеров - для поэтов, которые редко читают свои стихи на публике. Именно в этом качестве 17 ноября предстал перед собравшимися поэт и критик Илья Кукулин. Совмещающим эти ипостаси в нашей литературе несть числа, и Кукулин для широкой публики прежде всего критик. Действительно, его филологические работы печатались во многих ведущих журналах и газетах, он является членом редколлегий и жюри, автором предисловий и послесловий, первым лауреатом стипендии Академии российской современной словесности для молодых литераторов (2002); в 2000-2002 гг. был обозревателем «Ex Libris «НГ», а с 2002 года - обозреватель журнала «Новое литературное обозрение», в котором ведет большую работу в области современной литературы. Стихотворные же тексты Кукулина печатались в небольшом количестве в поколенческих изданиях: печатных альманахах «Вавилон» и «Окрестности», сетевых «Text-Only» и «Vernitskii Literature». Однако всмотримся в контекст.
        Илья Кукулин принадлежит к поколению 90-х, представители которого сегодня - уже мастера своего дела. Но в конце 1980 - начале 90-х, когда им было около 20, они варились в котле модифицирующихся официальных, «возвращающихся» и «выходящих из андеграундного положения» слоев русской культуры, соединявшихся в нечто совершенно новое. Тогда публично заявляли о себе «молодые» 35-50 лет, и никому не было особого дела до действительно молодых, которые сумели не только усвоить обрушившуюся на них информационную лавину, но и состояться как решившее задачи своего времени литературное поколение, выдвинув для этого из своих рядов не только значительных поэтов и прозаиков, но и критиков, и культуртрегеров - при том что эти критики и культуртрегеры изначально были и продолжают оставаться поэтами и прозаиками. Для Ильи Кукулина характерно то, что в союз молодых литераторов «Вавилон» он пришел в середине 90-х, уже прочно стоя на стезе анализа литературного процесса, и стал одним из тех, на ком держалась легендарная «Литературная жизнь Москвы» (редактор Дмитрий Кузьмин).
        С ипостасью критика Илья Кукулин сжился так, что даже на собственном поэтическом вечере выступал в этом качестве, в промежутках между стихами читая специально для этого случая заготовленные литературоведческо-исторические тексты относительно своего поэтического творчества. Но невозможно не согласиться с его словами, что специалистов по современной поэзии намного меньше, чем требуется, в силу чего, если не взяться за дело самому, можно и не дождаться очереди для профессиональной оценки.
        Как бы то ни было, по мере чтения стихов с комментариями возникал образ двуединого целого: написание адекватных времени стихов требует глубокого осмысления происходящего, но для истинного понимания необходима возможность взгляда изнутри, а для этого надо уметь писать адекватные стихи. И присутствующие на вечере имели возможность наблюдать, как дополняли друг друга историко-литературоведческое повествование, точкой отсчета которого был 1983 год, когда будущий критик современной поэзии впервые услышал о метаметафористах и концептуалистах - еще не зная, что это такое, и поток стихов, который видоизменялся: от начальных попыток обновить «сюром» традиционную эстетику, через экспериментирование с использованием множества современных приемов - к тому, что сам Илья Кукулин обозначил «как я есть».
        Сообразно принадлежности автора к поколению 90-х, это воссоздание неоднозначной, но ощущаемой как единственно реальной картины мира и включенного в нее «я» - с помощью сложной, но цельной и внутренне-обусловленной системы образов и тем. В данном случае это мир неустойчивый, требующий постоянного усилия для удержания целостности и тревожного вглядывания во все новые рисующие эту картину подробности: «…мир вокруг распадается, невидимый ключ вырубает ток,/ пламя свечей ложится, кегли падают, шар каждому метит в лицо,/ те, кто дарили кольца, больше не связывают нас в кольцо…»


Илья Кукулин

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян
13.01.2018
Дмитрий Воробьёв

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service