Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Максим Кантор  .  предыдущая публикация  
Апология нонконформизма?
Максим Кантор написал продолжение «Учебника рисования»

01.10.2009
Евгения Вежлян
Частный корреспондент, 30 сентября 2009 г.
Досье: Максим Кантор
Максим Кантор. В ту сторону. - М.: ОГИ, 2009.


        В больнице, где-то в центре Москвы, умирает от рака нестарый ещё (всего-то пятьдесят восемь лет) человек. Он умирает медленно и мучительно. Его организм съеден болезнью, но, однако, живёт, а врачи даже обещают улучшение — вот только ещё одна операция…
        А вокруг того места, где он лежит, как вокруг некоторой неподвижной точки (в конце концов, начинаешь подозревать, что она — центр, средоточие всей романной вселенной), бурлит жизнь. Многочисленные незаметные сбои, возможность которых была запрограммирована самими устоями западной цивилизации, привели к мировому кризису. И почувствовали это на себе не только элиты — те, кто вкладывал огромные деньги в акции, и те, кто обслуживал идеологию нового демократического порядка, — но и люди маленькие и незаметные. Человек умирает, а вокруг него Москва суетится, как муравейник, и жужжит, как улей, тешит себя мыслью — а вдруг это не кризис и можно жить по-старому. К этому, если коротко, и сводится весь сюжет книги.
        Человека зовут Сергей Ильич Татарников. Он — историк и один из героев романа Максима Кантора «Учебник рисования», а его смерть — главное событие новой книги Кантора «В ту сторону». Новая книга значительно короче предыдущей и является, по словам самого автора, её продолжением. Но — добавим от себя — это вовсе не «сиквел». Книга абсолютно самостоятельна. Общее с «первой частью» у неё — только герои и тот глобальный сюжет, который для автора важнее, чем любая из рассказанных им «частных историй». Этот сюжет — сама история. Причём не только отечественная, но и мировая. История, понятая — в традициях старого доброго гегельянского историзма — как видимое проявление скрытых глобальных закономерностей. И, в отличие от сюжета как такового, отнюдь не завершённая в первой части книги.
        В 2006 году, когда вышел «Учебник рисования», автору был не вполне понятен вектор мировых процессов. Нынешний кризис стал для Кантора-писателя настоящим «подарком». В романе «В ту сторону» кризис проинтерпретирован как Катастрофа, которая приведёт к окончательной гибели Западной империи (так называет писатель Западную цивилизацию), то есть как объективное завершение всех исторических «сюжетов» и — как следствие — главного «сюжета» «Учебника рисования».
         «Конфликт между тоталитаризмом и демократией, — формулирует Кантор устами Татарникова, — ложная посылка… Происходило нечто иное, а именно поиск универсальной системы управления цивилизацией». Демократия — это лишь способ борьбы Западной империи за мировое господство.
        Роман Кантора очевидным образом перекликается с классическими текстами «литературы больших идей» — «Смертью Ивана Ильича» Льва Толстого и «Раковым корпусом» Солженицына. Это роман о «сопряжении»: смерть человеческого организма становится метафорой смерти глобального социально-политического организма. Приём не новый и почти наивный, но в той эстетической системе, в которой работает Кантор, смотрящийся органично и сильно, наотмашь бьющий.
        Вот выгоняют Бланка — главного редактора главной оппозиционной газеты, друга Татарникова, и тот, освобождённый, наконец, от необходимости лицемерить, выдаёт «голую правду» — татарниковскую правду — в ответ на уверения хозяина газеты, сенатора Губкина, что «жизнь наладится, заводы заработают». А правда в том, что всё развалено, что если даже и заработают, то пусть сразу печатают деньги, ничего другого всё равно не… Но Губкин продолжает твердить своё «жизнь наладится» и «работать надо». А жена Татарникова просит Бланка не произносить слово «рак» — тогда всё будет хорошо.
        Кантор строит роман как будто нарочито безыскусно и даже прямолинейно. Герои — обобщённые социальные типы, «типичные представители», как в XIX веке. Президент — лицемер, сенатор — ворюга, главный редактор демократической газеты — честный человек, вынужденный «договариваться» с властью и, следовательно, врать, «придворная» (медийная) интеллигенция, которую наняли симулировать свободу слова, «демократ номер один» — «придворный вольнодумец» с международной репутацией, подсидевший главного редактора…
        Кантор пишет масштабный портрет современности, лишь местами, там, где это необходимо, прорисовывая детали, намеренно убирая всё, что может отвлечь от сути. И способ изображения оправдывает себя, поскольку приходит в полемическое противоречие с дискурсом изображаемых в романе элит. Присущая либеральным интеллектуалам конформистская риторика обходного маневра, подмены реальных ценностей ценностями символическими, нежелание называть вещи своими именами и привели, по мнению автора, к эскалации нынешнего кризиса. Простота авторского повествования выявляет лживость этой риторики, маскирующей требованиями свободы скрытую жажду власти. Всё это «рифмуется» с нонконформизмом Татарникова — единственного человека, который в канторовском мире, утонувшем в словах и символах, обладает знанием реальных исторических фактов. Историк умирает вместе с Историей: Западная империя проиграла войну за мировое господство. Центром мировой истории теперь станет Восток.
        На это указывает пунктиром намеченная линия домработницы Татарникова Маши, которую брат её покойного мужа–узбека нелегально вывозит в Афганистан. И туда же, в Афганистан, хочет направиться верный ученик Татарникова Серёжа. Возможно, именно здесь — зерно сюжета нового романа Максима Кантора.


Максим Кантор  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service