Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку институций досье напечатать
  следующая публикация  .  Вагант
Выживет ли уфимская книга?
Интервью с Салаватом Вахитовым, директором издательства «Вагант»

13.03.2009
Интервью:
Владимир Соловьёв
Уфимские ведомости, 24.12.2008
Досье: Вагант
        — Салават Венерович, — обращаюсь я к Салавату Вахитову, директору издательства «Вагант». — Как-то неожиданно в наши дни встретить издательство, которое столь охотно занимается выпуском книг в наиболее рискованной нише современной, да к тому же еще и провинциальной, литературы. Как вы дошли до жизни такой?
        — Само издательство при Башкирском государственном педагогическом университете существует довольно давно. Мы долгие годы специализировались на выпуске учебных материалов и научных монографий. Заслуженным вниманием пользовалась в студенческой среде наша серия «Деятели народного образования». Но с весны мы задумались над тем, как раздвинуть рамки издательской деятельности за пределы узкоспециальных изданий. И вот тогда мы стали выходить на уфимских литераторов. Можно даже сказать, что мы руководствовались девизом Раиля Асадуллина, ректора нашего Педуниверситета. Он постоянно говорит, что если какая-то ниша не занята, то мы обязаны в нее идти и доказывать, что наш университет действительно чего-то стоит. К тому же, для педагогики из всех сфер человеческой деятельности наиболее близка литература. Буквально несколько недель назад наш вуз проводил в здании Курултая Дни Акмуллы — человека, в котором наиболее органично сплелись литература и педагогика.
        — Но вернемся к серии «Уфимская книга». Буквально за последнюю пару месяцев ваше издательство выпустило целый ряд книг, которые могли бы составить целую полку. Как вам это удается?
        — К сожалению, у нас не сформирован рынок местной литературы. Оказалось, что издавать книги довольно просто, гораздо сложнее их продать. Причем сложности возникают вовсе не из-за того, что книги плохи. Мы как-то привыкли пренебрежительно кивать в сторону провинциальной литературы, и этим создали пустоту между местным автором и читателем. Серию «Уфимская книга» мы задумали еще летом, приурочив ее к 435-летнему юбилею уфимской крепости. Предварительно мы вышли «на разведку» в местную литературную среду. И там мы встретили много ярких и самобытных авторов. А, начав издавать эту серию, вдруг обнаружили отсутствие читателя. Вот такой парадокс. На самом-то деле читатель, конечно, есть, просто он об этом еще не знает. Будем надеяться, что время и наше упорство все же расставят все по местам. У нас просто нет другого выхода, ведь если мы не переломим эту ситуацию, уфимская литература окончательно уйдет в одной ей ведомые «катакомбы». Литература не живет вне читателя — это один из основных законов ее существования. Таким образом, своей целью мы определяем сегодня поиск выхода на уфимского читателя. Ведь уфимскую литературу не знают и сами уфимцы. Она сегодня как-то замкнулась в узких рамках литературной среды. А стоит какому-нибудь местному автору выйти за рамки этого пространства, и он оказывается в совершенно чужом, равнодушном читательском мире.
        — Вот вы говорите, что издавать книги не трудно. Но мы как-то привыкли к той практике, когда книги готовятся к выходу в свет годами. Вы какое-нибудь волшебное слово знаете?
        — Ну да. Это волшебное слово знают во всем мире. Оно называется «Print and Demand». Своего рода печать по требованию. Я с этим столкнулся в германских библиотеках: когда ты можешь заказать любую книгу, и тебе буквально в несколько дней отпечатают ее под индивидуальный заказ. Не обязательно сразу выпускать книгу всем заявленным тиражом. Достаточно выпустить небольшие партии, чтобы книга нашла себе спрос. А при наличии спроса никогда не поздно произвести допечатку тиража. Таким образом минимизируются издательские риски и создаются предпосылки к тому, чтобы максимально расширять свой ассортимент изданий.
        — Что такое в вашем понимании «уфимская книга»? Есть ли отличительные черты уфимской литературы?
        — Если мы взглянем на недавно вышедший сборник рассказов уфимских авторов «Тайная история монголов», то сразу бросается в глаза, что местные литераторы иногда даже нарочито пытаются оставаться в рамках местных реалий. И это прекрасно. Ведь любой писатель должен дорожить той малой родиной, где он научился говорить первые свои слова, и где он читал первые свои книги... Начав свою издательскую деятельность, я с большим удивлением обнаружил, что в Уфе, оказывается, очень много ярких личностей. А писатель — это, прежде всего, личность. Мы часто читаем книгу лишь потому, что знаем, кто ее написал. И уже потом мы начинаем думать, хорошее это произведение или плохое, и не зря ли я это время потратил. И то, что наши литераторы оперируют родными для уфимцев реалиями — это лишь еще один плюс.
        — Кстати, в этом контексте совершенно органично смотрится и ваш словарь уфимского сленга. Некоторые статьи из него действительно читаешь как песню. Вот, например: «Зашел и заблудился» — Парк культуры и отдыха Демского района. Оригинальное название. А еще оригинальнее объяснение его происхождения: «Просто вся молодежь в Дёме имеет обыкновение встречаться в этом маленьком парке (к сожалению, в этом районе больше некуда податься) и, встретившись с множеством друзей, пропадает в парке до позднего вечера». По-моему, чудесно.
        — Как рождался словарь уфимского сленга? Довольно спонтанно. В начале 90-х годов я преподавал на инфаке БГПИ русский язык, и однажды на занятиях по лексикологии предложил студентам принести примеры свежих жаргонизмов в качестве иллюстрации к следующей лекции. Представляете, мое удивление, когда студенты в очень короткие сроки набрали мне несколько картонных коробок записей. И уже в процессе классификации этого материала стало возникать понимание того, что даже мы, дипломированные специалисты по русскому языку, совершенно не знакомы с целым пластом русской активной лексики. Вот так и появилась идея сленгового словаря. Затем я понял, что нельзя объять необъятное, и ограничил рамки исследования границами нашего самобытного города. Первый вариант словаря вышел в 2000 году под названием «Словарь устойчивых выражений уфимского сленга». Потом было несколько промежуточных изданий. А в этом году в нашем издательстве «Вагант» вышел уже «Словарь уфимского сленга начала XXI века». Причем, в этой книге я использовал очень много языкового материала, который встречается на уфимских интернет-сайтах и в газетах. Много словарных статей появилось благодаря публикациям и в ваших «Уфимских ведомостях».
        — Скажите, а у вас лично есть любимые уголки нашего города, в которых вы чувствуете себя наиболее естественно?
        — Вообще-то, мое детство проходило в Юматово. Но именно поэтому я был очень частым гостем в Уфе. А после восьмого класса я вообще уехал учиться в нашу столицу, закончил здесь радиотехнический техникум, потом во мне победил филолог, и я закончил филфак БГУ. Поэтому Уфа — это почти вся моя сознательная жизнь. В ней мне всегда нравилось какое-то отсутствие суеты. А если сравнивать с Москвой, к примеру, у нас городской социум более теплый, более одухотворенный. Парадоксально, но Уфа выглядит много чище. И во всем чувствуются человеческие руки. В Москве ты в музей приходишь, как в мертвый храм истории. А наши музеи — это живые, теплые пространства, в которых постоянно что-то происходит. Вот буквально недавно местные литераторы собирались в доме-музее Александра Тюлькина. И я был поражен уютной домашней атмосферой, царящей в музее. Причем это совершенно не принижает и историческую ценность музейной экспозиции.
        А из любимых мест могу назвать Аксаковский парк, спуск к Белой в районе железнодорожного моста и район мусульманского кладбища. Много в нашем городе мест, где можно отдохнуть душой. Хотя сегодня появляется тревога, удастся ли нам сохранить эту атмосферу и естественным образом перенести нашу самобытность на весь XXI век.


  следующая публикация  .  Вагант

Герои публикации:

Институции:

Последние поступления

14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service