Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Вячеслав Курицын  .  предыдущая публикация  
Андрей Тургенев «Чтобы бог тебя разорвал изнутри на куски»

05.12.2008
Лиза Новикова
Коммерсантъ, 26.11.2008
№215(4032)
Досье: Вячеслав Курицын
        Андрей Тургенев. Чтобы бог тебя разорвал изнутри на куски. М.: Эксмо, 2008
        Критик Вячеслав Курицын выпустил очередной роман под псевдонимом Андрей Тургенев. Название «Чтобы бог тебя разорвал изнутри на куски» — определение истинного смысла искусства, придуманное одним из героев — достигшим всех высот и заставившим отдыхать самого Тинторетто художником по имени Лорд. А имя самого автора было позаимствовано у поэта Андрея Тургенева, умершего в 1803 году в возрасте 23 лет. Видимо, предполагалось, что поэт и переводчик, автор примечательных дневников уже полностью принадлежит истории. И потому любой текст нового Тургенева, будь то детектив в европейских декорациях «Месяц Аркашон», блокадная мистерия «Спать и верить» или нынешний венецианский арт-роман, заведомо перетянет внимание от однофамильца.
        Период конца XVIII — начала XIX века действительно стремительно отодвигается от нас. Однако случаются и возвращения: не так давно в журнале «НЛО» вышла статья известного историка литературы Андрея Зорина «Поход в бордель в Москве в январе 1800 года. Шиллер, гонорея и первородный грех в эмоциональном мире русского дворянина», в которой продолжает раскручиваться так рано закончившаяся история «настоящего» Андрея Тургенева. Не правда ли, звучит завлекательнее, чем «Чтобы бог тебя разорвал изнутри на куски»? Более того, вскоре должно выйти и комментированное издание тех самых тургеневских дневников. Впрочем, темы, схожие с теми, что увлекали 20-летнего Андрея Тургенева, можно найти и в романе 43-летнего Вячеслава Курицына.
        Секс, как и заведено исстари, влияет на творчество. В этом убеждаются на время карнавала поселившиеся в Венеции богемные герои романа «Чтобы бог...». Немолодой кинорежиссер Константин Николаевич бродит по городу в поисках вдохновения: он хочет и боится снять ремейк своего же старого шедевра. В мечтаниях режиссера — примерный пересказ романа: «Представить себе человека, заблудившегося здесь в разгар безбашенного карнавала: он кружится на балах в самых тайных и роскошных палаццо, приглашениями на вип-вечерины он вытирает губы после изысканных яств...» В старом фильме Константина Николаевича играла одна его женщина, в новом должна играть другая, а тут еще маячит третья, юная арт-критикесса с каким-то странным именем Вергнитка. Хотя с наименованиями у автора всегда все не просто: в «Месяце Аркашоне» героиню звали Пухлая Попка. Причем с тех пор необычные имена стали выполнять еще и пародийную функцию: ловкие, на манер Бобчинского и Добчинского или Шабурова и Мизина, художники-клоуны зовутся Александр Сало и Вячеслав Блудо. Намек на названия романов Владимира Сорокина и Александра Иванова — то немногое, что связывает творение Вячеслава Курицына с миром изящной словесности.
        Бывший критик, забыв о литературных дрязгах, с удовольствием погружается в мир актуального искусства. В его Венеции тусуются, ругаются и мирятся всевозможные авторы инсталляций и перформансов, а также их верные арт-дилеры и арт-критики. Они ходят друг к другу на вернисажи и конкурируют за право украшать обложку журнала «Артишок». Богемные настроения этих легких и до предела артистичных людей вдохновляют автора на стилистические эксперименты: «Шелестела листва: березовые кроны, нехарактерные для здешних широт, схлобучивали полянку прохладным шатром. Пролетела беззвучная стрекоза, фирцнула белая стрелка на выход...» Может, и не очень гладко, но чувствуется, что автор хорошо развеялся в своих итальянских путешествиях. Единственная проблема его персонажей в том, что уже все свиньи татуированы, носороги заспиртованы, черепа инкрустированы бриллиантами и «замутить» какую-нибудь необычную «залепуху» не получается. Тинторетто уже «не отдыхает». Выбрав в герои утомленного режиссера и почившего на лаврах художника, автор серьезно задумался об исчерпанности в искусстве. Хорошо, что не настолько серьезно, чтобы не побаловать окончательно увязшего в стилистических болотах этого романа читателя. В одной из финальных сцен за Лордом является разъяренная вдова, украденный череп мужа которой он имел наглость инкрустировать своими дурацкими бриллиантами.


Вячеслав Курицын  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service