Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Евгений Сабуров  .  предыдущая публикация  
Человек возрождения
Интервью с Евгением Сабуровым

08.11.2008
Интервью:
Игорь Сид
Крымская ривьера, февраль-март 2005 г.
Досье: Евгений Сабуров
         Впервые имя Евгения Сабурова прозвучало в Крыму с полной силой в 1994 году, когда он, крупнейший учёный-экономист России и известный поэт, возглавил крымское правительство. Эпоха, запомнившаяся как реально светивший нам шанс экономического возрождения полуострова, вскоре, увы, была прервана политическими катаклизмами.
        С тех пор мне довелось записать немало бесед с этим человеком для самых разных СМИ – крымских, украинских, российских. И каждая встреча открывала моего визави с новой стороны.
         Политическая история Крыма и России. Экономика переходного периода и макроэкономика. Борьба с мафией и с бюрократией. Креативная роль поэтов в мировой цивилизации. История христианства. Панорама школ и стилей современной литературы...
         Всё это – компетенции Евгения Сабурова как учёного-экономиста и математика, специалиста по образованию и по управлению производствами, политического и государственного деятеля, поэта и культуролога. Для людей этого редкого многопланового типа существует, по аналогии с фигурами эпохи Ренессанса вроде Микеланджело и Леонардо да Винчи, устоявшийся сильный термин: возрожденческий тип, человек Возрождения.

        Игорь Сид: Евгений Фёдорович, нюансы Вашей биографии, особенно успехи в совершенно разных сферах деятельности, многих ставят в тупик. Например, как может сочетаться в одной личности поэт и политический деятель?
        Евгений Сабуров:Ничего парадоксального: это ведь один и тот же способ мышления! Мышление, направленное на конкретное действие.
         Поэт пишет стихи; госдеятель принимает решения. То и другое требует конкретности мысли, и противоположен этому разве что мыслительный механизм фундаментального учёного, который работает по преимуществу с абстракциями, стараясь не выразить или изменить ситуацию, как эти двое, а только её объяснить.
         За примерами далеко ходить не нужно. Прекрасно сочетал в себе поэта и госдеятеля, скажем, Данте, бывший министром во Флоренции. Гёте был не только поэтом, но и премьер-министр Веймара, плюс ещё и естествоиспытателем. Гаврила Державин был министром и губернатором. Прекрасным поэтом был индийский правитель Бабур, основатель государства Великих Моголов... Меня даже удивляет, как столь естественное сочетание может кого-то удивлять!
         Хотя обычно поэты не занимают важных государственных должностей, это не значит, что у них нет политических воззрений. Ахматова, находясь в андеграунде, имела вполне чёткие политические убеждения. Тютчев был известен своей политической позицией.
        И.С.: Которую, вообще-то, трудно назвать прогрессивной...
        Е.С.: Да уж, главный цензор России! Однако на его поэтическом творчестве это, видимо, не очень сказывалось.
         Есть расхожее мнение о типе поэта, как о человеке не от мира сего. На самом деле поэт – это человек вполне конкретного мышления, глубоко укоренённый в реальности, умеющий всмотреться в конкретную ситуацию. «Ссора этих воробьев на этом карнизе» – предмет пристального внимания Йейтса.
         И.С.:В восточных культурах литературное творчество часто считалось для политиков едва ли не признаком хорошего тона. Крымские ханы, кажется, поголовно были поэтами.
         Е.С.: – По моему глубокому убеждению, для политического деятеля, для развития его мышления занятия поэзией крайне полезны. Даже если это простая версификация (ведь запись речи в стихотворной форме далеко не всегда является поэзией), она весьма развивает ум и умение эффектно формулировать мысль. Человек, готовящий себя к государственной деятельности, много выиграет, если будет параллельно заниматься поэзией.
         Другое дело, что вовсе не полезно обучаться прошлому. Главное, это знать и понимать, что происходит в поэзии именно в твою эпоху. А сегодняшние стихи, например, весьма далеки от того, что делалось в XIX веке. Точно так же, как сегодняшняя политика далека от политики XIX века.
         И.С.:Что вы имеете в виду, говоря о сегодняшней поэзии? Последним «трендом» в мировой литературе считался постмодернизм...
         Е.С.:Этого слова я вообще не понимаю. Что такое постмодернизм? Жизнь после современности. Жизнь после жизни, что ли? Нет. По-моему, модернизм далеко еще не исчерпал свои колоссальные возможности. XIX век был веком романтизма. Он дал такие великие явления как английская поэзия, русский психологический роман, да еще очень много чего. Это было мощнейшее течение, не только литературы, но и общественной жизни. Введение в политику такого понятия, как поддержка нуждающихся, или же идея национального государства – это все плоды романтизма. Печально, что в ХХ веке люди довели это до абсурда и позора, устроив кровавые революции и войны. А в ХХ веке в литературе уже царил модернизм – осмысление современности, мультикультурность, осознание права человека быть другим, чем окружающие, идеалы соразмерности, гармонии, частной жизни. Я думаю, что здесь содержится ещё большой нераскрытый потенциал. Популярная, так называемая постмодернистская литература – это попытка эпигонов романтизма использовать приёмы, наработанные модернистами для достижения своих внелитературных целей.
         И.С.:На Боспорском форуме современной культуры в Керчи в 1994 году произвёл сенсацию Ваш доклад «Святые Кирилл и Мефодий как идеологи авангарда»...
         Е.С.:Выбирая тему выступления на Боспорском форуме, я решил, что внимание крымчан было бы полезно обратить на важный для нашей родины исторический момент – на миссию свв. Кирилла (носившего тогда мирское имя Константин) и Мефодия. Миссия была нацелена через Крым и Кубань на Волгу, в Хазарское царство.
         Крым стал для наших святых важной вехой на жизненном пути. Здесь они окунулись в многонациональную и многоконфессиональную атмосферу. Крым был частично христианизирован, частично языческим. Процветала, что называется, сумятица в умах... Однако в Крыму это не приводило к каким-то страшным конфликтам. Говоря словами Николая Кузанского, «наши перегородки до Бога не доходят».
         Именно в Крыму у Константина-Кирилла возникли более тесные контакты со славянами (он был знаком с ними с детства, отец братьев был пограничником на северной окраине греческого пространства). И встал вопрос о необходимости перевода Святого Писания на славянский язык, как, в конце концов, и на другие языки ойкумены. То есть – вопрос создания новой письменности.
         Доклад свой я назвал «Свв. Кирилл и Мефодий как идеологи авангарда». Да, братья являли собой великолепный авангард тогдашней мысли. Они шли вперёд, не считаясь с суевериями и стереотипами, ориентируясь прежде всего на реальные потребности времени, потребности людей.
         Сейчас трудно представить, что введение национальных языков в жизнь Церкви – это было невероятной революцией. Революцией, давшей новую живую кровь христианскому учению. А говоря о сегодняшней эпохе, остаётся только жалеть, что как раз сейчас мы бессмысленно держимся за полностью устаревший язык в церковном обряде. Ссылаясь при этом на авторитет Кирилла и Мефодия, мы на самом деле фактически предаём их дело...
         И.С.: Доклад, насколько я знаю, был не первым вашим обращением к истории великих братьев.
         Е.С.: Вообще говоря, до того я написал целую повесть о Кирилле и Мефодии. Она называлась «Легенда о солунских братьях» и ходила в СССР в самиздате. К написанию этого текста меня подтолкнул о. Александр Мень, который был моим духовником и хотел, чтобы я сделал что-то конкретное для Церкви.
         Я ему глубоко благодарен. Изучив историю свв. Кирилла и Мефодия, я был поражён величием этих людей, конкретностью и прагматичностью, в лучшем смысле слова, их мыслей и поступков. И, конечно же, тем фактом, насколько важным для них оказалось пребывание в Крыму.
         Именно здесь, у нас, Кирилл и Мефодий приступили к своим филологическим изысканиям. Именно здесь они начали свою проповедь. Именно здесь были обретены по их инициативе мощи св. Клемента Римского, на которых впоследствии князь Владимир заложил первую христианскую церковь в Киеве.
         И.С.:А насколько был связан с Крымом сам о. Александр Мень?
         Е.С.: Свой отпуск отец Александр всегда проводил в Крыму, в Коктебеле. И вместе с ним стремилось выехать довольно много его паствы. При этом мы с его братом Павлом были этим всегда недовольны: хотелось, чтобы он хоть немного отдохнул от всяческой московской интеллигенции... Потом нам рассказывали, «как замечательно было отдыхать с о. Александром», а я думал: насколько замечательно было ему самому?
         Вокруг него всегда было много весьма разношёрстного народу – от «жён-мироносиц», как мы в шутку называли восторженных почитательниц, до таких знаменитостей, как Юз Алешковский.
         О. Александр был по образованию биологом. Он ужасно любил бродить пешком вокруг Коктебеля, смотреть природу и зверьё. Как-то я был у него в гостях в Москве. Он вдруг быстро встал, включил телевизор и уселся смотреть. «Сейчас начнётся «В мире животных», нельзя пропустить!»
         И.С.:В гостях у «московских коктебельцев» скульптора Ариадны Арендт и её сына, палеонтолога Юрия Арендта, я видел на полках глиняные фигурки животных – медведей, кенгуру, ещё кого-то. Мне объяснили, что это эскизы именно руки о. Александра, который учился у Ариадны скульптуре.
         Е.С.: Кстати, брат о. Меня рассказывал мне, что в детстве Александр очень любил знаменитую пародию Владимира Соловьёва на символистов, там где – Но не дразни гиену подозренья, / Мышей тоски! / Не то смотри, как леопарды мщенья / Острят клыки! – и любил вылепливать из пластилина фигурки этих самых «гиен подозренья», «мышей тоски» и «леопардов мщенья»!
         Что касается других известных людей, биографически связанных с Крымом, то я бы назвал ещё, например, поэта Михаила Айзенберга, который регулярно ездил в Коктебель. А сейчас о. Александр Борисов, преемник о. Меня, часто приезжает туда – по дорожке, проторённой учителем. И тоже в окружении восторженных спутников.
         Он рассказал однажды приятную для меня маленькую историю. Таксист, подвозивший его в Симферополе, в разговоре упомянул вдруг вашего покорного слугу – как руководителя Крыма, при котором не было проблем с бензином...
         И.С.:Ваше премьерство осталось в памяти крымчан действительно как период экономических успехов и новых надежд...
         Е.С.:Ну, я не склонен преувеличивать свою скромную роль. Но если говорить о возможностях Крыма, то основания для надежд есть всегда. И есть верные свидетельства того, что Крым может быть успешным.
         В области образования, например, в советскую эпоху Крым был одной из самых передовых областей. Я не в курсе подробностей, что в Крыму происходит сейчас, но мне кажется, что его экономический потенциал очень высок! Взгляд на Крым издалека, – например из Москвы, – как только на туристическую зону, он, конечно, имеет свои основания, но слишком односторонен.
         Да, Южный берег Крыма, и восточное его побережье, и так далее – это великолепные рекреационные зоны. Но достаточно серьёзная на полуострове и сельскохозяйственная зона. Правда, неудачная ситуация складывается с Северокрымским каналом, давно создающим большие проблемы с засолением земель, и так далее. Нужна его серьёзная реконструкция, но в этом нет ничего невозможного! Не так трудно было бы найти инвестиции, вполне понятно, какие можно было бы привлечь капиталы.
         Большой потенциал у Крыма, что бы там ни говорили, в сфере машиностроения и судостроения. Хотя конверсия военных предприятий, насколько я знаю, прошла не очень удачно, и весьма печально сказался на ситуации производственный разрыв с ВПК России. Но главное, что кадры с очень высокой квалификацией – всё ещё сохраняются в Крыму! И возможна серьёзная работа по улучшению ситуации в этом направлении. Крым, и в экономическом отношении в том числе – непотопляемый «авианосец»!
         Кстати, авиационная сфера тоже очень важна. На полуострове есть несколько аэродромов международного сообщения, крайне выгодно расположенных. Благодаря им Крым может стать суперсовременным транспортным узлом. А это даст и рабочие места, и деньги, вовсе не лишние для жителей Крыма.
         Есть в Крыму несколько научных учреждений высочайшего класса, которые при включении в международную сеть и привлечении крупных учёных могут давать фантастические интеллектуальные плоды. В своё время я хотел привлечь в Никитский ботанический сад Михаила Евгеньева, и Академия Наук Украины выражала очень позитивную реакцию на этот счёт. Профессор петербургского физтеха и Сорбонны Владимир Берковец, уроженец Ялты, с которым мы сидели в школе за одной партой, изъявлял готовность работать в Симферопольском университете... Тогда, в 1994 году, многие серьёзные зарубежные учёные с удовольствием поехали бы в Крым, поднимать нашу науку.
         Нуждается во внимании великолепная Крымская обсерватория. А Крымский мединститут всегда пользовался заслуженной славой. Я знаю, что РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет) тесно связан с Крымом, ведёт там археологические раскопки. Я имею в виду не «гастролёрские» отношения, когда исследователь воспринимает наш полуостров просто как территорию, место очередной экспедиции, – а серьёзное партнёрство, когда здесь создаётся филиал или какая-то другая рабочая структура, постоянно взаимовыгодно контактирующая с крымским контекстом.


  следующая публикация  .  Евгений Сабуров  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service