Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Юрий Линник  .  предыдущая публикация  
Рифмуя бабочек
Беседа с Юрием Линником

09.09.2007
Интервью:
Юлия Утышева
Карелия.Ру, 9.04.2007
Досье: Юрий Линник
        Окна в квартире известного философа и поэта Юрия Линника закрыты плотными шторами, но не от посторонних взглядов, а от солнечных лучей. На самом деле в его доме хранится несметное богатство, которым должны наслаждаться многие.
        А яркий свет опасен для произведений искусства. Картин в квартире философа столько, что они висят на стенах за книжными стеллажами и даже на потолке. Библиотека мастера хранит множество раритетных изданий и альбомов. А еще Юрий Линник может похвастаться коллекцией экзотических бабочек редкостной красоты и спиральными раковинами...
        «Можно ли жить в музее?» – думала я, протискиваясь за хозяином дома в узкий проход между книжными полками. «Жить здесь становится невозможно! – словно бы услышал мой вопрос Юрий Владимирович. – Я вот думаю: что мне делать? У меня есть множество приглашений – Италия, Япония, Германия. А я привязан к этому месту». Так уж устроена жизнь: сначала вещи служат нам, но когда их становится слишком много, мы начинаем служить вещам. Даже если они имеют духовную ценность.

        – Юрий Владимирович, а вы не чувствуете себя заложником своих коллекции?
        – Конечно, я заложник! Я мог бы уехать отсюда: когда осталось не так много времени до ухода в миры иные, хочется пожить в человеческих условиях. Я мог бы путешествовать по миру, хотя я нигде не был. Мной воспета вся мировая культура, а я знаком с ней заочно. Я бы с удовольствием уехал, если бы мог взять все с собой, но законы наши таковы, что я не могу вывезти за пределы страны ценные книги. Конечно, лучше бы я никуда не уезжал, я очень привязан к Русскому Северу, но надеяться здесь не на что! Наша страна тяжело больна. Нет, меня никто не ущемляет, с голоду я не умираю... Сказать, что ситуация экстремальная и надо бежать из России, не могу. Но обратите внимание, сколько талантливых людей покидает Россию. Их нельзя осуждать. Человек обязан реализоваться в жизни. Я прожил очень трудную жизнь и что-то успел сделать. Но я бы сделал гораздо больше, если бы жил в нормальных условиях. В условиях свободы. Мне свобода улыбнулась только в 45 лет. Поздно она ко мне пришла.
        – О вашей библиотеке и собрании картин ходят легенды. Молодежная правозащитная группа написала письмо мэру Петрозаводска о вашей идее Полимузейона, объединяющего пять разных музеев.
        – Я впервые слышу об этом, хотя я общаюсь с этой славной молодежью. Они проявляют заботу не только о моей коллекции. Они думают о собственном городе, где будут места, способные удовлетворить духовные интересы. Слово «полимузейон» я придумал сам. Смысл его понятен: слово «поли» значит «много». В полимузейон должны войти пять моих коллекций. Это Музей космического искусства имени Рериха с работами художников русского авангарда. Это Музей Русского Севера. Был такой человек – Юрий Сергеевич Ушаков, доктор архитектуры, исследователь. Он безумно любил Русский Север. Он исходил пешком огромные территории, начиная от псковских земель, кончая Печерой. Он писал монографии и создавал картины. Сейчас я передал коллекцию живописных полотен Ушакова в аренду музею-заповеднику «Кижи». Третий музей – гениальной художницы Тамары Юфа, которая оформила более 90 моих книг. Сотрудничество поэта и художника – это давняя традиция для русской культуры. Скажем, Крученых и Розанова, если взять русский авангард. Классическая пара. Они очень любили друг друга, но Розанова рано скончалась. Книги, которые они создали вместе, большая редкость. И было их, может быть, штук десять-двадцать. А здесь 90! Я считаю, это мировой рекорд. Четвертый музей – российского художника Франциско Инфантэ. Имя испанское, а парень русский. Его отец – эмигрант в 30-е годы влюбился в простую русскую женщину, блондинку, и родился у них Франциско. Именно он сейчас представляет искусство России во всем мире. Я горжусь дружбой с этим большим художником, который создает с помощью зеркал и других приспособлений своеобразные инсталляции, мистерии в природе. Он мне много своих работ подарил и будет дарить дальше. И, наконец, пятый музей – эстетики природы. Я трепетно отношусь к бабочкам и раковинам. Мои друзья-натуралисты, которым очень нравится, как я пишу о природе, много путешествуют, ловят легально и нелегально бабочек. Кое-что перепадает и мне. Моя коллекция собрана не по научному принципу, а по принципу эстетическому. Я нахожу оригинальные сочетания экземпляров, рифмую бабочек между собой по форме и цвету.
        – Это же все, наверное, стоит очень дорого!
        – Меня часто спрашивают: вы миллионер, что ли? У вас такие богатства! И книги я издаю за свой счет. А объясняется все очень просто. Когда я был молод, совсем еще мальчишкой, я пришел к Алексею Крученых, русскому футуристу. И он мне сказал: «Как увидишь наши книжки, покупай всегда!» И я покупал. Стоили они три рубля тогда, теперь они стоят бешеные деньги. И всю свою коллекцию я распродал. Сейчас я об этом жалею, но зато я что-то мог сделать.
        – Несколько лет назад на прилавках книжных магазинов было множество ваших брошюр, и стоили они смешные деньги. Теперь их нет в продаже...
        – Это был очень короткий отрезок времени. Сейчас в этом нет смысла.
        – У людей нет интереса к вашей философии?
        – Сейчас многие писатели потеряли своего читателя. У меня есть свой круг поклонников, больше в Москве, Санкт-Петербурге. На мои книжечки читатели подписываются, и расходятся они крохотными тиражами. Мир изменился – это нормальный процесс. Работать в отсутствии читателя интересно. Это свобода. Не думаешь, как тебя оценят. И я продолжаю творить. Видите, какая библиография вышла в свет в издательстве педагогического института.
        – На обложке опять иллюстрация Тамары Юфа. А вас можно назвать классической парой в смысле творчества?
        – Мне бы хотелось так думать. Я горжусь своей творческой дружбой с этой удивительной художницей и прекрасной женщиной. Я ей ничего не навязываю, но она всегда создает рисунок в унисон тому, что я пишу. Для меня этот унисон – большая загадка. В следующем году она отметит свой юбилей. Стыдно, что у нас нет музея Тамары Юфа и что такой художник не имеет заказов.
        – Хочется еще поговорить о любви...
        – В моей жизни были музы, которым я безумно благодарен за то, что я дерзнул написать стихи про любовь.
        – Вы написали много книг, посвященных разным религиям: «Мой ислам», «Мой иудаизм», «Мой дзен». А ваша религия какая?
        – Я атеист, но я люблю религию как культуру. Необходимо уточнить, что я понимаю под атеизмом. Есть некая неопределенность. Проблема «есть бог или нет бога» неразрешима. Я очень симпатизирую православию, но я человек совершенно не церковный. Я не причащаюсь, если и крещусь, то формально. Хорошо, что церковь соблюдает ритуалы, но вряд ли Бог нуждается в этом. Я говорю своим студентам: выбирайте одну из трех моделей. Первая модель: мир, где есть бог, и это доказано. Я не хочу жить в таком мире, потому что на меня давит авторитет бога. Вторая модель: доказано, что нет бога. Это страшный мир, не к кому обратиться, не к кому воззвать, когда ты одинок. И третий вариант: есть неопределенность – может, есть, а может, нет. Если бы я был богом, то я создал бы мир по третьему сценарию, потому что это мир свободы. Я думаю, что наш мир как раз такой. Если Бог есть, я отдаю ему должное за то, что он прячется, за то, что он затаился, чтобы не стеснять нашу свободу. Молодец!
        – Вы считаете себя анархистом. Странно, кажется, что философ должен стремиться к какой-то стройной системе устройства мира, а не к беспорядку!
        – Анархизм – это самая созидательная философия. Вы слышали что-нибудь о синергетике? Это наука о том, как хаос превращается в космос. Сам собой. Великим синергетиком и анархистом был китайский философ Лао Цзы. Он сказал так: хорош тот политик, который не правит, а поручает все естественному течению событий. Люди сами устроят жизнь наилучшим образом. Анархизм – это наука о самоуправление. Я сейчас пишу книжку о Великом Новгороде. Я обожаю этот город. В русской истории было две линии: новгородское самоуправление и московская государственность – монархическая, тоталитарная. Москва подавила Новгород. Но сегодня очевидно, что московская линия зашла в тупик. Я люблю моего учителя Петра Алексеевича Кропоткина. Я люблю его по трем поводам. Он был прекрасным геологом и расшифровал тайну ледникового ландшафта. Он объяснил, почему Карелия такая, какая она есть. Второе: он был прекрасным биологом и показал, что эволюция – это не только борьба за существование, но это еще взаимность и солидарность. И третье: он был анархистом. Кропоткин доказал, что государство – принципиально любое государство – имеет две тенденции. Оно подавляет свободу. И государство – это есть бюрократия, которая порождает коррупцию. Правда Кропоткина подтверждается каждый день. Бюрократия – это социальный рак. А анархизм, как созидание, очень русская идея. Это солидарность, это кооперация, это взаимопомощь, это честность и порядочность.
        – Вы себя ощущаете гражданином России, гражданином мира или гражданином Вселенной?
        – И так, и так, и так. Прежде всего, я северянин. Я люблю Русский Север. Я думаю, именно Русский Север поможет русскому ренессансу. Но я люблю и Запад, и Евразию. Это такая всемирная отзывчивость. Свойство русской души.


Юрий Линник  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service