Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Путешествие мизантропа

19.03.2009
        Анатолий Рясов. Три ада. М.: Издательство Р. Элинина, 2003
        Роман Анатолия Рясова, лауреата премии «Дебют» за 2002 год и профессионального арабиста, носит необычный подзаголовок «роман-антипутеводитель». Такое жанровое определение обосновано сюжетом: четверо русских по какой-то не совсем понятной бизнес-надобности совершают вояж по городам Египта, Ливии и Турции. Однако благодаря многочисленным аллюзиям на «Божественную комедию» Данте не трудно догадаться – перед нами некое очередное «путешествие на край ночи», а описанные страны – скорее очередные круги ада.
        Хотя адом для главного героя Виктора, анархиста по убеждениям, является, по сути, весь мир. Он равно ненавидит как арабов, так и своих спутников. Увиденная сцена свадьбы вызывает у него рвотный рефлекс. Воспоминания о своей матери, бывшей жене или подруге полны матерных инвектив. Про общество, государство и все его институты он пишет, как может писать разве что верный поклонник Бакунина и Кропоткина («Законы, правительства, налоги, деньги, брак, работа, служебный долг, патриотизм – все втоптать в днище грязного ведра! Немедленно!»). От ненависти ко всему этому, а также к своему вынужденному путешествию, в которое он пустился исключительно ради денег, и к самому себе Виктора спасает только алкоголь. Ну и кассета Александра Башлачева. И то ненадолго. Про это, собственно, и весь роман. Несколько затянутый, излишне пафосный и буквально захламленный многочисленными цитатами из любимых книг и исполнителей.
        Читающийся при этом на одном дыхании. Не столько из-за попадающихся временами действительно блистательных в стилистическом отношении пассажей (чего стоит только глава, воспроизводящая поток сознания смертельно пьяного героя), мифологических параллелей и описаний мест, в которых «не ступала нога туриста» (Города мертвых в Каире, затерянного в пустыне ливийского городка, турецких трущоб и т.д.), но и своеобразного ритма. Ритма ненависти и отчаяния, одиночества и суицида, пьяного бреда и почти обретенной любви. Ритма опасного, но затягивающего. Совсем как музыка Башлачева.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service