Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Пионеры гарроты
О книгах Н. Ключарёвой, П. Гольдина и М. Гейде

14.10.2007
Книжное обозрение
2006, № 29/30 (24 июля), с. 6.
        Очередные выпуски проекта «Поколение» – серии сборников поэтов младшего литературного поколения. На сей раз появляются три книги, авторы которых крайне не похожи друг на друга.
        «Белые пионеры» – дебютный сборник Натальи Ключаревой, ярославского поэта и прозаика, последнее время живущей в Москве. Для поэзии Ключаревой характерны реабилитация пафоса, ангажированность, яростная вовлеченность в судьбы мироустройства. При этом публицистичность оказывается метафорой, революционность – методом познания онтологии, а не политической борьбы. Постоянное взламывание дихотомий (Я / другое, мужское / женское, жизнь / смерть, мир / война, насилие / любовь) на уровне поэтики подчеркивается у Ключаревой обращением то к масимально рафинированному, аллюзивному письму, то к прямому – до подчеркнутой примитивизации – высказыванию: «...Во мне нет горечи. / Я слишком презираю людей, / чтобы быть понятным. / Я падаю головогрудью на щит подоконника / и страстно пожираю хлопья белого яда, рыча. / Потом понимаю, / что это обычный снег, / обманка, / очередная иллюзия смерти. / А война проиграна очень давно...»
        Не политика, но поэтика, хотя невнимательный читатель может спутать Ключареву с Лимоновым. И будет не прав – здесь мы имеем дело с совершенно самостоятельным художественным языком: «Усталость. / Лежу на щите. / Пою себе песню. / Старею. / Это колыбельная. / В ней только гласные. / Я никогда не пытался ее записать или запомнить. / Она приходит каждый раз разная. / По-разному красивая. / Из разных гласных. / В нее вселяются сны, / утоляющие мою боль / и жажду совершенства. / Это сны смерти. / Сны юности и жестокости. / Похожие на черные подмосковные пруды. / И я пою во сне».
        Первая книга молодого симферопольского поэта «Ушастых золушек стая» демонстрирует поэтику, чуть ли не противоположную ключаревской. Легкий абсурдизм Павла Гольдина не нарочит и порой юмористичен; подчас его стихотворение – целостная развернутая сюрреалистическая метафора, иногда – лаконичная и парадоксальная псевдопритча: «На птичий бал отправилась душа / В костюме острокрылого стрижа. / Вдруг ветер стих, померкло все кругом, / Земли не видно, запах незнаком. / Теперь одна летает над водой / И обрастает бледной бородой».
        Важно то, что пустотному иронизму минувшей, к счастью, поэтической эпохи здесь противопоставлено второе смысловое дно, дополнительный – глубинный – механизм смыслопорождения: «Бедна естественная речь. / Стихи получше. Как, однако, / бывает трудно их сберечь. / Сухая горсть нелепых знаков / летит по ветру, стоит нам / раскрыть ладонь навстречу дням».
        Марианна Гейде – одно из самых известных имен в молодой поэзии. Нынешняя книга – вторая у поэта. Название отсылает к мимолетному эпизоду из романа братьев Стругацких «Малыш». Проблематика поэзии Гейде связана в немалой степени с проблемой субъект-объектных отношений, с вопросами как самоидентификации, так и познания мира – при том, что поиск субъекта и объекта не разведены, но тесно взаимосвязаны: «Возми меня у меня, / Забери меня у меня, / Обменяй на всякие мелочи, / Обними меня крепче, / Задуши меня ночью / Подушкой, / Мне меня много, столько не нужно, / Мне с меня страшно, / И немного стремно, / Все это очень странно, / Пожалуй, слишком. / Не хочу быть собой, / Хочу быть какой-нибудь занимательной книжкой». Монологи или же внутренние диалоги, деконструированные пейзажи или не мистичные, но глубоко метафизически ориентированные параболы, жесткие заговоры или почти объективированные стихотворные мини-рассказы – все это у Гейде не отдельные блоки текстов, но довольно близкие друг к другу модусы одного сверхвысказывания непроизносимого, но чаемого: «...мы играем языками / и плюем горячей медью, / мы владеем языками / говорить с питьем и снедью. // Полетите, пух и пепел, / я твои возьму и спрячу, / как летает пух и пепел / золотистый и горячий, // я себя возьму и спрячу / у кувшинчика на дно: / не ходи ко мне на встречу, / не узнаешь все равно». В особый отдел выведены автокомментарии поэта к нескольким стихотворениям: философская рефлексия позволяет постичь не столько творческую лабораторию Гейде, сколько механизмы ее художественной логики.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service