Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Александр Етоев
«Перехожу границу, как шпион»
Интервью с Александром Етоевым

04.08.2007
Интервью:
Василий Владимирский
Досье: Александр Етоев
Санкт-петербургский писатель Александр Етоев оказался одним из ярчайших открытий литературной жизни последнего полугодия. Почти одновременно в разных издательствах разных городов вышли две абсолютно разные его книги. «Уля Ляпина, супердевочка с нашего двора. Планета лысого брюнета» – озорная повесть для детей; «Человек из паутины» – сложный, многоплановый роман, в котором реальность тесно переплелась с фантасмагорией (рецензии на эти книги читайте в прошлом номере «КО»). Такое сочетание произвело взрывной эффект – впрочем, взрыв этот готовился не один год. Его рассказы много лет публикуются в самых разных журналах, несколько лет назад в серии «Наша марка» издательства «Амфора» вышла его повесть «Бегство в Египет», а еще была хулиганская брошюрка о «душегубстве» в советской детской литературе, напечатанная «Красным матросом».

– Вы по образованию инженер-механик, однако уже пятнадцать лет занимаетесь литературной деятельностью: редактируете, переводите, пишете... Расскажите, как вас угораздило?

– Ну, пишу-то я, допустим, с третьего класса. В моей повести «Бегство в Египет» есть эпизод, где главный герой, десятилетний школьник, сочиняет роман – он называется «Тайна ракеты», по-моему. Так вот, в том же возрасте я действительно сочинял такую «Тайну ракеты» и насочинял, наверное, страниц пятнадцать. Затем бросил, перешел на стихи и песни. Некоторые из них пою до сих пор – не вслух, конечно. А то, что вы сказали «редактируете», – так это чисто для денег, чтобы прокормить прожорливых близких родственников. Никогда не стал бы в здравом рассудке заниматься этой бесперспективной деятельностью. Переводить же я вообще не умею, поскольку, кроме русского, другими языками практически не владею. А писать мне нравится – поэтому и пишу. Что же касается «инженера-механика» – так ведь Чехов, тот вообще был врачом.

– Из-под вашего пера выходили фантастические повести, рассказы для детей, статьи, эссе... Развейте, наконец, сомнения, признайтесь: считаете ли вы себя фантастом?

– Да, конечно, считаю. Как и детским писателем. Как и эссеистом-статейщиком. Как и автором взрослой прозы. Как и пушкиноведом-любителем, потому что как раз сейчас для издательства «Красный матрос» я готовлю книгу своих заметок о Пушкине. По-моему, писатель должен уметь делать все. Как это наглядно показывает Акунин в своем последнем проекте. Хотите роман шпионский? Пожалуйста, вот вам роман шпионский. Любовный? Получайте любовный. Фантастический? А легко! Не надо стесняться так называемых «низких» жанров. Их нет, есть писатели-снобы, воротящие носы от всего, что не комильфо, по их мнению. В этом смысле мне по душе Вячеслав Курицын, который выдал, как Маяковский, таким вот снобствующим господам двух своих «Матадоров»: нате!

– Где, на ваш взгляд, грань между фантастикой и мейнстримом и как ее можно перейти? И вообще – кому эта грань нужна?

– Грань есть, и создана эта грань искусственно – как и любая граница, чтобы очертить свою территорию и не пускать на нее чужих. Причем, заметьте: грань эту определили фантасты. Мэйнстрим впускает в себя фантастику, примеров множество – взять хотя бы последний роман Василия Аксенова «Вольтерьянцы и вольтерьянки». Или «Номер один» Людмилы Петрушевской. Главный для мэйнстрима критерий – художественный. Фантастика же пускает «нефантастов» в свой круг лишь выборочно. В основном это практикуется для того, чтобы освятить какую-нибудь фантастическую премию каким-нибудь авторитетным именем. Кому это нужно? В основном авторам, которые на своей территории считаются какими-то величинами: здесь их знают, любят, здесь им вручают премии. Мэйнстрим сюда не пускают – из страха неожиданно оказаться в положении голого короля. На самом деле это беда для многих хороших авторов – жить на замкнутой территории, питаясь похвалами «своих». Кто знает вне круга фантастов – например, такого удивительного киевского писателя Бориса Штерна, ныне, к сожалению, покойного? А он написал один из лучших романов о Пушкине – «Эфиоп». Фантастики в нем не больше, чем у Гоголя или Булгакова. А умер он как фантаст.

Перейти же границу между фантастикой и мэйнстримом можно, как это делает любой нормальный шпион – привязав к подошвам сапог копыта и посыпая свой путь специально приготовленным порошком, чтобы собака не взяла след.

– У вас вышли две новые книги: «Человек из паутины» и «Уля Ляпина, супердевочка с нашего двора». Что их объединяет?

– Объединяет их автор. И ту, и другую сочинил я. И еще: их объединяет, может быть, не очень серьезное писательское отношение к вещам серьезным. Дело в том, что когда начинаешь писать о серьезных вещах чересчур серьезно, существует опасность скоро своему читателю надоесть. Засушить текст, сделать книгу угрюмой, это я говорю про себя. А литература не должна быть угрюмой, скучной. Скука – это провал, скука – это плохо всегда, и в жизни, и в литературе особенно. В этом смысле я ученик Диккенса.

– Как случилось, что вы начали писать для детей?

– Когда Марк Твен начинал писать «Тома Сойера», ему казалось, что пишет он для взрослых. Друзья, которым он читал первые главы, убедили автора, что это вещь детская. Я, когда написал в начале 90-х «Бегство в Египет», думал, что повесть детская. Но мне сказали: повесть взрослая, и для детей ты писать не тянешь. Тогда я наперекор сомневающимся написал несколько детских рассказов, которые напечатал детский журнал «Костер». Дальше – больше, сочинил повесть, еще одну, а затем, уже специально для «Амфоры», написал первую «Улю Ляпину». Вообще я считаю, что любой писатель должен отдать дань детству – написать что-нибудь для детей. Этому есть множество хороших примеров: Толстой, Зощенко, Платонов, Астафьев. Даже Фолкнер однажды написал детскую сказку. Тогда-то уж точно Эдуард Успенский не скажет, что сейчас у нас детской литературы нет.

– «Уля Ляпина...» посвящена памяти Юрия Коваля. Кем был для вас этот писатель?

– Был, есть и будет тем образцовым автором, книги которого с одинаковой радостью читаются и детьми, и взрослыми. Я с Ковалем переписывался – правда, очень недолго. Других таких светлых писателей, как Юрий Коваль, я в литературе не знаю. Правильно, что Ролан Быков хотел занести его в Красную книгу. Мое знакомство с Ковалем началось так. В «Комсомолке», где-то в конце 80-х, напечатали жутко ругательную статью о диафильме по «Васе Куролесову». Автор статьи, некто П.Веденяпин, доказывал с цитатами в руках, что книга Коваля абсолютный бред и не может существовать вовсе, потому что, к примеру, не бывает в природе таких собак, какую описывает Коваль: «Одно ухо стояло, другое висело, третьего, как говорится, вообще не было». И писатель Юрий Коваль совершенно не понимает, как следует писать для детей, пишет не всерьез и употребляет всякие выражения типа «пожрать», «скинуть трешник», «бычки-окурки» и прочее. И вообще надо удержать с писателя 8 000 рублей, в которые государству обошлось производство фильма. Я не выдержал, разродился письмом против дурака-критика и послал письмо в журнал «Юность». «Юность» письмо не напечатала, но переслала его Ковалю. Тот написал мне ответ. Так мы заочно и познакомились.

– А какие еще писатели и какие книги в вашей жизни были самыми главными?

– Все книги, с которых я начинал приобщаться к чтению. В первую очередь это «Сказки» Афанасьева, «В стране дремучих трав» Брагина и советская фантастика начала 60-х, в особенности братья Стругацкие. А еще мировая приключенческая классика – Жюль Верн и «Три мушкетера». Самое интересное, что я в детстве не прочитал ни одной книжки, рекомендованной для пионерского чтения: ни Гайдара, ни «Повести о Зое и Шуре», ничего такого. «Тимура и его команду» я прочел уже в 30 лет, интереса ради, и был радостно удивлен, каким хорошим оказался этот «идеологически выдержанный» писатель. Самым лучшим чтением в детские годы были книги, в которых присутствовала тайна. Сейчас я вспоминаю с улыбкой, как я проглатывал в вечер по какой-нибудь «Тайне голубого стакана»... или «двух океанов», а наутро бежал в одну из трех окрестных библиотек, в которые был записан, чтобы взять что-то новенькое. Счастливое было время. Кстати, хочу заметить, что читающий маленький человек совершенно не замечает идеологической окраски прочитанного. Это я сужу по себе. Замени в шпионском романе американского агента на какого-нибудь злодея-инопланетянина – для меня, десятилетнего школьника, ничего по сути не поменялось бы. Главным были тайна, сюжет, на все прочее не обращалось внимания. И, я думаю, не надо бояться, как некоторые сегодняшние родители, что такая «второсортная» литература, о которой я чуть выше упомянул, привьет их чадам дурной вкус и отвратит их от «большой», «настоящей» литературы. К серьезным книгам люди приходят сами, и происходит это в основном в юности. Детство же выбирает тайну, сказку и приключения, и хорошо, что такие книги существуют и пишутся.

– Среди переводов, к которым вы приложили руку, достаточно много культовых произведений киберпанков. Чем вызван подобный интерес?

– Интерес был инспирирован первым и единственным в начале 90-х годов глашатаем киберпанка в России моим другом Андреем Евгеньевичем Чертковым. Это он заставил меня целый месяц просидеть над плохим подстрочником «Джонни Мнемоника» Уильяма Гибсона, пока не вышло хоть что-то удобочитаемое. Вообще, киберпанки очень интересные ребята. Безумные миры, в которые они бросали своих героев, очень созвучны нашему. Их книги и сейчас не очень-то устарели.

– Помимо всего прочего, вы один из постоянных обозревателей интернет-магазина «Озон». Как сложились эти отношения?

– Нормально сложились. Когда только родился «Озон», – а произошло это, как вы знаете, в Петербурге, – я сразу же был приглашен выпускающим редактором страницы современной литературы. Правда, тогда это был немножко не тот «Озон», что теперь. Было больше живых литературных материалов, на это делалась основная ставка – чтобы люди приходили не только для того, чтобы что-то купить, но и чтобы быть в курсе литературных новостей и событий. Сейчас, по просьбе Натальи Бережной, возглавляющей антикварно-букинистический отдел, я делаю ежемесячные обзоры литературы соответствующего профиля. Писать о старых книгах мне не менее интересно, чем писать прозу.

– Ну и в заключение откройте главную писательскую тайну: когда ждать следующую книгу и что это будет?

– Следующую книгу следует ждать в апреле в издательстве «Амфора». Это будет «Полосатая зебра в клеточку», вторая повесть про супердевочку Улю Ляпину. Действие ее происходит в Крыму.

– А потом какие планы?

– Продолжить «Улю Ляпину...» еще, по крайней мере, одной-двумя книжками. Издать несколько детских повестей, уже написанных. Напечатать книжку «Простодушные стихи» с картинками Юли Беломлинской. Про Пушкина в «Красном матросе» я уже говорил. И, главное, взяться за временно отложенную большую вещь под названием «Летучий марсианский корабль». Самое смешное, что, несмотря на явно фантастическое название, вещь это сугубо реалистическая. Это планы на ближайшую пятилетку. А что дальше, пока не знаю.


  следующая публикация  .  Александр Етоев

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service