Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Валерий Кислов
Жорж Перек: триумф ожившего слова
Интервью с Валерием Кисловым

24.03.2009
Интервью:
Сергей Князев
Досье: Валерий Кислов
        В «Издательстве Ивана Лимбаха» (Санкт-Петербург) вышел роман знаменитого француза Жоржа Перека «Исчезание». Перек (1936 — 1982) у нас известен мало — во всяком случае, недостаточно, притом что на родине и в мире он вообще-то считается классиком и культовым писателем ХХ века. «Исчезание», как сказано в издательской аннотации, — «это не только детективный сюжет, невероятные приключения и загадочные исчезновение персонажей. Это дерзкий триумф приема и погружение в головокружительную игру со словом, языком и литературой в целом» (в нем автор, в частности, ни разу не использует самую употребительную гласную французского языка — «е»; а в русском тексте ни разу не встречается буква «о»). Роман, впервые вышедший в «постреволюционном» 1969 году, ознаменовал революцию в современной литературе. Некоторые даже полагают, что всю французскую словесность ХХ века можно разделить на два периода: до и после Перека. С этим утверждением согласен и переводчик (пересказчик, по его собственному определению) романа «Исчезание» Валерий Кислов.

        — Валерий, Вы переводили Бориса Виана, Раймона Кено — авторов весьма непростых. И, тем не менее, Вы признаетесь, что «Исчезание» переводить было сложнее всего…

        Валерий Кислов:
Самый сложный — в психологическом плане — перевод я делал когда-то в маленьком чукотском поселке: за неимением хирурга русский рентгенолог и французский эпидемиолог зашивали местному жителю перерубленную вену, и мне пришлось переводить их диалог во время операции. Все вроде бы срослось.
        Не менее сложной и тоже очень ответственной работой было изготовление французских субтитров для фильма Алексея Германа «Хрусталев, машину!»
        Что же до литературы…
        Мне довелось переводить и другие тексты Перека: «Спящего человека, «Кунсткамеру», «W, или Воспоминание о детстве». Но действительно, «Исчезание» переводить было невероятно сложно — даже по сравнению с упомянутыми вещами. В силу главной особенности романа, а именно отсутствия в тексте буквы «е», «прямой» перевод мог, как мне казалось, упростить, выхолостить само произведение, — ну как переводить поэзию, пересказывая лишь так называемое «содержание» и отказываясь от размера, ритма, рифмы? Поэтому кроме привычных переводческих изменений с неизбежными пересказами, перифразами, расширениями, усечениями и так далее требовалась радикальная «перестройка», которая фактически превратилась в новое «строительство». На каждой странице я задавался вопросами: какими критериями следует пользоваться при подобном «переложении»? как далеко нужно/можно заходить при трансформации исходного текста? какие элементы можно менять? на что? можно ли добавлять и что будет считаться отсебятиной? Труднее всего было определить степень допустимой вольности по отношению к оригиналу, взять на себя право решать, какое допущение, какую погрешность принимать, а какие — нет…
        Работа заняла почти полтора года. Пришлось просмотреть уйму дополнительной литературы, а справочники и атласы надолго превратились в настольные книги. Сейчас я понимаю, что этот перевод был одновременно самым амбициозным и самым авантюрным в моей жизни: требовалась определенная доля самоуверенности, а вместе с тем легкомыслия, чтобы решиться на осуществление «безумного» проекта, который вызывал у маститых переводчиков и литературоведов лишь недоверчивые усмешки. Я до сих пор сам себе удивляюсь…

        — Переводим ли Перек вообще?

        Валерий Кислов:
Если мы перево́дим, то значит автор — переводи́м. Наверное, нет ни одного произведения, которое нельзя было бы перевести. С другой стороны, нет ни одного произведения, которое было бы переведено на 100 %. Даже лучший перевод не способен донести все нюансы, что-то неизбежно утрачивается. Поэтому в академических изданиях и принято давать различные варианты перевода одного и того же произведения. Чем сложнее форма произведения, тем сложнее его переводить, тем труднее доносить оригинал, тем больше риск расхождения и «непопадания», тем больше вариантов и интерпретаций. Какая-нибудь незамысловатая histoire d`amour, написанная простым языком, не нуждается в повторном переводе. А, например, сонет Малларме «Une dentelle abolit…» переводился раз десять: достаточно упомянуть Якобсона, Лифшица, Талова, Дубровкина; каждый вариант — всего лишь вариант, а дать полную картину может совокупность всех переводов. И то, что ни один перевод не попадает в десятку, разумеется, не значит, что все они неадекватные: они разные; каждый интерпретатор что-то упускает, но каждый и что-то привносит. Наверняка будут появляться новые русские переводы «Исчезания» — произведения исключительной формальной сложности; оригинал не может не отличаться от его переложения, как впрочем и полностью совпадать с версиями на других языках.

        — Вы учитывали в своей работе опыт коллег?

        Валерий Кислов:
Из переводов на иностранные языки мне известны немецкий, итальянский и целых три английских. Все эти они сохраняют липограмматическое ограничение и не используют букву «е».
        Испанский вариант «El Secuestro» (пер. Марк Парейре, Hermes Salceda, Regina Vega, изд. Anagramma, Barcelone, 1997) отказывается от «а», поскольку в испанском языке именно эта гласная является наиболее употребимой. Этот перевод представлял для меня наибольший интерес, поскольку он значительно изменил структуру и несколько отошел от оригинального произведения. Над этим переводом трудилась целая группа переводчиков, в которую в разное время входило от трех до пяти человек. Работа растянулась лет на шесть и даже стала темой весьма интересной докторской диссертации.

        — Чем Перек может быть интересен русской публике?

        Валерий Кислов:
Перевод Перека на русский — это дань памяти раскритикованному в свое время ОПОЯЗу и разгромленному формализму… Это торжество формального приема, триумф ожившего слова, это выступление против самодержавного содержания. Это возрождение риторики и освобождение текста от плоской описательности и скучной иллюстративности. Кроме того, это решительный отпор традиции, навязывающей литературе и литераторам нелитературные задачи: искусство, дескать, должно отражать ту или иную идеологию (не обязательно господствующую), пробуждать, побуждать, призывать, вести, поддерживать, сопровождать в мир иной… В результате прислужливое искусство становится еще и афишно-протокольным. Подобные тенденции существуют везде и всегда; некоторые эпохи и культуры (в частности русско-советская) к ним особенно благоприятны: «Исчезание» Перека можно рассматривать как эффективное средство против любого давления.
        К тому же за виртуозной игрой Перека с буквами и словами, за тонкой пародией, за бурлескной стилизацией стоит не только осмысление многовековой традиции, не только развенчивающее и развинчивающее новаторство; здесь прочитывается и боль Холокоста, и муки самоопределения, и вся сложность быстро меняющегося мира, который требует постоянно искать и находить новые средства выражения.


Валерий Кислов

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service