Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Евгений Сабуров  .  предыдущая публикация  
Памяти Евгения Сабурова (1946-2009)
Умер Евгений Сабуров

27.06.2009
Елена Пенская
Русский Журнал, 23 июня 2009 года
Досье: Евгений Сабуров
        20 июня 2009 года на шестьдесят четвертом году скончался Евгений Сабуров. Поэт, драматург, яркий публицист, ученый, политик... Этот перечень профессиональных занятий Евгения Федоровича далеко не полный и не укладывается в традиционный ряд. Ему удалось то, что дается немногим — соединить разные культурные опыты, разные языки. Соединить очень естественно и органично. По-сабуровски. А иначе и быть не могло. Сабуров — связной в политике, в искусстве и в образовании. Практик по натуре, он во всем добивался результата, в разное время выбрал эти три сферы, а уж выбрав, не оставлял их сопряжение и всей своей жизнью оплатил их близость, родство.
        Из биографической справки:
        «До 1990 года печатался за рубежом, первая публикация в СССР — в рижском журнале "Родник". Стихи публиковались в журналах "Театр", "Новый мир", "Знамя". Автор сборников стихов: "Пороховой заговор" (М., 1995), "По краю озера" (М., 2001), "Тоже мне новости" (М., 2006), а также сборника экономической публицистики "Власть отвратительна" (М., 2003).»
        Как и у многих людей этого послевоенного поколения, у Сабурова несколько биографий. По складу «шестидесятник», чья активная «накопительная» пора пришлась на поздние семидесятые (замечательно его выступление вместе с Евгением Ясиным на семинаре ИВГИ «70-е в истории русской культуры» — «Сомнительные аналогии»!), он бурно и стремительно вошел в историю 1990-х, а в 2000-х преподавал, занимался исследованиями, много писал.
        Родина Е. Ф. Сабурова — Крым, Ялта. Крым — его капитальная тема — как в поэзии, так и в политике. «Я родился и вырос на море, поэтому все лето и кусок осени мы играли на берегу, у воды».

        И всё смотрел и смотрел,
        потом всё шёл и шёл
        так безо всяких дел,
        и было мне хорошо
        в городе, где я рос,
        в городе, где я жил,
        где разнообразных роз
        тучи рвались из жил

        С детства бешено талантлив, в 16 он поступил на мехмат в МГУ, и оказался в густой интеллектуальной, творческой среде, где сразу стал одним из заметных персонажей. Там на мехмате МГУ он вместе с поэтом Леонидом Иоффе, а чуть позднее Анатолием Маковским создал поэтическую группу «Орлы». И с 1962 писал стихи уже профессионально, скорее для себя и своих кружковцев, редко публикуя в сам– и тамиздате.
        Из биографической справки. Упоминается в «Хронике текущих событий»:
        «В 1970-80-е годы подрабатывал тем, что готовил проповеди батюшкам.
        Был близок к кругу литературных и религиозных диссидентов.
        Писал стихи, которые в официальной прессе не публиковались. Дружил с Эдуардом Лимоновым.
        Был крещен о. Александром Менем. Читал лекции по догматике и истории раннего христианства в сети домашних богословских кружков под руководством Александра Меня.
        В 1980-х годах печатал статьи в эмигрантской прессе по проблемам общественной позиции Русской православной церкви.
        Никогда не вступал в партию.»

        * * *

        То была параллельная, «ночная» жизнь. А «днем» Евгений Федорович внешне вполне законопослушен. Его постмехматовский путь укладывается в традиционную, в меру благополучную, советскую схему. Поэзия и проза в ней почти неразличимы. Защита кандидатской, позднее — в какой-то из временных пауз — докторской , а затем «мягкие» смены направлений: три года с 1968 по 1971 он — старший инженер Главного вычислительного центра Министерства автомобильных и шоссейных дорог, дальше — новая ступенька, на освоение которой ушло без малого десять лет: с 1971 по 1982 год младший научный сотрудник Государственного научно-исследовательского института азотной промышленности; постепенный небыстрый рост: в 1982-1987 годах — заведующий сектором Центрального научно-исследовательского и проектного института жилища. Еще два года — новая территория: 1987 — 1989 года — лаборатория Московского института радиотехники, электроники и автоматики. Это уже перестройка. Ее пик, кульминация: в 1989 — 1990 годах Сабуров — ведущий научный сотрудник Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса АН СССР. Химическая промышленность, дорожное, жилищное строительство. Сабуров знал устройство советского хозяйства изнутри, и, понятно, оказался в нужное время перспективен и мощно востребован.
        В 1990-е начиналось его тяжелое «хождение во власть».
        Сначала он становится заместителем Министра образования РСФСР по экономике. Затем по приглашению Премьер-министра РСФСР Ивана Силаева возглавил группу по подготовке экономической реформы. Весной 1991 года был одним из главных идеологов и разработчиков экономической программы, которая послужила основой предвыборной платформы Бориса Ельцина и затем, в июне 1991 года представлена как программа Правительства РСФСР. Она предусматривала поэтапную (не разовую) — до 1993 — 1994 года — либерализацию цен и приватизацию через коммерческие структуры.
        Программа реализована не была.
        В августе 91 года получил назначение на пост заместителя Председателя Совета Министров и Министра экономики РСФСР. Удостоверение получал в последние часы, когда началась осада Белого Дома. Союз распадался. Тогда же осенью 1991 года считался одним из возможных кандидатов на пост премьер-министра (наряду с Юрием Рыжовым, Святославом Федоровым, Григорием Явлинским и Михаилом Полтораниным).
        Однако Борис Ельцин выбрал не Евгения Сабурова, а Егора Гайдара, сделав ставку на решительного сторонника распада Союза. В тогдашнем раскладе политических сил Сабуров оказался неудобным и был отодвинут: он стал директором центра информационных и социальных технологий Правительства России.
        Сабуровские стремительные передвижения из политических эпицентров в места сравнительного затишья и снова возвращения на передовую в 1990-х составляли суть тогдашней лихорадочной жизни, активным действующим персонажем которой он являлся. Нередко на политсцене он выступал в роли не только участника, но и автора ключевых коллизий эпохи. Сейчас уже нелегко представить, что все эти политические комбинации вместились в короткие пять — восемь лет, полностью сменив декорации и подорвав с виду крепкого и очень сильного человека. Имя Сабурова в то время редко сходило со страниц прессы. Его выступления в СМИ, на «круглых столах» и конференциях были почти что каждодневны.
        В 1994 снова Крым. По приглашению Президента Юрия Мешкова Евгений Сабуров возглавил крымское Правительство. Всего за полгода ему удалось сделать три важные вещи: вылечить бюджет от хронической дотационности (сам считал своей главной заслугой снижение дефицита бюджета с 80 до 20%), разрешить острейший топливно-энергетический кризис и отчасти снять напряжённость в отношениях с Правительством Украины. В Крым начали приходить инвестиции. Но тут сработала двойная ловушка: вся работа Сабурова и его команды оказалась дважды парализованной из-за внутренних распрей многочисленных группировок, с одной стороны, а с другой, — подчеркнутая отстраненность российского правительства, отсутствие внешней поддержки «своих". 15 сентября 1994 на сессии Верховного Совета Республики Крым он официально уведомил Юрия Мешкова и ВС Республики Крым о том, что подает в отставку.
        Закончил выступление словами:
        «Я экономист. К сожалению, Крыму нужен психиатр».
        Но крымское полугодие успело вместить еще масштабные культурные проекты, заметной фигурой в которых был Е.Ф. Так, в 1994 году он выступил на Боспорском форуме с докладом «Святые Кирилл и Мефодий как идеологи авангарда». Доклад, как вспоминают очевидцы, вызвал сенсацию. Сабуров позднее объяснял, почему все же Кирилл-Мефодий, о которых еще раньше написал целую повесть. Его «Легенда о солунских братьях» ходила в СССР в самиздате: «братья являли собой великолепный авангард тогдашней мысли. Они шли вперёд, не считаясь с суевериями и стереотипами, ориентируясь прежде всего на реальные потребности времени, потребности людей... К написанию этого текста меня подтолкнул о. Александр Мень, который был моим духовником и хотел, чтобы я сделал что-то конкретное для Церкви. Я ему глубоко благодарен. Изучив историю свв. Кирилла и Мефодия, я был поражён величием этих людей, конкретностью и прагматичностью, в лучшем смысле слова, их мыслей и поступков. И, конечно же, тем фактом, насколько важным для них оказалось пребывание в Крыму».
        Посткрымская полоса растянулась без малого на полтора десятилетия, вместив уже совсем другую историю.

        Жизнь
        и соображения
        Сабурова Жени
        Что за бурная
        сабурная жизнь
        за сабурные
        и засабурные
        соображения
        Всеволод Некрасов. Из надписи на книге, 1995

        Вторая половина 1990-х — общественная и научная работа, попечительные советы, фонды, коммерческие и некоммерческие структуры, плотное сотрудничество с ЮКОСом, а с начала «нулевых» — снова образование. В 2005 году — научный руководитель Института развития образования университета «Высшая школа экономики». С 2006 — Федеральный институт развития образования. Названия разные — занятия схожи: разработка и продвижение реформы.
        В эту печальную заметку не вместить описание его образовательных проектов и литературных статей, адресованных учителям, не вместить рассказа о его многолетней увлеченности работой со школьниками, совместными театральными постановками, долгим и неспешным чтением, а затем обсуждением прочитанного. (Мила Сабурова. Человеческий капитал между физикой и природой.)

        * * *

        2000-е — урожайное время. Евгений Сабуров писал много и, казалось, безостановочно, обживая разные жанры. Стихи шли, похоже, бесперебойно. В разговорах он признавался как бы между делом: «Опять поперло». А между тем его парадоксальная публицистика — статья ли, книга — становилась событием. «Власть отвратительна" (2002) принципиальна для Евгения Федоровича. Он объяснял: «шлягерное» название возникло естественно и бесповоротно. Книга не мемуарная, не документальная, как можно было бы ожидать от человека, хорошо знавшего кухню и политическое закулисье. Нет. Эта книга о новом понимании политики как искусства и искусства как политики. Для Сабурова важна идея тождества поэта и политика, сходства в принятии решений, языковых и стратегических, обязанность быть в авангарде. Поэт и политик, по мысли Сабурова, одноприродны.
        Абсолютная сабуровская дерзость проявилась еще и в том, что в книге существует второй пласт, книга-приложение или продолжение. Кому как удобней. Евгений Федорович «придумал» три разговора — сразу же открестившись от соловьевских. И пояснял: «Три разговора, как мы принципиально обозначили в самом начале нашей акции, шли не о книге и уж никак не об ее авторе, но о проблемах, в ней поднятых...
        Поскольку поставленные проблемы не носят профессионального, специализированного характера и не могут быть описаны и оценены с какой-то одной точки зрения, то выбор участников разговоров диктовался требованием их "перпендикулярности" друг к другу. Это — во-первых. А во-вторых, это должны были быть люди "номер один" в областях своей деятельности и, в-третьих, обозначившие свой интерес к более широкому культурному контексту, чем собственный узкоспециальный. Успенский В. А. — математик, Некрасов В. Н. — поэт, Ходорковский М. Б. — предприниматель, Ясин Е. Г. — экономист, Асмолов А. Г. — психолог, ... Кузьминов Я. И. — экономист, Плотинский Ю. Л. — социолог, Айзенберг М. Н. — поэт»
.
        Сейчас абсолютно невозможно поверить в реальность тех встреч. Иных уж нет...
        Но тексты — живое и самое убедительное свидетельство. Тексты остаются как доказательный факт существования той реальности — культурной, поэтической, которую из непересекающихся, параллельных миров мог сконструировать, а затем очеловечить только он, Евгений Сабуров. И если подыскивать какие-то аналогии, то ближе всех к нему стоит чешский политик, поэт и драматург Вацлав Гавел. 20 июня ушел Евгений Сабуров, наш русский Гавел. Думаю, масштаб потери нам еще предстоит осознать. Светлая память.


  следующая публикация  .  Евгений Сабуров  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service