Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Отрава и конфета
Роман о том, как наркоман Вселенную спас

06.02.2009
НГ Ex Libris, 22.05.2003
        Егор Радов. Суть: Роман. — М.: Ad Marginem, 2003. 416 с.
        «Там, в глубине леса, явно ощущалось присутствие чего-то великого и загадочного, и от него исходила очевидная благодать, которая в один миг осенила все существо Турченко, взорвав его душу внезапным грозовым счастьем». Неподалеку от поселка Усинска Коми АССР двое персонажей обнаруживают некую загадочную субстанцию (которая, впрочем, и не субстанция вовсе), названную сутью (или же, если хотите, зельцем). Суть представляет из себя суть всего; она подчиняет людей простым соприкосновением с ней, после чего человек неуклонно стремится к утрате самости и полному слиянию со всем сущим. Но вот беда, — не всякий, причастившийся сути, готов уверовать в нее: есть отдельные выродки, не желающие утрачивать собственное «я» и вступающие на путь борьбы...
        Расцвет «конспирологического» романа в нынешнюю эпоху, кажется, ни для кого не является секретом. Имена Крусанова, Сорокина, Проханова на слуху; подзабытый уже «Generation П» тоже в этом ряду. Назову, пожалуй, и роман Олега Кузницына «Федеральные любовники» (большим фрагментом опубликованный в # 4 альманаха «Риск»): там российская политическая элита состоит из геев-оккультистов.
        Прелестный этот список заставляет задуматься о месте конспирологического романа в типологии жанров. Мне очевидна его связь с утопией и (или) антиутопией; только «дивный новый мир», финалистский по определению, помещается не в иное время или иное место, а в альтернативную реальность. Степень альтернативности, разумеется, остается прерогативой автора.
        Утопичность Проханова и Крусанова очевидна, как очевидна и антиутопичность Пелевина. Сложнее со «Льдом»: все разговоры о повороте Сорокина к «новой искренности» и т.п. представляются мне надуманными; Владимир Георгиевич по своему обыкновению дает два взаимоаннигилирующих финала (слияние «говорящих сердцем» в общем уничтожении — и странные манипуляции ребенка со льдом).
        «Суть» Егора Радова тоже штучка непростая. Это роман конспирологический формально: позднесоветские и постсоветские события и явления объясняются борьбой принявших суть за ее скорейшее распространение во всем мире; однако же обилие комических моментов дискредитирует саму возможность идеологической интерпретации («Суть — это когда Мандельштам и Дзержинский — одно лицо, одна душа, один дух! А раз так... я буду поэтом! И буду работать... служить... в органах!»). Но дело даже не в этом. «Эзотерическая субстанция», подобная голубому салу или льду, становится чем-то вроде наркотического препарата; вывозимые из Турции томики Назыма Хикмета, источающие суть и вызывающие желание «прильнуть» к ним, становятся веществом, распространяемым на черном рынке. И тут возникает прелестный радовский парадокс: единственным «сильным» борцом с сутью предстает опийный наркоман: «- А если... — почти шепотом произнесла Ирина. — Если я дам чистой... сути?..
        — Это интересно, — неопределенно ответил Коля. — Но, по-моему, она на меня не действует. В любом случае, мне надо раскумариться».
        Есть соблазн счесть роман Радова пародией на конспирологический роман (как в его «позитивной», так и в «негативной» формах). Возможна интерпретация «Сути» и как иронической притчи: нищий духом торчок Коля Турченко, как Петрушка, побеждает черта, чего не смогли сделать более продвинутые персонажи. Но, победив суть, Коля меняет реальность подобно герою «Обмена разумов» Шекли: кстати, как и прочие радовские романы, «Суть» может интерпретироваться и как абсурдистская фантастика.
        Не будучи записным идеологом, бестрепетным концептуалистом или ловким рыночным мошенников, Радов играючи превращает отраву конспирологии в конфетку, начиненную, впрочем, запретными к распространению препаратами.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service