Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Альбина Синёва: «Литературная жизнь — очень интимная вещь»
Интервью

25.01.2012
Parere.ru, 31 августа 2009
Авторитетный литературный портал «Новая Литературная карта России» в разделе «В Воронеже пишут» называет всего пять имен, среди которых числится Альбина Синева. Мы поговорили с ней о литературной жизни города, профессиональном культуртрегерстве и о гении, обитающем в электричках.

— Альбина, как бы Вы охарактеризовали современную поэтическую жизнь Воронежа?

— А что такое поэтическая жизнь? На мой взгляд, она заключается в том, что один человек что-то пишет, а другой человек это читает. Вот этот двоякий процесс — творения и восприятия — и есть жизнь литературы. Это достаточно интимное сотворчество автора и читателя. Если же говорить о тусовках, о публичных выступлениях, мне такие вещи не слишком интересны — во всяком случае, происходящие сейчас в Воронеже. Вот в начале года приезжала замечательный поэт Ольга Седакова, это для меня — действительно событие. В прошлом году арт-группа «Квадрат» организовала поэтический вечер Елены Фанайловой и Константина Рубахина — когда-то воронежских, а теперь давно уже московских авторов — пригласили их приехать в наш город, поностальгировать. Больше ничего интересного за последнее время не могу припомнить. Если сказать, что литературная жизнь в Воронеже переживает период застоя, думаю, я не сильно ошибусь.

Разве может быть литературная жизнь в застое, если в городе насчитывается как минимум 10 поэтических клубов?

— Насколько я с ними знакома и могу судить — это уровень студенческой самодеятельности. Нет ничего плохого в том, что люди, причисляющие поэзию к кругу своих интересов, собираются вместе, чтобы почитать стихи, попеть песен под гитару, попить заодно чаю или пива. Это может сделать кто угодно, и это замечательно. Клуб поэтов «Лик», которому уже больше двадцати лет, когда-то действительно собрал вместе сильных воронежских авторов, достойных внимания. Тогда происходило много интересного, можно было каждую неделю услышать тексты, написанные буквально на днях, приезжали в гости поэты из Москвы, из других городов. Но со временем все это постепенно превратилось в посиделки теплой компании одних и тех же людей, которые практически перестали писать что-то новое. Совершенно чудовищная затея, на мой взгляд, — недавно созданный «Поэтоград», своего рода попытка объединить всех, кто пишет в Воронеже. Мне не понятно, зачем нужно кого-то специально объединять? У каждого индивидуальный процесс творчества.

— То есть по сути дела поэту или писателю все эти кружки и клубы не нужны?

— Я считаю, что, для того, чтобы творить, это не нужно. Пожалуй, единственное яркое и достойное внимания явление литературной жизни в Воронеже сейчас — это Валерий Исаянц, его творчество и люди, с ним связанные. Вот настоящая живая литературная легенда. (Кстати, пять лет назад вышла книга Анастасии Цветаевой «История одного путешествия» — история ее знакомства и отношений с Валерием Исаянцем, эти воспоминания Анастасии Ивановны до тех пор нигде не публиковались.) Кто-то из воронежских журналистов назвал его «единственным странствующим поэтом современности», даже Хлебникова припомнили. Но все не настолько романтично. Исаянц живет на пенсию по инвалидности, несколько лет назад его лишили квартиры — дали, видимо, подписать какой-то документ, он и подписал. Ему помогают разные люди, кто чем может. Валерий Иванович путешествует в электричках, в теплое время года ночует в лесу, в Дубовке у него есть любимые места. Зимой прошлого года его приютили какие-то дальние родственники, но, как только потеплело, он вновь отправился в свои странствия, на волю. Он так привык и, смею предположить, он счастлив.

Есть люди, которые уже несколько лет занимаются планомерным спасением его архива. Кстати, это члены того самого клуба «Лик», и такой вклад в поэзию — это, думаю, сейчас самое лучшее приложение их энергии. Небезызвестный воронежский коллекционер Михаил Болгов раз в неделю облегчает исаянцевскую суму — забирает все эти картоночки, бумажки, на которых Валерий Иванович пишет и рисует. Все это бережно хранится, мы разбираем почерк, заносим тексты в компьютер, редактируем по мере необходимости. Надеюсь, что все-таки выйдет книга стихов Валерия Исаянца, которая сейчас готовится, кризис помешал этому проекту, но хочется верить, что все состоится. Стихи — удивительные. Вот это и есть настоящая поэтическая жизнь. И новые строки, и люди, участвующие в судьбе этих строк, в судьбе друг друга. А собираться из недели в неделю «на стихи и пиво» или вымучивать «мероприятия» для галочки...

— А как же поэты, которые выступали в столичных литературных кафе начала ХХ века? Им же это было нужно?

— Так ведь и сейчас в столице проходит масса литературных событий, выступают интереснейшие авторы. Важно, не что происходит, а как. Дело еще и в том, что времена меняются, и у поэзии — уже иные функции и востребованность. Вспомните выступления Вознесенского, Евтушенко в огромных концертных залах в 60-е. Попробуйте сейчас собрать стадион людей, которые хотят послушать стихи! А тогда была такая потребность. Когда-то поэзия была неким рупором, поэт в России действительно был больше, чем поэт. Сейчас, на мой взгляд, он наконец-то — только поэт, без совмещения должностей.

Когда поэзия перестала быть рупором?

— Думаю, после перестроечного периода, который был достаточно активным в области литературы, и в нашем городе в том числе. Во второй половине 80-х в Воронеже возникло такое полудиссидентское автономное образование, как Профсоюз литераторов, в котором собрались журналисты, поэты и даже редакторы самиздатовских журналов. Многих тогда неоднократно приглашали в «серый дом» на улице Володарского — КГБ, расспрашивали про деятельность Союза — для чего и почему он был создан. В начале девяностых вышел коллективный сборник «Дюжина» со стихами 12-ти молодых поэтов. Тогда это стало настоящим прорывом, потому что в советское время, чтобы выпустить свою книгу, нужно было, чтобы тебя одобрили важные дяди от литературы, занесли в план, а потом еще годы стоять в очереди. А тут опубликовались молодые поэты, которых никто не знал.

Потом произошло еще одно знаковое для Воронежа событие — поэтический фестиваль в кинотеатре «Юность»: люди, которые не значились ни в каких союзах и ни в каких списках, могли свободно выйти на сцену и прочитать свои стихи. Сейчас это обычное дело, но тогда это воспринималось как что-то невероятное. В общем, поэтическая жизнь тогда вырвалась наружу и бурлила. А потом все успокоилось. Стало неинтересно. И все, что можно было облечь в слова и озвучить, только пронеся под полою художественного образа, да и то с долей риска, стало можно говорить и просто так. Поэт перестал быть «рупором», и ему осталось всего ничего, такая малость — писать хорошие стихи. Но оказалось, что это очень сложно: просто писать хорошие стихи. Это не новость, все это закономерно, я тут никакой Америки не открываю.

Давайте вернемся к воронежской поэтической жизни. Вы считаете, что лучше совсем не создавать никаких клубов, чем пытаться организовать что-то на уровне самодеятельности?

— Я не могу сказать — лучше то или лучше это. Может быть, для молодых людей, которые только начинают писать, очень важно побывать в атмосфере поэтического клуба. Чтобы просто кто-то послушал, высказался, покритиковал, похвалил. Пообщаться с себе подобными, соотнести себя с определенной культурной и литературной средой. Не будем сейчас говорить об уровне этой среды, но, может быть, тот же «Поэтоград» для кого-то в этом смысле выполняет достаточно важную миссию.

А какой вариант поэтических мероприятий действительно был бы, на Ваш взгляд, достойным?

— Здесь дело за профессиональным культуртрегерством. Прошедшей зимой в Воронеж из Москвы приезжали поэты Данил Файзов и Юрий Цветков, организаторы проекта «Культурная инициатива». Они показали маленький кусочек того, что может происходить в литературной жизни на достаточно высоком уровне, познакомили с технологиями в области подачи поэзии ее слушателям. Я считаю, что лучше вливаться в крупные литературные общероссийские проекты, внимательнее смотреть по сторонам, чем изобретать какой-то местный велосипед, который вряд ли вообще поедет.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии: Регионы:

Последние поступления

06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service