Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Евгений Водолазкин  .  предыдущая публикация  
Летописец Пушдома
О добром человеке из Петербурга, аспирантах, котах и водке

25.03.2012
Марина Антонова
НГ - Ex Libris, 22.03.2012.
Досье: Евгений Водолазкин
Евгений Водолазкин. Инструмент языка. О людях и словах: [Эссе].
— М.: Астрель, 2012. — 350 с.


Пушкинский Дом (он же ИРЛИ — Институт русской литературы РАН) давно стал не только вместилищем литературных памятников, но и героем литературных произведений. Произнесешь «Пушкинский Дом» — и сразу вспомнишь строки из последнего завершенного блоковского стихотворения, которое так и называется — «Пушкинскому Дому»: «Имя Пушкинского Дома/ В Академии наук/ Звук понятный и знакомый,/ Не пустой для сердца звук…» И роман Андрея Битова «Пушкинский Дом», чей главный герой, филолог Лева Одоевцев, как раз работает в Институте русской литературы.

Недавно литературная «пушдомиада» («Пушдом» – так ласково-сокращенно называют Пушкинский Дом сотрудники ИРЛИ) пополнилась книгой Евгения Водолазкина «Инструмент языка. О людях и словах». Жанр, правда, другой — не fiction, а non-fiction: «Инструмент языка» представляет собой собрание эссе, мемуарных записей, баек, анекдотов из жизни филологов, в основном обитателей Пушдома. Водолазкин (р. 1964) и сам его обитатель — ведущий научный сотрудник ИРЛИ, доктор филологических наук, специалист по древнерусской литературе. А также прозаик, написавший несколько романов, один из которых, «Соловьев и Ларионов», вывел автора в финал премии «Большая книга» и Премии Андрея Белого.

Столпом Пушкинского Дома был академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, чьим учеником посчастливилось стать Евгению Водолазкину. Ученик вспоминает об учителе с почтением, любовью, но без пафоса и даже с юмором (юмором и иронией с оттенком ностальгической грусти проникнута вся книга). В свое время сложился образ Лихачева как «существа не то чтобы метафизического, но как бы не совсем уж здешнего», эдакого старца-гуру. Нисколько не умаляя лихачевских заслуг, не забывая о его трагической судьбе (арест, ссылка на Соловки, где будущий академик едва не погиб), Водолазкин показывает его другим — «Добрым человеком из Петербурга» (название одного из эссе), который был для окружающих «чем-то вроде Деда Мороза. Образ включает как праздничность происходившего, так и существование по законам сказки»: «Лихачев любил праздники и умел их устраивать. Праздниками были дни его рождения, выездные чтения отдела в разных городах (они придумывались организаторами, чтобы заманить его) и его многочисленные награды и премии. Что касается премий, то они не только отмечались». А взять воспоминание о том, как Дмитрий Сергеевич, даря ученику свою книгу, «перечеркнул помещенный редакторами список его наград и званий и написал: «Прошу не обращать внимания на эту безвкусицу».

Среди персонажей книги и другие легендарные личности — Сергей Аверинцев, Борис Эйхенбаум, Ираклий Андроников. Есть в сборнике и рассказы об изломанных судьбах родных и знакомых автора (раздел In memoriam) — например, о двоюродном прадедушке, протоиерее Александре Нечаеве, пережившем несколько арестов и умершем в лагере в 1942-м инвалидом (из лагерного дела: «Смерть последовала от паралича сердца на почве дряхлости»). И забавные «Мелочи академической жизни» (название первого раздела сборника), где нашлось место и сбору турнепса в подшефном Пушдому совхозе «Федоровское», и неудачной попытке двух Александров — аспирантов-пушкинодомцев — распить бутылку водки в общественной столовой, и борьбе с курением, и случаям из жизни котов и рыб… В разделе «Мы и наши слова» собраны статьи о современном состоянии русского языка, печатавшиеся в журналах и газетах, в том числе и в «Независимой».

Закрыв книгу, убеждаешься в правдивости издательской аннотации — «быть ихтиологом и рыбой одновременно не только допустимо, но и полезно», и исследователь литературы и ее творец могут вполне гармонично уживаться в одном человеке. И вообще люди и слова зачастую есть одно и то же. Ведь если верить Бродскому, после жизни, «которой, как дареной вещи, не смотрят в пасть» и которая «обнажает зубы при каждой встрече», «от всего человека вам остается часть речи. Часть речи вообще. Часть речи». А уж Бродскому нельзя не верить.


Евгений Водолазкин  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service