Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Неожиданно удачная интонация
Полина Барскова. Эвридей и Орфика. Стихотворения. СПб., "Пушкинский фонд", 2000. 72 стр.

04.08.2007
Vesti.Ru, 7.09.2000
        Затерт и затаскан, но оттого, как ни странно, ничуть не менее убедителен афоризм, приписываемый то Михаилу Айзенбергу, то еще кому-то: «Стихи бывают хорошие, плохие и петербургские». При этом под «петербургскостью» я лично всегда понимал здесь не географический, а исключительно трудноуловимый интонационный признак.
        Не скрою, к поэтам, пишущим стихи «третьего рода», до недавней поры я относил, помимо иных, Полину Барскову. Ее проживание в Беркли не было тому помехой. Выпущенный «Пушкинским фондом« сборник новых стихов Барсковой «Эвридей и Орфика» заставил меня (признаться, весьма неохотно) пересмотреть мою скептическую точку зрения.
        Что тому причиной? Попробую разобраться. Во-первых, вероятно, метаморфоза, случившаяся с «бродскостью», столь утомительной у всех, кроме самого Бродского. Барскова, кажется, расправилась с этой авторитарной интонацией (или, по крайней мере, начала расправляться). Знаком тому стихи памяти Иосифа Александровича:

        Погиб поэт. Точнее - он подох.
        Каким на вкус его последний вздох
        Был - мы не знаем, и гадать постыдно.
        Возможно, как брусничное повидло,
        Возможно, как разваренный горох.
        Он сам хотел ни жизни. Ни конца,
        Он так хотел - ни деток, ни отца.
        Все - повторенье, продолженье, масса.
        И мы, ему курившие гашиш, -
        Жнебытие, какой-то супершиш,
        На смену золоту пришедшая пластмасса.

        По недоразумению кое-кто принимает это стихотворение за кощунственное. Но здесь нет расправы с трупом, здесь - убийство внутреннего эпигона, извлечение чужой интонации из себя, болезненное и неаппетитное, как всякая хирургическая операция.
        А во-вторых, невесть откуда взявшаяся свобода письма. Доселе я считал лучшим молодым поэтом в Питере Всеволода Зельченко, мизантропа, уместившего в чуть ли не традиционную романтическую балладу экзистенциалистский заряд преизрядной мощи. Но вот нахожу нечто подобное и у Барсковой (различие просодий того и другой лишь подчеркивают единство вектора). Это сближение можно было предсказать - Барскова и Зельченко происходят из одного круга (студия В.А.Лейкина), но до последнего времени мне казалось, что Барсковой прощают много за вундеркиндство, и многое по этой же причине вычитывают из текста произвольно, в, так сказать, комплиментарных целях. Если такое и случалось (надеюсь, впрочем, что моя нелюбовь к стихам Барсковой породила в данном случае подозрительность и на уровне литературного быта), то сборник «Эвридей и Орфика» с лихвой окупает все некогда случившиеся двусмысленности:

        ...Я вижу себя старухой, желтой от табака,
        Изумляющей спутника, лет двадцати пяти,
        Тем веселым спокойствием, с которым моя рука
        По его одежде прокладывает пути.

        Он живет со мной ради рассказов о тех годах,
        Когда еще были живы N и, конечно, M,
        И видит меня кудрявой лгуньей в ночных мечтах,
        Записывающей строки за неизвестно кем...

        ... M (скупой алкоголик), N (педофил и тля),
        Верьте, я не предам вас, но поведаю им,
        Как от вашего пенья раскрывалась земля
        И оттуда усопшие улыбались живым,

        Как вы были несчастны, одиноки и не-
        Понимаемы плебсом за Великой Стеной...
        И толпою мурашки бегут по спине
        У лежащего рядом в темноте предо мной...

        («В свой день рожденья я иду на балет»)

        Неслучившиеся поэты, разочаровывающие новой книгой, - явление более частое, нежели обратный случай. Поэтому я буду ожидать новые стихи Барсковой с куда большим нетерпением, нежели мог предполагать еще недавно.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service