О книге Леона Богданова "Заметки о чаепитии и землетрясениях"

Глеб Морев
Еженедельный журнал, № 39, 7 октября 2002
Леон Богданов. Заметки о чаепитии и землетрясениях. М.: НЛО, 2002.

Леон Богданов, писатель и художник, лауреат неофициальной Премии Андрея Белого 1985 года, умер в Ленинграде в 1987 году в возрасте сорока пяти лет. Сборник, вышедший в «НЛО», – его первая книга. Богданов — один из тех авторов, чей жизненный и творческий путь идеально вписывается в категорию «подземный классик», столь актуальную для истории русской литературы минувшего века.

Богданов писал: «Одиночество, свобода, бедность – мужественный идеал, жить в соответствии с ним». И ему удалось прожить подлинно идеальную с этой точки зрения жизнь. О невероятной внутренней свободе Богданова вспоминает в предисловии к книге его друг Борис Констриктор: «Это был посланец миров иных. Ни советчины, ни антисоветчины здесь не было и в помине. Это было другое дело, а может быть, и другое тело».

Таким другим делом по отношению к магистрали русской словесности предстает и проза Богданова – далекое от привычной беллетристики автобиографическое письмо, подчиненное исключительно внутреннему экзистенциальному сюжету и душевному ритму. Основной текст книги, давший ей и название — «Заметки о чаепитии и землетрясениях», — представляет собой хронику, скрупулезно фиксировавшую, в соответствии с авторской страстью и прихотью, сугубо приватное — чайные церемонии, устраивавшиеся Богдановым, покупку книг, визиты друзей, и, наоборот, постороннее – сообщения о всяческих катаклизмах и землетрясениях, которые служат здесь своеобразным катастрофическим фоном частной жизни маленького советского человека, «непечатного писателя».

Вспомнить это, принадлежащее Евгению Харитонову универсальное определение социального статуса людей, подобных Богданову, уместно тем более, что перед нами едва ли не самый выразительный (после самого Харитонова) пример жизненного «сосредоточения в письме». «Мало идей, — писал Богданов, — но это, может, и к лучшему. Куда их много-то? Все в процессе. Как эти записи – есть на две строчки, а пишешь и не оторваться».

Сегодня, когда именно другие, боковые по отношению к мейнстриму литературные линии оказались в фокусе читательского и критического внимания (свидетельством чему – успех самых различных текстов в жанре non-fiction, от «Дневника» М. Кузмина до «Записей и выписок» М. Л. Гаспарова), уникальный опыт Богданова, наконец, предъявлен широкой публике. Сам он, упоминая о прослушанных последних известиях, писал о том, что «надо слушать их за землетрясения, за то, что не укладывается в наш календарь. Развивается ощущение другого измерения времени и другого понятия о ходе времени…». Не укладывающаяся в привычный литературный календарь проза Леона Богданова неизбежно меняет наши представления о русской словесности, расширяя ее традиционные границы и меняя сложившуюся в ней иерархию.






Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service