Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
Дина Сабитова
Любую глупость и гадость можно объявить особым путем
Беседа с Диной Сабитовой

24.01.2014
Беседу вела Иоланта Качаева
Досье: Дина Сабитова
В нашей еженедельной рубрике «Слово и антислово» в рамках проекта «Русский язык» мы расспрашиваем известных людей о том, какие слова им нравятся, а какие вызывают отвращение. Сегодня наша собеседница — детская писательница Дина Сабитова.

        — Вы сейчас живете не в России, а в Коста-Рике, наблюдаете за русским языком со стороны. Какие слова при этом кажутся вам ключевыми?

        — Я наблюдаю за языком все оттуда же: основное мое общение и в России, и в Коста-Рике сетевое.
        Ключевое слово, к сожалению, нецензурное. Его начали говорить в своих блогах ежедневно даже те знакомые, которые были крайне сдержаны в выражениях. Это вариант наименования полярной лисички.

        — Существуют ли для вас антислова? Что бы вы назвали антисловом современности?

        — Антислово... Выбирая его, выбираешь прежде всего понятие. Мир вокруг такой разный, что арбузы и свиные хрящики распределены в нем относительно равномерно. Причем разные люди наделяют одни и те же слова разной нагрузкой. Пожалуй, для меня антислово, вернее, антисловосочетание — это «особый путь».
        Можно любую глупость и гадость объявить особым путем — это очень легко. И отказаться от рефлексии, от того, чтоб посмотреться в зеркало.

        — Владеете ли вы современным школьным жаргоном? Если да, то какие слова из него вам нравятся?

        — Моему старшему сыну — 15 лет. И мне кажется, что его жаргон не столько школьный, сколько сетевой-вконтактный.
        А в сети возраст не всегда важен. Так что в наших с ним разговорах можно услышать и «слоупок», и «фейспалм», и «пичалька», а еще, когда я возвращаюсь домой, я спрашиваю его: «Че-как?» Мне нравится лаконизм этого выражения.
        Могу сразу сказать, что активно не нравится. Терпеть не могу слово «норм». У меня дома после того, как прозвучит «норм», в качестве штрафа требуется сказать, как все-таки дела, десятью развернутыми предложениями с синонимами.

        — Насколько вам сложно (или просто?) общаться с детьми — какие слова из их лексикона могут быть вам непонятны или вообще неизвестны?

        — Я всегда могу спросить, что это значит. Когда сыновья с головой уходили в мир фэнтези (в книгах и компьютерных играх), то я все время путала, кто там на картинке на экране дварф, кто гоблин, кто орк…

        — Все дети когда-то пытаются выяснить значение и смысл нецензурных слов. Как вы их объясняете?

        — Я уже не работала в Казанском университете, когда там в качестве эксперимента ввели спецсеминар про истории обсценной лексики. Прикрыли его быстро. Подозреваю, что вести этот семинар было непросто. И мы всегда вспоминали, как великий лингвист Бодуэн де Куртенэ был убежден, что эта лексика так же ценна для филолога, как слова «царь» и «бог». Так что старшему ребенку я объясняла все совершенно спокойно. Вот денотативное значение, вот сигнификат, вот коннотативная окраска. Означает то-то и то-то. Синонимы такие-то и такие-то. Говорят с такой-то целью в таких-то случаях. Это просто слова. Важнее – цель, с которой ты произносишь то или иное слово.
        В итоге старший вырос гораздо бо́льшим «чистюлей», чем я, и мат в быту, даже если он эмоционально уместен во взрослом разговоре, — активно порицает. Младший сын — как обычно и бывает, — перенимает все от старшего брата и ко мне с вопросами приходит реже.
       

        — Прямо так и говорили: денотативное значение, сигнификат? Откуда ваш ребенок знает эти термины?

        — Это я объяснила ему еще в предыдущий раз. Примерно на этапе чтения стишка «Ложка — это ложка, ложкой суп едят». Оно заканчивается фразой «И ничего не значит — плим-плим-плим», и меня и закоротило на тему: «Является ли “плим” словом, если оно ничего не значит?» Попутно же поговорили о том, что такое «значение слова» и чем, например, «лошадь» отличается от «лошадушки» и «лошаденки». Ребенку ведь все равно, говоришь ты ему «бибика» или «синхрофазотрон». Но, если уж совсем честно, то когда я вдруг употребляю термин в разговоре с ребенком, я, во избежание недоразумений, комментирую в скобках: «помнишь, это вот то-то и то-то».
        Что касается терминов лингвистики — это у меня был такой эксперимент. Я хотела проверить гипотезу, что если дети отличают козленка от осленка, они лет в шесть легко отличат синонимы от антонимов, и даже коннотат от сигнификата — именно терминами пользуясь. Молодая была, экспериментировала. Наверное, сперва на кошках надо было экспериментировать, не на детях.

        — Надо ли ограждать детей от каких-то слов? От каких и каким образом?

        — Да. Не от слов – от их употребления. «Чурка», «жид», «хохол» — я среагирую на это резче, чем на мат. Но дети должны знать, как им относиться к тому, кто употребляет эти слова.
       

        — У вас приемная дочь, вы рассказывали в интервью о том, что воспитанники детских домов не приспособлены к жизни. А что вы можете сказать о том, насколько отличается их речь от речи детей, растущих в обычных семьях? Чему надо учить приемных детей, а от чего, наоборот, отучать их?

        — Мне повезло, мой случай совершенно нетипичный. Дочка прекрасно владеет языком, отлично пишет (сейчас она пишет книгу), у нее довольно богатая речь, развитый синтаксис, она умеет строить фразу. Когда она только появилась у нас, то ее речь отличалась скорее сибирскими особенностями, нежели детдомовскими.
        Что касается детдомовцев вообще — то не нужно специальных исследований, чтоб предположить у многих из них слабо развитые речевые средства для выражения эмоций, например. За ненадобностью оно или отмирает, или просто не появляется.

        — Какие слова, которые используют в детской литературе, вам кажутся неуместными? Или все уместны, главное, чтобы они помогали передать настроение, характер или обстановку?

        — Дети — это кто? Это три года или пятнадцать лет? Понятно же, что слова в книгах для трехлеток и для тинейджеров — разные.
        Раньше я стояла на той позиции, что писатель, даже если он пишет книгу от имени ребенка, все равно остается взрослым, и не должен бы писать в книге ничего такого, что он не мог бы сказать в глаза своему двенадцатилетнему сыну.
        Сейчас я думаю, что слова сами по себе — вторичны. Первичны отношения и способы жить.

        — Каков ваш личный индикатор грамотности или неграмотности людей?

        — Я вздрагиваю, если вижу, как путают -тся и –ться, когда пишут «по-мойму».

        — Есть ли у вас любимое слово, речевая привычка?

        — «Значит-так-смотри!» В речевой привычке кроется стиль жизни. Сейчас я все решу и все всем объясню!

        — Какие слова вы бы изъяли из русского языка, а каких, по-вашему, наоборот, не хватает?

        — Ничего не надо трогать. Я знаю, что языковое строительство — вещь вполне осуществимая, и если продумать действия, то через три года все, к примеру, будут здороваться словом... любым, какое выберем. Хоть «здоровеньки булы». Или, к примеру, довольно легко научить всех обращаться к министру «ваше сиятельство».
        Но я за то, чтобы язык развивался естественно. До сих пор ему это в основном удавалось.


Дина Сабитова

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

22.08.2021
Презентация новых книг Дмитрия Кузьмина и Валерия Леденёва
Владимир Коркунов
25.05.2021
О современной русскоязычной поэзии Казахстана
Павел Банников
01.06.2020
Предисловие к книге Георгия Генниса
Лев Оборин
29.05.2020
Беседа с Андреем Гришаевым
26.05.2020
Марина Кулакова
02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2021 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования


Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service