Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
О книге Владимира Елистратова «Московский Водолей»

14.09.2007
        Эта книга, прочитанная подряд от начала к концу, складывается в почти совершенную историю становления поэтического голоса.
        Она начинается с точных ритмических слепков c канонических стихотворений Мандельштама и Заболоцкого. Остается впечатление чистого и прочувствованного исполнения классической музыки. Далее источник уходит как бы вдаль, и вот – уже очень скоро – лично я не в состоянии его распознать. Свойство поэзии Елистратова (не назовем его вторичностью, потому что вторичность – это отчетливо плохо, а тут – не поймешь, скорее по-своему хорошо, скажем – отзывчивость) ощущается неуловимо. Вот хорошая поясняющая ситуация. Допустим, вы снимаете фильм о семидесятых годах и вам нужна песня этого времени. Вы попытались найти ее, подобрать среди известных и полуизвестных – они не подошли. Тогда вы заказываете ее современным авторам, и они пишут ее здесь и сейчас. Но когда ее исполняют в зале, между певцом и слушателями словно возникает контур фильма о семидесятых годах.

                        В антракте между поездами
                        Мерцает лужами перрон,
                        И память плачет над годами
                        Разлук, попоек, похорон...


        Самобытность возникает и укрепляется исподволь, как если бы начинающий пловец заметил, что уже не держится за веревку, а давно плывет сам по себе. Или – по Давиду Самойлову – пустеет помещение, и человек, стоявший во втором ряду хора, поет сам по себе. Вещество поэзии в «Московском водолее» прозрачно и чисто. Может быть, немного слишком прозрачно и чисто, чтобы сгуститься в нечто твердое. Как известно, жемчужина вырастает из песчинки, то есть из инородного тела, помехи в жизни раковины. Может быть, не хватает песчинок, инородных тел. Раздражители Владимира Елистратова – высотка МГУ, осенний лист, арбатский особняк – так же прозрачны и чисты, как то, в чем они отражаются.
        Если кто еще не расслышал – речь идет об обстоятельствах явной поэтической удачи; критик немного ворчит, потому что привык немного ворчать. Ну уж если на то пошло, я бы «несерьезные» стишки выделил в особый отдел и снабдил все издание хоть какой амуницией – предисловием, анкеткой, фотографией автора. Оно уж чересчур аскетично. Но это и вовсе пустяки.


  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

02.06.2019
Дмитрий Гаричев. После всех собак. — М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2018).
Денис Ларионов
06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2019 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service