Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

напечатать
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  
Маканин и Цветков ищут героя «внизу»

09.10.2008
Октябрь
1998, №8
        Культуре трудно дышится без андеграунда. Еще лет десять назад истеблишмент воротил нос от «поколения дворников и сторожей», которое нынче само стало истеблишментом. Теперь Владимир Маканин публикует роман «Андеграунд, или Герой нашего времени», в котором рисует портрет подземного человека, вознамерившегося сохранить в эпоху повсеместной суеты и торгашества представления о чести, совести и самостоянии. И эта проблема, по Маканину, оказывается центральной для всего перестроечного-постперестроечного десятилетия.
        Андеграунд бывает разный. Бывает культурный, бывает социальный, бывает духовный, бывает еще андеграунд в значении «метрополитен». Герой Маканина живет в последних трех. В метро он отдыхает, читает там книжки. Духовно и социально он пытается выжить и сохранить чистоту упомянутой чести (ради чего некоторых других героев ему приходится убивать, но сейчас у нас речь не об этом).
        Но культурный андеграунд — это не спасение души отдельного человека, а институция. Это критическая масса индивидов, создающая свои системы ценностей и приоритетов, свои иерархии, это такая маленькая страна, которую населяет шебутной народец, чурающийся усредненных ценностей большинства. Такой андеграунд не может существовать в смутные времена. Ему нужна стабильность. В советскую эпоху у нас потому сформировалось великолепное подполье, что было кому противостоять: стабильному официозу и социалистическому мещанству (тому, которое исповедовало «образ жизни — советский»).
        Буржуазное мещанство у нас только формируется. Возможно, это и есть главная задача текущей культуры — создать скучные, но непременные (водопроводная труба, в общем, тоже невесела, но без нее никуда) механизмы буржуазной культуры. Скажем, жанровое кино и жанровую литературу, в рамках которой от боевика следует требовать не только крутизны, но и качества, а элитарной продукции достанется свой чахленький, может быть, но тоже непременный уголок. Систему премий, общественных объединений, официальных и любительских структур, средств массовой информации… Все вот это хозяйство.
        И вот когда появится мощная буржуазно-обывательская культура, тогда имеет шанс расцвести и культура альтернативная. Но два этих процесса, очевидно, синхронизированы: художники, музыканты и поэты, предпочитающие альтернативные способы существования, продолжают появляться вне зависимости от отсутствия структур, а новорусская буржуазность может раздражать вполне вне зависимости от того, что толком еще не сформировалось.
        У новых, образца конца девяностых, альтернативщиков совсем нет или очень мало своих альманахов, журналов, издательств. Существует ориентированный на изобразительное искусство и на густой матерный радикализм журнал «Радек», но степень его отвязности совершенно не предполагает диалога с обществом. Существует последовательно контркультурный журнал «Забриски Rider», но его эстетические предпочтения плотно увязли в хиппарстве шестидесятых. Острорадикальный и современный глянцевый «Птюч» быстро сделал из контркультуры товар и превратился в качественный и «продвинутый», но рутинный вариант «Ровесника». Вышел первый номер журнала «Шестая колонна», принципиально посвященного маргинальной культуре, но ни концепция, ни подборка текстов пока не производят серьезного впечатления. Словом, контркультура дана публике либо как коммерческая мода, либо как художественная самодеятельность, но отсутствует как полноценная социальная институция.
        Между тем среди новых альтернативщиков есть талантливые авторы. Один из них — молодой московский прозаик Алексей Цветков (иногда к его имени добавляют «младший», чтобы не путать с эмигрантским поэтом). В прошлом году он выпустил книгу рассказов «ТНЕ», где учитывал опыт прошедших почти бесследно для нашего литературного мейнстрима западных эстетик (типа «нового романа»), отечественной густопсовой мистики (рецензенты проводят аналогию с Мамлеевым), и сдобрил все это яркой галлюцинаторной образностью. Рассказ Цветкова, который сегодня представлен вашему вниманию 1, написан, напротив, предельно ясно, в стилистике газеты: «альтернативность» ему обеспечивает неожиданно жесткий социальный ракурс.


[1] Речь идет о рассказе А. Цветкова «Герой рабочего класса»
  следующая публикация  .  Все публикации  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

06.05.2019
Владимир Богомяков в стремительном потоке времени
18.04.2019
Беседа с Владимиром Герциком
31.12.2018
Илья Данишевский. Маннелиг в цепях. Издательство "Порядок слов", 2018
Виктория Гендлина
14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service