Москва Мурманск Калининград Санкт-Петербург Смоленск Тверь Вологда Ярославль Иваново Курск Рязань Воронеж Нижний Новгород Тамбов Казань Тольятти Пермь Ростов-на-Дону Саратов Нижний Тагил Краснодар Самара Екатеринбург Челябинск Томск Новосибирск Красноярск Новокузнецк Иркутск Владивосток Анадырь Все страны Города России
Новая карта русской литературы
Страны и регионы
Города России
Страны мира

Досье

Публикации

к списку персоналий досье напечатать
  следующая публикация  .  Василий Кондратьев  .  предыдущая публикация  
Несколько слов в память Василия Кондратьева

02.02.2008
Новый мир искусства, 1999, № 5
Досье: Василий Кондратьев
        НЕСКОЛЬКО СЛОВ В ПАМЯТЬ ВАСИЛИЯ КОНДРАТЬЕВА

        будут трудны. Человек с юности пишущий, «проживающий, — как он говорил, — письмом», a man of letters, один из очень немногих среди расхлябанной русской литературной публики, он, что называется, слов не любил, неизменно поверяя качество написанного (им ли, другими) подлинностью жизненного опыта, отраженного литературой. Его собственный суд над словами был решителен и не предполагал апелляций. «Я не хочу врать, когда условности литературы, грозят стать безответственностью и условностью жизни» — сказанное о себе он относил и к другим, и бескомпромиссность, заставлявшая забывать о справедливости, не могла не вызывать уважения. Культивируя в искусстве, вслед за Кузминым, «интенсивность частных чувств», он выстроил неслучайный ряд пристрастий, в которых был неизменен: от Де Квинси, Сомова и Вагинова до Ильязда, сюрреалистов и Marylin Manson.
        Ментальный, как и все мы до поры до времени, путешественник, он, на удивление всех, так и остался «петербургским мечтателем», сохраняя верность пространству своего города, кажется, нарочно избегая покидать его и довольствуясь той, как он писал мне в Иерусалим, «бескрайней внутренней панорамой», которая была доступна ему как немногим из нас, плавающих- путешествующих. Сейчас память о нем оказалась болезненно разлита в Петербурге, исхоженном им вдоль и поперек и бесконечно грустном теперь без него. Свою нездешнюю по языку и густоте матерьяла прозу он, собрав в книгу, назвал «Прогулки» и умер, погиб, гуляя — оступился на крыше дома, соседнего с домом заветного для него Кузмина. Его замечательную догадку о кузминских стихах мы обсуждали в последнем разговоре; он успел высказать ее и Кате Андреевой в прозе, сочетающей, как он и хотел, «поэзию и точность факта» (справедливо добавляя: «что, в общем, не в наших традициях») и замаскированной им под письмо, кажущееся отчего-то прощальным.
        Читая его книгу теперь, неизбежно гадаешь на судьбу: «Каждую ночь я засыпаю с ощущением падающею... Я барахтаюсь, не чувствуя под собой кишашщей и серой без дна трясины, а надо мной как недостижимая мечта раскрываются бескрайние зодчие поросли обетованной земли». Или, почти наугад: «Зачем же, сперва поступая из чисто археологического любопытства, потом оступаются в поисках, соскальзывая, так сказать, по ту сторону Луны?»
        Я не умею (еще?) понять этих знаков судьбы и писать о них.


  следующая публикация  .  Василий Кондратьев  .  предыдущая публикация  

Герои публикации:

Персоналии:

Последние поступления

14.10.2018
О творчестве Бориса Фалькова
Данила Давыдов
11.04.2018
Беседа с Никитой Сафоновым
28.01.2018
Авторизованный перевод с английского А. Скидана
Кевин М. Ф. Платт
13.01.2018
О книге Михаила Айзенберга «Справки и танцы»
Лев Оборин
13.01.2018
О книге: Михаил Айзенберг. Справки и танцы. – М.: Новое издательство, 2015
Алексей Конаков
13.01.2018
Евгения Вежлян

Архив публикаций

 
  Расширенная форма показа
  Только заголовки

Рассылка новостей

Картотека
Медиатека
Фоторепортажи
Досье
Блоги
 
  © 2007—2017 Новая карта русской литературы

При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.litkarta.ru обязательна.
Все права на информацию, находящуюся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Яндекс цитирования



Наш адрес: info@litkarta.ru
Сопровождение — NOC Service